Индиана джонс и королевство хрустального черепа

Лукас и Спилберг, по их признаниям, слепили Индиану Джонса из небритости Богарта, золота инков из детского комикса, битвы яхтсмена с дамой-вамп Лио Ша и лихого Зорро.

На Стивена Спилберга и Джорджа Лукаса довольно часто сваливают вину за смерть ветхого американское кино: так как как раз по окончании успеха «Звездных войн» /Star Wars/ (1977) и саги об Индиане Джонсе голливудские продюсеры поняли, какие конкретно невиданные сборы смогут принести подростковые блокбастеры. Не смотря на то, что последствия этого откровения мы и правда расхлебываем до сих пор, но вряд ли Лукас и Спилберг догадывались о той подрывной роли, которую суждено было сыграть их совместному творению. По крайней мере, оба гиганта современной киноиндустрии в один голос заверяют, что создавая «Индиану» только пробовали возродить умирающий жанр приключенческого кино, дав дань уважения кумирам собственного детства.

Обложка комиксовИндиана джонс и королевство хрустального черепа

Легко подметить, что Индиана Джонс, как и подобает настоящему подростковому идолу, совмещает в себе две противоположности: с одной стороны, он застенчивый доктор наук в очках, преподающий студенткам колледжа археологию, с другой – лихой искатель приключений, красавец-мужчина с повадками мачо. Такие двуликие персонажи довольно часто видятся в хороших комиксах – достаточно отыскать в памяти укушенного экзотическим насекомым унылого тинэйджера Питера Паркера, конторского служащего Кларка «Супермена» Кента либо респектабельного миллионера Брюса Уэйна, по ночам напяливающего на себя костюм летучей мыши. Не смотря на то, что большая часть супергероев вряд ли возможно причислить к интеллектуалам, но бывают и исключения – к примеру, Кларк «Док» Сэвэйдж, храбрец одноименного комикса, первый выпуск которого состоялся еще в первой половине 30-ых годов XX века.

Команде экспертов, собранных отцом Кларка, было разрешено задание подготовить ребенка для борьбы с мировым Злом – и многогранно развитый мальчик вырос не только мастером и искателем приключений боевых искусств, но и очень способным изобретателем, доктором, музыкантом и учёным. Само собой, чтобы оплачивать путешествия в различные финиши земного шара и содержать тайный завод по производству новых самолетов, кораблей и автомобилей, «медному человеку» необходимы были Дока – и деньги постоянно выручало золото, подаренное ему индейцами майя в начале его карьеры. Неслучайно приключения Инди также начинаются в Латинской Америке – так как Джордж Лукас много раз упоминал Дока Сэвэйджа как одного из предшественников собственного храбреца.

Но, золото индейцев всегда было привлекательной целью для вымышленных авантюристов . Среди тех, кто еще в эру немого кино начал ставить фильмы о белом человеке, отправившемся на поиски сокровищ в Южную Америку, был и Фриц Ланг. В 1919 году будущий создатель «М» /M/ (1931) и «Метрополиса» /Metropolis/ (1927) поставил первую часть задуманной им квадрилогии о похождениях американца Кэя Хуга и его борьбе против криминального синдиката «Пауки», возглавляемого дамой-вамп по имени «Лио Ша» (ну либо «Лё-Ша» – кто знает, фильм немой).

Кадр из фильма

История начинается с бутылки: в ней миллионщик и яхтсмен Кэй Хуг находит записку пропавшего в Андах гарвардского доктора наук. Этнограф молит о помощи (его держат в плену столетиями скрывающиеся в горах злобные инки), а заодно информирует, что в подземном городе индейцев (карта прилагается) не счесть прочих сокровищ и золота. По окончании того, как Кэй Хуг объявляет о собственном намерении отправиться в Перу, о золоте определит Лио Ша, и ее приспешники выкрадывают у спортсмена заветную карту.

Сейчас они соперники: Лио Ша и «Пауки» снаряжают собственную экспедицию, ну а Кэй Хуг отправляется в Перу самостоятельно, в надежде все-таки разыскать затерянный город.

Вторая часть приключений великосветского авантюриста (в которой миллионер, кроме этого как и Джонс в «Храме Судьбы», отправляется в Китай), показалась в 1920-м году, а третья и четвертая так и не были сняты – Фриц Ланг занялся более увлекательными для него проектами. Разумеется, что «Пауки», как и многие другие ленты эры немого кино, косвенно оказали влияние на Спилберга и Лукаса, но не следует исключать возможность того, что звездная парочка вдохновлялась конкретно фильмами Фрица Ланга: они были отысканы и отреставрированы в конце 70-х, именно незадолго до выхода «Искателей потерянного Ковчега» /Raiders of the Lost Ark/ (1981).

Джордж Лукас довольно часто показывает, что визуальный образ Инди совсем сложился в тот момент, в то время, когда продюсер заметил в одном из кинотеатров ветхую рекламку сериала «Зорро опять в седле». На открытке был изображен Зорро, что запрыгивает в кабину грузовика из седла лошади – эту сцену позже в точности воспроизвел Стивен Спилберг в первой серии «Индианы Джонса».

Показавшись на экранах еще во времена немого кино («Символ Зорро» с Дугласом Фэрбенксом был поставлен в первой половине 20-ых годов XX века), смелый мститель в маске к концу 30-х деградировал в персонажа низкобюджетных сериалов – очевидно, не телевизионных, а киношных. В золотую эру Голливуда просмотр фильмов в кинотеатре занимал чуть ли не полдня – не считая двух полнометражных лент, мультиков и новостей, киносеанс включал в себя эпизод из порезанного на маленькие кусочки полнометражного фильма. Среди персонажей киносериалов были прекрасно знакомые нам Бэтмен, Дик Трейси и Флэш Гордон, а главным храбрецом двенадцатисерийного «Зорро опять в седле», выпущенного в 1937 компанией Republic, стал Джеймс Вега – дальний родственник Дона Диего де ла Веги, известного под кличкой «Зорро».

Юный американец, живущий в 30-е годы ХХ века, приезжает в Мексику по просьбе собственного дяди – Дона Мануэля де ла Веги. Дон Мануэль в кошмаре: его бывший партнер Дж. Э. Мэрдсен нанял шайку головорезов, дабы вынудить старого мексиканца реализовать ему железную дорогу. Дону Мануэлю ничего не остается, не считая как позвать на помощь Джеймса, праправнука великого Диего – а тот кроме того на лошади держаться толком не может, не говоря уже о схватках с вооруженными до зубов преступниками.

Но гены имеется гены: со временем Джеймс преобразовывается в несокрушимого Зорро и в одиночку побеждает подонков, пользуясь только кнутом и парой револьверов – тем самым, что станет неотъемлемым элементом образа Индианы Джонса.

Ближе к концу 30-х на смену глупым приключенческим сказкам с их суперменами приходят новые новые и фильмы храбрецы, с более сложной психологией и неоднозначными характерами. Обстоятельств тому было пара, и все как одна невеселые: предчувствие и Великая Депрессия Второй мировой войны не давали зрителям возможности мечтать, тем более, что созданием нового голливудского кино занялись иммигранты из Восточной Европы и Германии, бежавшие в Америку от Гитлера.

Главными мужскими персонажами нового жанра, потом названного фильмом-нуар, стали мрачные циники, потрепанные судьбой лузеры и депрессивные пьяницы. Лучше всех таковой образ удавался на экране Хамфри Богарту, что и сам в ту пору расставался с бутылкой только тогда, в то время, когда слышал команду «мотор!».

Хамфри Богарт

Кроме того снимаясь в романтических ролях, Богарт оставался все тем же храбрецом нуаров: усталый небритый мужчина, скрывающий настоящие эмоции за кривой напускным безразличием и усмешкой. Как раз храбрец Богарта в фильмах Джона Хьюстона «Мальтийский сокол» /Maltese Falcon, The/ (1941) и «Сокровища Сьерра Мадре» /Treasure Of The Sierra Madre, The/ (1948) должен был стать, согласно точки зрения Стивена Спилберга, ролевой моделью для Индианы Джонса.

Но Джордж Лукас и приглашенный сценарист Лоуренс Каздан видели Индиану более хорошим, похожим скорее на Джеймса Бонда. Им удалось переубедить Спилберга, и, в следствии, о его начальных задумках напоминают только легкая небритость Индианы, неизменная фетровая шляпа стиля «федора» и пара эпизодов «Потерянного ковчега», открыто пародирующих известные сцены «Касабланки» /Casablanca/ (1942).

Вспышкой популярности в 50-е годы приключенческое кино обязано в первую очередь техническим новшествам. Цветные фильмы заметно снизились в цене, и, вдобавок, стало возмможно снимать кино не в павильоне, а на открытом ландшафте (первым натурным фильмом, кстати, был все тот же «Сокровища Сьерра Мадре» с Хамфри Богартом). Обрадованные голливудские продюсеры снова принялись отыгрывать в далеком прошлом узнаваемые сюжеты: Чарлтон Хестон опять ищет сокровища индейцев в «Секрете инков», Фриц Ланг снимает римейк хорошего немого фильма «Индийская гробница», а Комптон Беннет и Эндрю Мэртон производят очередную экранизацию романа Генри Райдера Хаггарда «Копи Царя Соломона» /Kings Solomon’s Mines/ (1950).

Кадр из фильма

Всем узнаваемая с детства книга Хаггарда была написана еще в 80-х годах XIX века и стала первой ласточкой нового жанра «поиск затерянного мира». Роман переносился на экраны целых четыре раза – в 1937, 1950, 1985 (достаточно распространенная версия с юный Шарон Стоун) и в 2004-м году. Лучшей экранной адаптацией заслуженно считается версия Беннетта-Мэртона с Деборой Керр и Стюартом Грэйнджером в основных ролях.

Тяжело отыскать что-нибудь более похожее на «Индиану Джонса»: уморительные взаимоотношения между юный дамой, ищущей мужа в недрах Центральной Африки, и ее проводником, циничным мачо Аланом Куотермейном, так очень сильно напоминают нескончаемые сцены перепалок Инди и его подруги (особенно в «Храме судьбы»), что отрицать прямое заимствование делается практически нереально.

Indiana Jones and the Kingdom of the Crystal Skull


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться