Люк бессон: «скарлетт йоханссон должна была выглядеть пугающе»

Вам когда-нибудь виделись в жизни люди, каковые на первый взор казались строгими и равнодушными, а позже выходили из собственной защитной позиции и становились самыми хорошими людьми на свете, которым желаешь доверить все собственные тайны и к рекомендациям которых желаешь прислушиваться, не смотря на то, что знаешь их совсем недолго?

За сарказмом и иронией Люка Бессона, как довольно часто и не редкость, прячется хороший, умный, открытый миру человек. Его броня, как сообщил сам режиссер, является защитой от случайных встреч, от избыточной агрессивности журналистов, от ненужных людей.

Само собой разумеется, все мы знаем Люка Бессона по его фильмам, но человек-рассказчик, прячущийся за ними, владеет внутренним миром еще более богатым и занимательным, чем его картины.

В мае КиноПоиск встретился с месье Бессоном в Париже, где режиссер устроил нам экскурсию по собственной студии, куда он тогда уже фактически переехал (тут кроме того имеется кухня и личная спальня). Постпродакшн его новой картины «Люси» о даме, приобретающей неповторимую свойство, при которой начинают функционировать все клетки ее мозга, в тот момент шел полным ходом. На протяжении беседы вовсю длилась работа над спецэффектами и музыкой, а кроме этого над тем, дабы сохранить разумный баланс между развлекательными и повествовательными элементами будущей картины.

Люк бессон: «скарлетт йоханссон должна была выглядеть пугающе»

— Люк, благодарю за то, что продемонстрировали отрывок собственного нового фильма. Хотелось продолжить наблюдать, а вы остановили на самом увлекательном месте. Как же так?

— Ты счастливица. В большинстве случаев я никому не показываю собственную работу, пока всецело ее не завершу. В случае если бы я имел возможность продемонстрировать больше, то продемонстрировал бы, но ты бы запуталась в происходящем на экране. Особенно в те моменты, в то время, когда мозг героини переходит на 70, 80, 90, 100 %.

— Что меняет сущность героини? Из-за чего в начале фильма она хорошая дама, а позже внезапно начинает убивать людей, по окончании того как приобретает доступ к большей части мозга?

— Сначала героиня есть совсем обычной студенткой. Позже, в случае если не забываешь, ей в пузо закладывают порцию этого самого вещества. После этого мужчина бьет ее в пузо так, что целый данный замечательный продукт распространяется по всему ее телу.

В простой ситуации такая порция убила бы человека, но случилась химическая реакция. Вместо того дабы убить, она открывает доступ к частям мозга, каковые, казалось бы, нереально задействовать. А дело в том, что, когда ты достигаешь 25 % работы мозга, то имеется если ты можешь каким-то образом вынудить собственный мозг трудиться на 25 %, то дальше уже в твоих силах вынудить мозг трудиться и на 30 %. А когда дошел до 30, в тебе уже зарождается мощь на работу и с 40 %. Это как в домино.

Ты толкаешь одну фишку в сторону остальных, и дальше уже ничего не сделать. Ты не можешь остановить процесс цепной реакции. Героиня колонизирует собственный личный мозг и никак не может его остановить. Все, что делает нас людьми — преимущество, мораль, дружба и любовь, — исчезает по окончании 15 %. «

Перед тем как писать такую историю, необходимо во многом разобраться»

— Да, она преобразовывается из пугливой жертвы в хищницу. Мне Примечательно, что толкает ее на убийство?

— Совсем правильно. Но Люси, может, и убивает, но она не убийца. Легко в какие-то моменты она знает, что ей необходимо, дабы достигнуть собственной цели. Вот, к примеру, в сцене с таксистом. Героиня подходит к двум автомобилям. Ей безотлагательно необходимо уехать, но один из таксистов начинает задавать через чур много вопросов.

Она его убивает, зная, что второй сделает то, что ей нужно в два раза стремительнее. Тут ее мозг решает, что для стремительного успехи цели будет лучше. В данной ситуации сработало убийство.

— Она делается машиной.

— Она делается тем, что мы именуем машиной. Но у автомобили нет мозга. Так что это не совсем отечественный случай.

Во всем, что она делает, имеется логика.

— Раньше, говоря о сложностях создания фильма, вы упоминали, как при написании сценария имеете возможность воображать все что угодно. Но вот после этого получается так, что не все возможно перенести на экран. Было ли то же самое в случае с этим фильмом?

Приходилось ли вам уменьшать изначально планируемый масштаб производства?

— О нет, больше я такими вещами не занимаюсь. (Смеется.) Не смотря на то, что, знаешь, я, само собой разумеется, все равно стараюсь быть хорошим мальчиком, не выбрасывать деньги в окно. Но я достиг того положения, в то время, когда, в случае если я вправду сильно желаю что-то сделать, я смогу обнаружить  это деньги.

— В отрывках «Люси» я увидела, что сцены погони резко отличаются от тех, что мы привыкли видеть на экране.

— Да, на съемках эти сцены занимают самое большое время. Их несложно делать, легко нужен определенный и созданный лично режиссером способ, которого направляться придерживаться. Легко необходимо быть организованным. В моем фильме сложность состояла не в этом. Сложность пребывала в том, как Скарлетт сыграет, в то время, когда ее героиня задействует уже, к примеру, 60 % собственного мозга. В данной ситуации уже нельзя играть эмоции, свойственные человеку в простой судьбе.

Играться необходимо не по-человечески. Вот представь, в большинстве случаев на съемках я могу сообщить актрисе: «на данный момент представь, что ребенок грохнется со стула, и отреагируй». Ну она и закричит: «О Боже мой!

Ребенок!» Она будет знать, как это сыграть, по причине того, что она дама, она сможет на подобные вещи отреагировать. Моя реакция на это была бы второй, но я бы применял собственный человеческий опыт для аналогичной игры. В то время, когда героиня Скарлетт, Люси, достигает определенного уровня доступа к мозгу, от нее самой уже ничего не остается.

Скарлетт нечего применять из собственных собственных знаний. К примеру, в сцене, где Люси видится с копами в коридоре, дабы забрать у них то, что ей необходимо, Скарлетт нужно было сыграть так, дабы на нее страшно было наблюдать, но в то же время так, дабы зрителям было с ней комфортно, по причине того, что от нее не обязана исходить агрессия. Люси в данной сцене наподобие бы весьма мягкая и легкая в собственных перемещениях, но, Боже мой, ее ее взгляд и голос — это что-то нереальное, как словно бы потустороннее.

Она не разменивается ни на то, что свойственно простым людям, ни на агрессию. То имеется не кричит: «Где мои пакеты?!» (Люк подделывает ужасный голос.) Она не разменивается на жалость, то имеется не плачет: «Мне весьма жаль вас, парни, но мне нужно будет забрать у вас пакеты». Актеры смогут играться по-различному, применяя личные эмоции, но что в случае если у храбреца нет эмоций? Как тогда играться?

Вот тебе и сложность.

— Вам вправду удалось продемонстрировать Скарлетт с новой стороны. Я ни при каких обстоятельствах не видела, дабы она так игралась.

— Я также. (Смеется.) Перед началом съемок все было по-второму. Скарлетт весьма нервничала, поскольку она осознавала, что не сможет применять ничего из собственного прошлого арсенала.

— А вы сходу осознали, что Люси обязана сыграть как раз какое количество? Либо вы сперва все-таки проводили кастинг?

— Я встретился с парой актрис, но, осознаёшь, существует большое количество актрис, каковые, вероятнее, совладали бы с ролью до определенной точки в фильме. Дальше бы у них просто не хватило бы фантазии. А вот Скарлетт — она весьма трудоспособная.

Ей нужен был данный вызов, дабы прекрасно сыграть. Она желала взять подобный вызов своим свойствам, дабы продолжительно и усердно трудиться над ролью. Видясь с вторыми актрисами, я ощущал, что им страшно.

— Во время просмотра «Люси» я подмечала некие отсылки к вашим прошлым фильмам.

— А, видишь, ты, как подлинный журналист, пробуешь совершить линию между двумя совсем различными объектами, никак не связанными приятель с втором. «

Если вы станете активным зрителем, вам понравится финал»

— Ага, то имеется в сцене, где из живота извлекают прямоугольные свертки, не было ни мельчайшего намека на сцену из «Пятого элемента», в которой из живота оперной певицы добывают прямоугольные камни?

— (Смеется.) Хорошо, соглашусь, забыл. Ну забыл, и все тут. Но на самом деле сперва мысль про пакеты в животах пришла ко мне из новостей. Я просматривал о том, как люди прячут наркотики и различные другие вещества у себя в животах. Они так перевозят их с места на место.

Но потом, осознав, что имеется параллели между сценами, решил мало с ними поиграть.

— Вы писали сценарий к фильму «Люси» достаточно продолжительно. Точно за эти годы в истории случились громадные трансформации?

— Я писал сценарий десять лет. Осознаёшь, история через чур разумная. Мне пригодилось время, дабы до нее дорасти. Перед тем как такую историю писать, необходимо большое количество всего осознать, во многом разобраться.

К примеру, как трудится мозг, клетки. Необходимо всегда встречаться с осознающими людьми, с учеными, докторами наук, каковые смогут поделиться теми знаниями, каковые для сценария нужны, смогут поведать, кто мы и где мы находимся. Я не желаю создавать документальную программу о мозге, я желаю сделать фильм. Как раз исходя из этого мне необходимо еще и веселье, кое-где погони, кое-где экшн. Это неизменно сложно — сделать развлекательный фильм умным.

Неизменно имеется риск показаться претенциозным либо через чур заумным. Снять таковой фильм, сохранив наряду с этим необходимый баланс — это сложно, это занимает большое количество времени. Но это как раз то, в чем я желал себя попытаться, исходя из этого я продолжительно и с опаской двигаюсь к собственной цели.

В случае если отыщешь в памяти фильм «Начало», то осознаешь, что он сочетает в себе все, о чем я говорю. В нем множество развлекательных вещей, его приятно наблюдать, но в то же время он заставляет тебя задуматься. Я, само собой разумеется, не сравниваю ни в коем случае отечественные картины. В собственном фильме я желаю поиграть со зрителями.

В случае если в самом начале не концентрироваться на происходящем, возможно совсем потеряться к финишу. Я желаю, дабы люди концентрировались на фильме, я желаю испытать их разум, кинув ему вызов.

— Как раз исходя из этого вы выбрали такую необыкновенную структуру повествования?

— Совсем правильно. В фильме будут показываться те либо иные события наровне со собственными аналогами. То имеется вы заметите, как Люси утаскивают в помещение, и в то же время взглянуть на мышь, которая вот-вот сама прыгнет в мышеловку. После этого вы возвратитесь на три миллиона лет назад и заметите определенную последовательность, как и мартышку по имени Люси.

Все эти вещи делаются чтобы зародить в умах зрителей некие идеи и вести их в нужном направлении. Такая структура начинается с самых первых кадров, дабы вы привыкли к ходу повествования. Сперва направляться легко, а после этого будет все сложнее и сложнее.

И к финишу вы утратите дар речи. Если вы станете активным зрителем, вам понравится финал, но это лишь в том случае, если вы станете принимать участие в происходящем на экране. В случае если целый фильм вам будет все равно, к финишу вы станете сидеть со своим попкорном в руке и сказать: «Какого именно черта тут произошло?» Я уверен, будут и те и другие. Как и в случае с «Началом».

Добрая половина народу осознала, что случилось, и была в восхищении, вторая же добрая половина продолжительно возмущалась по предлогу того, что все было неясно.

— В фильме «Начало» был таковой финиш, по окончании которого хочется воспроизвести в голове фильм еще раз, обдумав в голове каждую подробность, по окончании чего ходишь еще долго в замешательстве. У «Люси» будет логическое завершение? Либо покинете финиш открытым?

— Вот и у меня так было. В «Начале» основной фокус содержится в том, что режиссер просто не говорит о том, что произошло. В случае если бы он захотел, дабы все знали финиш, он бы его. Он бы совершенно верно выяснил, упала эта юла либо нет. Но он этого не делает, оставляя нам возможность выбора.

Так что финиш остается открытым. В моем же фильме все предельно светло и четко, но лишь в том случае, если вы станете смотреть за происходящим и запоминать все подробности. В неспециализированном, настройтесь на нужную волну и приходите в кино!

Будет радостно.

В российский прокат «Люси» выходит 11 сентября.

Создатель Елизавета Чаленко

Быдло-Эксперт (вып. 02) \


Вам понравиться