Автор скандинавского сериала «мост»: «мы не боимся нагнетать мрак»

Создатель культового скандинавского телевизионного сериала «Мост», сценарист, писатель и продюсер Ханс Русенфельдт (второе написание его имени — Ганс Розенфельдт) поведал КиноПоиску о собственном самом известном детище, литературной карьере и о обстоятельствах скандинавской тяги к серийным убийцам и душещипательным историям.Как показался «Мост»Все началось, в то время, когда представители компании Filmlance, которая продюсировала создание сериала, обратились ко мне и двоим моим сотрудникам с просьбой придумать для них телевизионный сериал. Мы были вольны делать все, что нам угодно, за исключением двух моментов: мы должны были написать сценарий десятисерийного триллера, и в силу денежных и последовательности вторых обстоятельств он должен был быть двуязычным, шведско-датским.Автор скандинавского сериала «мост»: «мы не боимся нагнетать мрак»

«Мост»

Мы дали согласие и создали шоу с нуля. В первую очередь нам нужно было осознать, как вынудить двух отечественных детективов трудиться совместно. Нам необходимо было придумать такое дело, которое задействовало бы обе страны и не смотрелось бы натянутым либо сфальсифицированным.

Так у нас и показалась мысль тела, отысканного прямо на границе. Так, обеим государствам было нужно послать по следователю для расследования уголовного дела, и мы взяли собственный двуязычное дело. После этого мы придумали отечественных основных персонажей и приступили к предстоящей работе.

Мои сотрудники покинули проект еще до того, как его одобрили, но я остался, и на данный момент мы в самом разгаре съемок четвертого сезона.

Мы пишем сценарии блоками. Мы знаем целый сюжет от начала до финиша (ну, по большей степени — очень многое изменяется во время съемок), но пишем мы частями. В то время, когда мы трудимся над «Мостом», то в большинстве случаев делаем по пять предположений сценария каждого эпизода и имеем на руках готовый сценарий за 6—8 недель до начала съемок.

До тех пор пока они снимают первый блок, мы заканчиваем второй, а в случае если блоков три, то процедура повторяется.

Я очень редко бываю на съемочной площадке, и меня это в полной мере устраивает. Отечественные режиссеры участвуют в ходе с самых первых предположений сценария и знают сериал не хуже меня. В случае если у них появляются какие-то вопросы, мне неизменно возможно позвонить.

Я опять подключаюсь к процессу, в то время, когда видеоматериал попадает в монтажную. Данный процесс куда больше связан со сценарным ремеслом, чем конкретно съемки, так что в нем я могу принести больше пользы.

«Мост» в американской версии

С американской версией «Моста» я по большому счету никоим образом не связан. Компания права на ремейк, но я не принимал участие в ходе создания самого сериала. Я разок встретился с американскими шоураннерами, и на этом все. Но я кое-что не забываю об их версии «Моста». Я практически уверен, что первое труп был обнаружен на границе между Мексикой и США.

Я считаю, что из-за выбора места действия у них оказалось совсем второе шоу. Отношения между Данией и Швецией больше напоминают отношения Соединенными Штатами и Канадой, чем Соединенными Штатами и Мексикой, но американцы не захотели идти на север. Они сохранили солидную часть персонажей из первого сезона во втором и по большому счету предпочли более постоянный актерский состав.

Это кроме этого без шуток отличает американский «Мост» от отечественного.Поиск сюжетовСкажу честно, придумывать сюжеты и генерировать идеи — это единственная задача, с которой я прекрасно справляюсь. Все сюжеты начинаются с вопроса «А что в случае если?». А что в случае если кто-то сделал это? А что в случае если мы отыщем труп на границе между двумя государствами? А что в случае если кто-то планировал это сделать?

Потом необходимо осознать, как это «а что в случае если?» стыкуется с историей и как воздействует на главных героев. После этого начинается рабочий процесс. Моя работа — перевоплотить данный несложный вопрос в захватывающее и увлекательное чтение либо зрелище.

У меня имеется постоянный соавтор Микаэль Юрт (второе написание имени — Майкл Хьерт), с которым мы познакомились еще в середине 1990-х, в то время, когда оба писали сценарии для шведского телевидения. Меня пригласили написать сценарий эпизода для сериала, над которым трудился Микаэль. Мы познакомились, поняли друг друга и договорились, что нам в обязательном порядке необходимо поработать совместно еще.

Ханс Русенфельдт и Микаэль Юрт

Случай подвернулся в 2006 году. Мы поработали совместно над телевизионным фильмом по «Валландеру» и решили продолжить сотрудничество. Так мы придумали криминального психолога Себастьяна Бергмана (храбреца только что вышедшего на русском языке романа «Ученик» — Прим. ред) и его команду.

Сначала мы думали о телевизионном сериале и написали сценарий для двух серий, но не смогли пристроить их ни на один канал. Но нам так полюбились мир и персонажи, что мы создали, что мы перевоплотили сценарий первой серии в роман. И понеслось. Мы с самого начала знали, что не ограничимся одной книгой.

В то время, когда мы искали издателя, обращение шла о пяти книгах. на данный момент мы робко планируем остановиться на восьми, но зарекаться не стоит.

Процесс создания телевизионного сценария на самом деле не резко отличается от совместной работы над книгой. В самом начале мы видимся и обсуждаем, о чем будет отечественное произведение, с каким делом предстоит столкнуться отечественным храбрецам, кто убийца и из-за чего. После этого мы фокусируемся на отечественных персонажах: где они будут в начале, где мы желаем их заметить в финале.

После этого мы в течение семь дней-двух набрасываем поглавный (либо поэпизодный) замысел и развешиваем его на стенке. Действительно, вместо стенки у нас сейчас вордовский документ.

«Валландер»

После этого мы расходимся по зданиям, и любой начинает писать собственные части. В самом начале мы писали главы по очереди — одну я, следующую Микаэль и так потом. Сейчас мы трудимся в противном случае. В случае если один из нас начал какую-то сюжетную линию либо ввел какого-либо нового персонажа, он и продолжает эту линию, пишет об этом персонаже. Главных персонажей мы кроме этого делим между собой.

У нас именно пять главных героев, двоих беру на себя я, двоих Микаэль, ну а о Себастьяне мы пишем совместно.

Мы всегда общаемся по почте, по телефону, обсуждаем уже готовый материал, а позже видимся опять, наблюдаем на оказавшийся итог, сводим все главы воедино, после этого отправляем рукопись редактору. На этом работа Микаэля закончена, а финальные правки в текст вносим уже мы с редактором.

В неспециализированном, процесс работы над сценарием и книгой приблизительно один и тот же, одна и та же цель — поведать максимально занимательную историю. Отличается сам финальный итог. Сценарий больше похож на замысел, на чертеж, чем на готовый продукт. К этому чертежу додают собственные штрихи актеры, режиссер, оператор, костюмер, живописец, декоратор. Отечественная задача содержится в том, дабы задать направление перемещения и прописать диалоги.

А в книгах мы все должны делать сами. Мы должны так все написать, дабы в голове у читателя сложилась цельная картина. Ну а еще в книгах у нас имеется возможность продемонстрировать внутренний голос храбрецов, передать их эмоции и мысли.

На телевидении это задача актеров. Эмоции в сценарии не продемонстрируешь.Сделано в Скандинавии

Не могу сообщить, как довольно часто в Швеции происходят громкие правонарушения, не знаю. Думаю, достаточно редко. Но попытаюсь растолковать, откуда же в скандинавских детективах такое огромное количество серийных убийц и маньяков.

«Мост»

Корни так именуемого скандинавского нуара уходят в 1960-е годы. Все началось с детективного цикла, написанного Май Шёвалль и Пером Валё. Они первыми либо одними из первых максимально приблизили правонарушения и милицейский расследования к действительности, с которой имели возможность бы себя ассоциировать читатели. В этих правонарушениях не было никакой яркой экзотики, а расследовали эти дела простые милицейский, простые и женщины и надёжные мужчины со недостатками и своими достоинствами.

На мой взор, в сердце самых лучших современных книг и детективных сериалов из Скандинавии все так же кроется их актуальность, твёрдая привязка к современному его проблемам и обществу.

А убийцы и маньяки? Быть может, мы так много пишем о них именно вследствие того что в Швеции таковой низкий уровень преступности. Это делается эскапизмом. В случае если бы вы ежедневно сталкивались с маньяками и серийными убийцами в настоящей судьбе, вряд ли бы вам хотелось еще и просматривать о них в книгах либо видеть по телевизору.

В финише финишей, бежать же возможно не лишь от жёсткой действительности, но и от скуки, разве нет? Пробовать скрыться от ежедневной рутины, а что возможно лучше, чем ощутить возбуждение от охоты на серийного убийцу, от участия в расследовании запутанного убийства, чем постараться сложить все улики воедино, перед тем как это сделают следователи на экране либо в книге. Легко заинтересоваться увлекательным расследованием.

Я предпочитаю в буквальном смысле дела о смерти и жизни — это нехороший вид правонарушения, которое может совершить человек. Убийства постоянно интересовали людей, и сегодняшний сутки не исключение.

«Мост»

Скандинавский нуар всегда критикует социальные неприятности общества, а его авторы довольно часто применяют психотерапевтические триллеры как трибуну для социальной критики. К примеру, бюрократы и государственные чиновники частенько становятся жертвами либо подозреваемыми. Это пошло с 1960-х, в то время, когда авторы детективов в первый раз стали проявлять больше интереса к причинам и фигуре преступника, побудившим его совершить правонарушения.

В результате мы взяли не очевидную картину борьбы хороша со злом, а более сложную картину общества, где правонарушение было довольно часто плодом социальной несправедливости. И это так же, как и прежде остается так. Чтобы отечественные истории и дальше оставались актуальными, мы не можем данный элемент из уравнения.

Себастьян Бергман — очень малоприятная личность. Изначально мы создавали Себастьяна для телевизионного сериала и писали эту роль под конкретного актера Рольфа Лассгорда. Кстати, он позже и сыграл Бергмана в сериале.

В то время, когда мы лишь придумывали Себастьяна, Рольф именно закончил сниматься в очередном фильме о Курте Валландере и желал сыграть какого-либо совсем уж отталкивающего персонажа. Так что мы приписали Себастьяну все самые ужасные черты характера, какие конкретно лишь имели возможность придумать. Большая часть так к нему и прилипло.

«Себастьян Бергман»

Но необходимо понимать, что Себастьяну не доставляет никакого наслаждения быть тем, кто он имеется. Он осознаёт, что ведет себя как последний засранец, но ничего не может с собой сделать. Он оказывает помощь вторым людям, но не может оказать помощь самому себе. И в первую очередь его поведение вредит самому Себастьяну. А в случае если учесть, что он несет на собственных плечах громадный груз вины, в его жизни столько горести и печали, что он скорее драматический персонаж, чем отталкивающий.

И как раз это-то читателям в нем и нравится. Обычные люди с кучей друзей и нормальными семьями, ведущие радостную судьбу без каких-либо неприятностей, жутко неинтересные и не смогут поддерживать интерес публики (зрителей либо читателей) в течение 10, 20, 30 часов либо 400 страниц.

«Себастьян Бергман»

В Скандинавии существует давешняя традиция создания сильных, занимательных, сложных, неоднозначных персонажей, каковые и не хорошие, и не нехорошие. Они не легко безликие офицеры полиции, это живые люди со недостатками и своими достоинствами. Кроме этого нам прекрасно удается делать отечественные истории актуальными. Они происходят в отечественное время и уходят собственными корнями в современное общество.

Не стоит недооценивать тот факт, что мы не опасаемся нагнетать мрак — как в повествовании, так и визуально. Людям любопытно определить побольше о государствах, каковые живут в кромешной тьме четыре-пять месяцев в году. В кромешной темноте, где цвета приглушены, а пейзажи невзрачны.

Да, мне думается, что отечественная пустынная природа отражается на отечественных характерах.

Создатель КиноПоиск

МЫ НЕ БОИМСЯ!


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться