Кеннет брана: «выбор главного героя — всегда решающий момент»

Кеннет Брана, возможно, самый занятой человек из всех деятелей кино, театрального искусства и телевидения на западе. Начиная с 1982 года и по сегодняшний сутки он неустанно трудится в театре, на телевидении и в кино как актер, режиссер, продюсер и сценарист.

Перечень его актерских работ намного больше, чем число постановочных, но оно и ясно, поскольку начинал он карьеру как актер, а все другое пришло позднее. Увидим только одно: первая профессия, думается, и на сегодня завлекает Брану в не меньшей степени, чем режиссерская ипостась. В собственном новом фильме «Джек Райан.

Теория хаоса» он играет роль главного злодея — элегантного и очень образованного русского олигарха Виктора Черевина.

О том, чем привлек Кеннета Брану данный проект, с какими сложностями он столкнулся в ходе работы, и мало о том, как он относится к русской культуре в целом, мы поболтали в ходе встречи с ним в Лос-Анджелесе.

Кеннет брана: «выбор главного героя — всегда решающий момент»

— Вы намеренно искали большой проект? Каким было ваше видение данной истории?

— В выборе фильмов я постоянно руководствуюсь тем, какое впечатление на меня создаёт история. На «Джека Райана» я отреагировал весьма эмоционально. не забываю, что 25 лет назад я снимал собственный второй режиссерский фильм для Paramount — ленту «Погибнуть заново», сценарий которой мне принесли в театральную гримерку, где мы игрались Шекспира.

А сценарий «Джека Райана» я прочел также в гримерке, но в этом случае на протяжении игры во французской комедии. И в том и другом случае я начал просматривать сценарий и с первых страниц осознал, что не могу оторваться и совершенно верно соглашусь принимать участие. Это именно тот случай, в то время, когда ты ощущаешь, словно что-то тебя подталкивает к проекту. Действительно, случалось и без того, что тебе весьма нравится сценарий, ты готов за него взяться, но в итоге что-то не срастается.

Нет денег, либо тебе говорят: «Мы знаем, что тебе это весьма интересно, но мы желаем кого-то другого». Но с «Джеком Райаном» все оказалось. Прошлый постановщик не известно почему не смог снимать, а студия была настроена реализовать проект.

Действительно, привычные говорили мне: «Ты так как раньше снимал другие фильмы, где довольно много бесед, долгие диалоги». Но, к собственному удивлению, я занимаюсь режиссурой вот уже 25 лет, и, например, «Генриха V» возможно в полной мере отнести к экшн-жанру. В конце в нем имеется масштабная сцена битвы при Азенкуре.

С «Генрихом V» связано еще одно необычное и увлекательное совпадение. Вторым режиссером на нем трудился Вик Армстронг, с которым мы встретились и на «Джеке Райане». не забываю, как 25 лет назад мы находились с ним на студии Chaptain, а он сказал: «Как снять сцену с горящими стрелами, дабы она смотрелась захватывающе?» И данный же юноша сравнительно не так давно обсуждал со мной в Нью-Йорке совсем другую сцену: «Итак, Джек Райан спешит на мотоцикле.

Как снять это так, дабы оказался незабываемый экшн?» В этом отмечается цикличность, какая-то сообщение.

Время от времени в беседе с продюсерами я предлагаю им сходить со мной в кино. Обожаю пойти в мультиплекс, запастись попкорном и взглянуть хорошее кино. И это вовсе не обязательно будет какая-то французская картина с субтитрами либо ветхие ленты Куросавы. (Смеется.) Мне нравится снимать те фильмы, каковые я сам с наслаждением наблюдаю, и «Джек Райан», непременно, один из них.

— Из-за чего вы решили сами сыграть одну из ролей? Это додаёт интриги в вашу режиссерскую деятельность?

— Возможно и без того сообщить, да. Но я в далеком прошлом этим не занимался. При с «Джеком Райаном» мы весьма долго подготовились, я хорошо трудился с Крисом Пайном и сценаристом Дэвидом Кеппом. А позже к нам присоединились Кевин Костнер и Кира Найтли, и персонаж Виктора Черевина начал развиваться весьма интересно. Мне нравится данный храбрец — негромкий, травмированный, бессердечный и страшный. И Лоренцо Ди Бонавентура всегда повторял, что мне стоит его сыграть.

Возможно, им было выгодно утвердить меня еще и с денежной точки зрения. Я дал согласие, по причине того, что к тому моменту уже прекрасно воображал себе настроение и стиль фильма, я знал, как сыграть эту роль в тандеме с Кирой и Крисом. Так что вопрос решился сам собой. Помимо этого, я убедился, что у меня хватит времени на подготовку к роли и на репетиции, и съемки.

Время от времени так получается, что все происходит в спешке, у тебя не достаточно на все времени, отчего обычно страдает итог.

— А я так сохраняла надежду, что главным мотивом для вас была особенная любовь к русской культуре…

— (Радуется.) Я именно планировал об этом сообщить. Само собой разумеется, одной из обстоятельств, по которой я дал согласие на эту роль, есть любовь к Российской Федерации и русской культуре. (Смеется.)

— Как вы отнеслись к выбору Криса Пайна на ключевую роль? Так как это было ответ студии, а не ваше.

— Я бы не дал согласие на проект, если бы был не согласен с утверждением главного храбреца. Наоборот, я с нетерпением ожидал работы с ним. Думаю, Крис Пайн — хороший выбор, и я весьма доволен тем, как он справился с ролью.

Недавно я взглянул «Звездный путь», и меня весьма впечатлила его игра. Я видел и другие его работы и был уверен, что он сможет придать персонажу что-то собственный. Мне нравится его моложавость. Крис, непременно, весьма привлекательный и сексуальный юноша, но наружность ему не мешает играться и сложные образы. Помимо этого, в нем имеется актерский азарт, он наслаждаетсяот сцен, в которых все держится на игре.

Исходя из этого я был уверен, что ему понравится сцена, в которой участвуют лишь он и Кевин Костнер и которая занимает четыре страницы сценария. Снимали мы ее поздно ночью в Российской Федерации. Он превосходно продемонстрировал отношения Джека с Кэти (героиня Киры Найтли — Прим.

КиноПоиска), разрешив зрителю почувствовать, как может появляться хитрость и ложь между родными людьми, не обращая внимания на благие цели. Я знал, что Крис сможет выжать из этих сцен максимум для развития образа Джека Райана.

Выбор главного храбреца — неизменно решающий момент. не забываю, в то время, когда мы подготавливались к «Тору», пара раз переносили начало съемок, по причине того, что не могли отыскать нужного актера. А смысла затевать съемки без Тора не было никакого.

Как и не имело смысла снимать «Джека Райана», пока не нашелся Джек Райан. И никто не будет браться за театральную постановку «Гамлета» без Гамлета.

— Создавая нового Джека Райана в исполнении Криса, вы вольно ощущали себя либо же осознавали, что необходимо дать должное прошлым воплощениям этого храбреца в кино?

— У нас с Крисом был похожий взор на нового Джека Райана. Еще из собственного театрального опыта я прекрасно знаю, что все уже когда-то сделали до нас. «Гамлета» ставили тысячи раз, и многие зрители видели пара его воплощений, у каждого собственный взор на него. Не редкость, что ты выходишь на сцену, и в случае если твой внешний вид не соответствует ожиданиям, то ты сразу же проигрываешь в глазах зрителя.

Но при с Джеком Райаном у нас все же была громадная свобода. Нам обоим весьма близок храбрец Харрисона Форда — таковой простой юноша, но с богатым внутренним миром. Он как словно бы неизменно на ход отстает, но неспешно разгоняется и достигает цели. Джек в исполнении Алека Болдуина второй.

Он более резкий, умный и наглый. У Бена Аффлека он сверхчувствительный. Мы стремились совместить в отечественном Джеке все эти черты, но наряду с этим сделать так, дабы он был вторым. Крис — весьма бесстрашный актер. В «Козырных тузах» он совсем дикий и неуправляемый. Видно, как ему это нравится. Главным для нас было продемонстрировать незащищенность и ранимость Джека, не обращая внимания на то что он служил в армии и был морпехом.

По характеру он аналитик, и это как раз то поле деятельности, где он чувствует себя комфортно. В то время, когда мы видим его в Российской Федерации на крыше, он удивлен, поскольку только что он убил человека собственными руками. По мере развития сюжета Джек действует весьма решительно, но наряду с этим он согласится себе, что напуган, а ужас испытывают кроме того весьма храбрые люди.

Это конечно.

— А кандидатуру Киры Найтли внесли предложение вы?

— Неизменно тяжело отыскать в памяти, кому первому пришла в голову та либо другая мысль. Думается, Киру внес предложение я. Но кроме того если бы инициатива исходила не от меня, на предложение ее кандидатуры я бы быстро встал со словами: «Да-да-да!»

— У нее весьма плотный график. Возможно, дабы заполучить ее в проект, необходимо было предложить весьма занимательного и драматически богатого персонажа.

— Кира подчас делает весьма храбрые шаги в собственной карьере, к тому же она приложив все возможные усилия пробует напомнить, что, не обращая внимания на ее красоту, она не только костюмная актриса. Мне весьма понравилась ее работа в картине «Страшный способ». Я обожаю такие фильмы. Она показала себя как весьма бесстрашная актриса.

И в «Анне Карениной» она фантастически сыграла. Она весьма выросла как актриса в последних собственных работах, и, на мой взор, люди ее недооценивают, не видят таланта за ее яркой наружностью. Она возможно и важной, и смешной. Я знал, что ей будет весьма интересно применять для роли американский выговор.

Помимо этого, она желала поработать в жанровой картине. «Джек Райан» — это экшн-триллер, и мы не претендуем на важное и глубокое кино.

У нас была возможность порепетировать вместе с Крисом и Кирой до съемок, и мне весьма понравилось, как они смотрелись в паре. К примеру, сцена, в которой Джек собирает вещи, дабы лететь в Москву, оказалась у них весьма спонтанной и неожиданной. Либо та, в которой персонаж Кевина Костнера требует ему оказать помощь.

В ней большое количество трогательных моментов и юмора, и если не знать, что обращение в ней идет о ЦРУ, то возможно переложить ее на многие другие темы, которые связаны с отношениями.

— На что вы снимали?

— По большей части снимали на пленку. Отдельные кадры делали в цифре. К примеру, в сценах погони, потому, что съемки происходили на улицах Москвы, и цифровые камеры разрешали достигнуть лучшей картины в условиях того света, что у нас был. Но на постпродакшне мы старались обработать изображение так, дабы оно правильнее передавало тот стиль, которым мы вдохновлялись, стиль фильмов середины 1970-х годов, таких как «Французский связной», «Три дня Кондора» и «Вся президентская рать».

Пленка именно помогла нам передать дух того времени.

— Чью сторону вы принимаете в дискуссии на тему «Цифра либо пленка»?

— На данный момент это открытый вопрос. Уж весьма скоро все изменяется. Киану Ривз сравнительно не так давно снял превосходный документальный фильм на эту тему (картина «Бок о бок» — Прим. КиноПоиска). Разумеется, что в громких заявлениях о новейших разработках имеется что обсуждать.

И определенности никакой нет. Совсем сравнительно не так давно казалось, что все поглотит формат 3D, чего в итоге не случилось. Не смотря на то, что видятся такие превосходные примеры, как «Гравитация», где данный формат использован на полную мощность.

Но в пленке имеется романтика, с нее я начинал.

— Люди постоянно ждут от ваших работ какой-нибудь связи с шекспировскими пьесами. А как по поводу «Джека Райана»? В нем она имеется?

— Хм, весьма интересно. В случае если сказать в таком контексте, то, пожалуй, «Джек Райан» больше всего напоминает мне пьесу «Перикл». Не смотря на то, что авторство Шекспира подвергается сомнению, по причине того, что кое-какие вычисляют, словно бы язык в ней недостаточно оптимален.

Это произведение было написано в конце жизни. Это пьеса о приобретении мудрости через злоключения и испытания. В ней просматривается параллель с романом «Улисс».

Юный человек получает знания, отправившись в путешествие. По ходу он осознаёт, что мир прогнил, кругом обман. В итоге он теряет то, что ему по-настоящему дорого, в частности семью.

Но в следствии через лишения он взрослеет и получает мудрость, утратив невинность и чистоту.

— Имеется шанс, что мы заметим вас опять в экранизации Шекспира?

— Весьма на это сохраняю надежду. Но дело в том, что на такие фильмы весьма тяжело отыскать финансирование, еще тяжелее донести их до зрителя. Мир кинематографа весьма быстро изменяется.

Любой раз, приходя в мультиплекс, я поражаюсь: тем фильмам, которым, как мне думается, должны ставить по пять-шесть сеансов в сутки, отводят лишь один. По причине того, что остальные сеансы отдают домашним картинам либо проектам, снятым по комиксам. И ты думаешь: «Что?

Как может у „Гравитации“ быть всего один вечерний сеанс?» Весьма тяжело в таковой ситуации привлечь зрителя на подобные фильмы. Быть может, новые экранизации Шекспира не так ответственны. Тут, скорее, обращение о том, дабы поведать истории в новом и отличающемся от прошлых формате. Мне бы весьма хотелось поработать с его пьесами.

Надеюсь, что мне это удастся.

— Вы видели постановку «Франкенштейна» Дэнни на данный момент? Ее показывали в Национальном театре и не производили на DVD. И люди ищут, где ее возможно заметить, зрителю необходимо это.

— Да, это правда. Это весьма занимательная постановка, уникальная. Мы делали что-то похожее с «Макбетом» этим летом. Но кино люди желают наблюдать так, как им это комфортно.

В театр зрители бронируют билеты за два месяца, по причине того, что вправду желают это заметить. А в то время, когда снимаешь кино и говоришь, что оно выходит в эти выходные, то реакция в большинстве случаев такая (меняет голос, изображая скептически настроенного зрителя): «Ну не знаю, я так устал по окончании работы, да и холодно на улице что-то. Но детям, возможно, понравится, взгляну его на DVD вместе с ними».

Не смотря на то, что за два месяца до релиза эти же люди говорят, что с нетерпением ожидают данный фильм в кино. Так что основное — это отыскать материал, что будет по-настоящему занимателен зрителю и вынудит его дойти до кинотеатра.

Создатель Наталья Хиггинсон

8 Out of 10 Cats Does Countdown S10E01 HD CC 13 January 2017 rus sub


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться