Соко: «хочу, чтобы меня сыграл бен стиллер»

На российские экраны выходит фильм «Танцовщица», говорящий об изобретательнице танца модерн Лои Фуллер. Выполнение этого танца, кроме этого известного как «Серпантин», она перевоплотила в авангардное световое шоу. Фуллер выходила на сцену под лучами многоцветных прожекторов в костюме собственного дизайна, что при перемещении преобразовывался в подобие трепещущих крыльев.

По сегодняшним меркам ничего особого, а тогда это была тяжкий труд и революция: крылья крепились к рукам тяжелыми железными стержнями, прожекторы повреждали сетчатку глаз, а с платформы, на которой выступала танцовщица, ничего не стоило упасть и свернуть себе шею.

Лои Фуллер была музой братьев Люмьер, Родена, Тулуз-Лотрека — словом, в начале ХХ века ее имя знал всю землю. Напомнить миру уже современному о том, кем была эта дама и чем знаменателен ее вклад в мастерство, решила Стефани Ди Джусто, до этого трудившаяся над фотопроектами и клипами французских живописцев-авангардистов. «Танцовщица» — ее дебют в кино, что вышел такими удачным, что был продемонстрирован в рамках программы «Особенный взор» и претендовал на пара призов на Фестивале кинов Каннах.

Образ Лои Фуллер был неоднократно запечатлен в живописи, скульптуре, фотографии, а вот кинокамеры продолжительно обходили его стороной. Сама танцовщица была против того, дабы ее снимали на пленку. «Не может быть и речи о том, дабы закрыть меня в коробке!» — сказала она.

Однако собственный след в кинематографе она все-таки покинула. В 1895 году компанией Эдисона была снята короткометражка «Танец „Серпантин“. Сейчас это самый ранний из сохранившихся до наших дней цветной фильм.

Действительно, ключевую роль в нем играется не Лои, а вторая танцовщица, выполняющая ее известный танец.

Картина Стефани Ди Джусто — это первая попытка экранизировать биографию Лои Фуллер. Не смотря на то, что полноценным байопиком «Танцовщицу» назвать сложно: в фильме много персонажей и вымышленных фактов. К примеру, отец-француз, убитый золотоискателями в Америке, либо покровитель танцовщицы, меланхоличный аристократ Луи Дорсе в исполнении Гаспара Ульеля, которого режиссер придумала специально для того, чтобы сделать менее выраженной гомосексуальную линию фильма — влюбленность Лои Фуллер в Айседору Дункан (Лили-Роуз Депп).

Соко: «хочу, чтобы меня сыграл бен стиллер»

Кадр из фильма «Бай-бай, блонди»

Ключевую роль в ленте сыграла Стефани Соколински (Соко) — актриса и французская певица, широко известная у себя на родине и в Соединенных Штатах. Как и ее героиня, Соко — самоучка. Она кинула школу в 16 лет, сбежала из дома и уехала в Париж, где начала писать песни и сниматься в кино, играясь дам с непростым характером — лесбиянку («Бай-бай, блонди»), боксера («На ринге»), воина («Остановка в пути»).

Роль в «Танцовщице» была написана специально для нее. Вторых кандидатов Стефани Ди Джусто кроме того не рассматривала. В канун русском премьеры фильма КиноПоиск побеседовал со Стефани Соколински и определил у нее, как ей далась роль Лои Фуллер и какой фильм о себе она желала бы заметить на экранах.

— Что вы знали о Лои Фуллер, перед тем как вам внесли предложение сыграть ее?

— В то время, когда Стефани Ди Джусто заявила, что она пишет «роль всей жизни» для меня, я понятия не имела, что это за дама. И, в то время, когда я определила ее историю, Лои меня покорила. Она обворожительная, страстная, настоящая артистка.

Мне нравятся ее самоотдача, креативность, мужество, сила, амбиции. Мне нравится в ней все, в другом случае я бы не смогла сыграть ее.

— Снаружи вы также весьма похожи на собственную героиню.

— По большому счету это сходство рассмотреть непросто. В большинстве случаев у меня светло синий волосы и высветленные брови. Для съемок в «Танцовщице» мне было нужно кардинально поменять наружность: покраситься, постричься, накачать мускулы.

Это вызов самой себе. Как раз подобные видоизменения меня и завлекают в актерской профессии.

Кадр из фильма «Танцовщица»

— Лои Фуллер была перфекционисткой, она не щадила себя, дабы воплотить в судьбу собственную мечту. А как трудитесь вы?

— Думаю, у нас большое количество неспециализированного с ней, я так как также артистка. Я пою, пишу музыку, выступаю, снимаю видеоклипы, и я также весьма самоотверженный человек. Я живу, дабы творить, и это делает меня радостной. Я выкладываюсь всецело и ни при каких обстоятельствах не останавливаюсь. Я неисправимый трудоголик. Я редко отдыхаю, тружусь, пока глаза не закрываются от усталости. В то время, когда я записываю новый альбом, я постоянно ношу лишь красные ботинки (я позаимствовала это из моего любимого фильма «Красные башмачки»).

В эти моменты нет ничего, что имеет значения, не считая музыки, исходя из этого никакой личной жизни, развлечений и друзей. И приблизительно то же самое происходит, в то время, когда я снимаюсь в кино. Я кроме того не прикасаюсь к музыкальным инструментам. Я наряжаюсь, как моя героиня, либо по крайней мере не так, как я в большинстве случаев это делаю. Я не вижусь с приятелями, не поддерживаю сообщение с семьей.

Я всецело загружена в работу.

— Роль Лои Фуллер "настойчиво попросила" особой подготовки?

— Еще какой! Мне приходилось заниматься по семь часов в сутки с хореографом фильма. Сложнее всего было стать настоящей танцовщицей.

Так как в фильме у меня не было дублерши. Мне хотелось, дабы все смотрелось максимально реалистично. Исходя из этого я прошла через те же опробования, что и моя героиня, перевоплотившая собственный тело в инструмент мастерства. Мне было весьма больно, я была вся в синяках, у меня кружилась голова. Я танцевала на трехметровой платформе в полной темноте, ослепленной броским светом, что исходил от всего около. Это было страшно, сложно и красиво — так, что хотелось танцевать, кроме того будучи слепой.

Но все это дало мне возможность ощутить то же, что ощущала Лои. И это меня мотивировало и воодушевляло, держало меня в тонусе. Я ощущала себя в долгу перед ней.

— Стержень фильма — отношения Лои Фуллер и Айседоры Дункан. Как бы вы обрисовали то, что происходит между ними?

— Это прекрасные и страшные отношения, полные соперничества и взаимного обожания. Лои находится на пике карьеры, в то время, когда встречает Айседору, у которой имеется то, чего у Лои не будет ни при каких обстоятельствах. Это и чувство свободы, и естественность.

Чтобы выступать, ей не требуется ничего, не считая нее самой, тогда как Лои все время скрывается за своим костюмом. Она в совершенстве обладает своим телом, на нее приятно наблюдать. Исходя из этого Лои испытывает влечение к Айседоре и в каком-то смысле грезит стать ею.

Она влюблена в нее, она ревнует. Но основное в эти отношениях — обоюдное обожание.

Кадр из фильма «Танцовщица»

— Каково было играться эти эмоции в тандеме с Лили-Роуз Депп?

— Мы были приятелями еще до съемок в «Танцовщице». Мы обе жили в Лос-Анджелесе, и как раз я внесла предложение Стефани Ди Джусто пригласить ее на роль Айседоры Дункан. Потому трудиться с ней было легко.

— Вы не так довольно часто снимаетесь, но практически все ваши роли сложные и нетривиальные. По каким параметрам вы выбираете их?

— Ну, я не живу обычной судьбой актрисы, не хожу на кастинги. Я занимаюсь музыкой, до тех пор до тех пор пока кто-нибудь весьма звучно не постучит в мою дверь, принеся сценарий, где имеется роль для меня. Это должно быть что-то совсем непохожее на то, что окружает меня в простой судьбе. Роль будет вызовом для меня, дабы я имела возможность поставить все собственные остальные дела на паузу. Я обязана чему-то обучиться, вырасти над собой. Кроме этого имеет значение личность режиссера — он обязан воодушевлять меня.

Так сложилось, что я по большей части трудилась с дамами-режиссерами, весьма, весьма сильными и воодушевляющими людьми. И это был потрясающий опыт.

— Если бы кто-то решил снять фильм про вас, как вы думаете, что бы это была за картина?

— Драма с элементами комедии. Я желаю, дабы меня сыграл Бен Стиллер. Он бы вынудил всех рыдать.

Создатель Елена Васильева

Вечерний Ургант. Лавка Бена Мороза — Бен Стиллер/BEN STILLER


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться