Таинственная река

Хотелось, весьма хотелось, дабы старина Иствуд выдал что-то забойное в собственные 73. Не получилось. «Загадочная река» с шестью «оскаровскими» номинациями, его двадцать пятый по счету режиссерский проект, очень мало напоминает когда-то в девять раз номинированного «Непрощенного», другими словами лучшие образчики. Значительно посильнее сходство с нелучшими образчиками режиссерских проектов Иствуда – вот наподобие «Полночи в саду добра и зла». Предпосылки уже просматриваются машинально.

Клинт задумался. Глубоко. Запрещено ему этого, другими словами возможно, но как-то конкретно деятельно – хоть через пианино.

Совсем только что снял он «Блюзы», где вспоминает на фо-но, в этот самый момент возможно быть уверенным, что на клавишах у него и глубины, и ритм, и кратко, и светло.

Кадр из фильмаТаинственная река

Иствуду, по всей видимости, не продемонстрированы думы в чистом виде. Сходу вылезло, что старина побаивается костлявой и решил утешить себя тем, что многие по большому счету наворачиваются в ранней молодости, к тому же хорошенькие девочки. Но кое-какие кроме того в юные годы, лет в десять должны были дуба дать, легко должны были – точка. Позже всю жизнь знали об этом и мучались.

И себя, 73-летнего, Клинт этим очевидно утешил. Типа «я живу прекрасно». Кроме этого возможно, что «Загадочная река», кроме пенсионеров, снята как раз для подростков – они, в то время, когда «мысли сообщат», никого не пугают. От них другого не ожидаешь. А что забрать с этого кино всем другим, кто пребывает в активной жизненной фазе?

Шона Пенна да Тима Роббинса, каковые очевидно попали «по дружбе» со стариной Иствудом? Либо Лоуренса Фишберна, что дико растолстел? Либо дикие сантименты Кевина Бэйкона в противовес Мценскому уезду Лоры Линни?

Да за что это им и нам?

Кадр из фильма

С тремя малолетками-друганами произошло ужасное. Одного из них подло засадили в машину и увезли насиловать взрослые педофилы, а друганы находились и наблюдали. Первый мучается всю жизнь, став спустя десятилетия Тимом Роббинсом, а вторые, ставшие Шоном Пенном и Кевином Бэйконом, не собираются мучаться, и дружба кончилась.

Но спустя десятилетия опять произошло ужасное. Старшую дочь Шона Пенна не насиловали, но пришили в очередном саду. Подозрения скоро и совсем неверно падают на Тима Роббинса. Остается только узнать, кто в действительности девочку-то пришил.

В обычном детективе это заняло бы час, и был бы в полной мере обычный жанровый фильм с случайными уликами и ложными ходами в духе Агаты Кристи. Другими словами картины быта и разложившихся нравов все равно жестко бы вели только к тому, «кто, как и с какого именно перепуга». Все исходные, кстати, для этого имеется.

Кевин Бэйкон именно стал заслуженным ФБРовцем, а Шон Пенн – небольшим лавочником с большими бандитскими заслугами.

Кадр из фильма

Увы, из-за той самой «задумчивости» «Загадочная река» всегда раздваивается. С одной стороны, ничего, не считая жанрового кино, Иствуд не осознаёт и взялся за детектив. Иначе, у него сейчас основное – нравы с бытом, а не «кто убил».

Исходя из этого драма тянется два с половиной часа, все FBI преобразовывается в дикий тормоз, что очевидные улики подмечает спустя семь дней, а допросы ведет, как гестаповцы в советских фильмах полувековой давности; мы же тем временем замечаем, как Шон Пенн душу рвет в милицейском ограждении около садика, где труп дочки. Продолжительно рвет, ясно, словно бы это позже все спишет. Еще возможно понаблюдать, что «нехорошая» супруга – это та, которая сдает собственного «хорошего» мужа (Марша Гей Харден), и, напротив, «хорошая» супруга – та, которая не сдаст «нехорошего», по причине того, что сама по себе в тысячу раз хуже (Лора Линни).

Кадр из фильма

Но река, вся таинственность которой – что ее показывают ночью, в фильме пара жидковата, как и связанная с ней метафора. Дело в том, что Иствуд «додумался», из-за чего «пускай ты погибнешь сейчас, а я на следующий день». По причине того, что тебе так на роду написано.

Будущее такая у неудачника – быть неудачником, так же как у повара – быть поваром, а у врача – врачом. А у «неуловимых Джо» типа Шона Пенна будущее – быть неуловимыми. Прямо как в доисторическом смешном рассказе из детской серии: «Да кому он на хрен сдался?».

Но в связи с тем, что такие Джо пришивают вообще-то многих, и позже достаточно неприятно, что они столь неуловимы, метафора нужна, как воздушное пространство. Воздухом стала заплеванная речка. Возможно поразмыслить, снова же полвека назад в детективных фильмах из речек не добывали кроме того бочки с запрятанными трупами, не говоря уж о самих трупах.

Кадр из фильма

Иствуд оставил нам мучаться, из-за чего у «Загадочной реки» шесть номинаций и сборы в 70 млн. долларов при бюджете всего в 30. Но мы также не собираются. Мы заберём и также додумаемся, в чем главная причина. Вся Америка в фильме заметила, возможно, отнюдь не роковую драму, не говоря уж о детективе.

Заметила, что сама, не взирая на биллов гейтсов и эмпайр-стейт-билдинги, не взирая на гамбургеры, голливуды, мировое господство и вершину цивилизации, так и осталась так же, как и прежде страной небольших гангстеров с финкой за голенищем, кольтом у бедра и парой подручных-отморозков. Небольшой гангстер с душераздирающим шансоном на устах – вот секрет американского мирового господства, заслуживающий «Вручения Оскара».

Таинственная река — трейлер


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться