Соль земли вендерса: смысл жизни за два часа

соль

На российские экраны вышел документальный фильм германского режиссера Вима Вендерса о бразильском фотожурналисте Себастьяне Сальгадо.

4.5

Один из самых известных представителей германской новой волны, броский европейский режиссер 70-х, Вим Вендерс своим творчеством неоднократно обосновывал свойство покорить непростой жанр документального кино. Во второй половине 90-ых годов двадцатого века он выпустил известный Клуб Буена Виста — документальный фильм о кубинских музыкантах, призванный поддержать распространение кубинской культуры за границей (в то время Фидель Кастро заметил возможность экономического восстановления Острова свободы за счет туризма, к которому необходимо было привлечь интерес).

Второй знаковой документальной работой Вендерса стала лента Пина. Танец страсти 2011 года о жизни известной германской танцовщицы Пины Бауш — собственного рода технический опыт для режиссера, в первый раз попытавшегося себя в 3D.

Правда Сноудена: вызов Громадному Брату

Фильм Суть, премьера которого прошла в 2014 году на Кинофестивале в Каннах, заслуженно именуют самым эффектным среди вышедших в прошедшем сезоне.

Художественное кино обожают за возможность сбежать от действительности в придуманный мир. Документальное кино обожают за то, что оно разрешает лучше определить действительность. Документальный фильм Суть способен переместить зрительские рамки восприятия окружающего мира. Взглянуть его следовало бы каждому — это прививка современному человеку от слепоты сердца.

Мы, обитатели благоустроенного и отлаженного мира, в большинстве собственном уверены, что отечественная планета — это цивилизованное место, где семь миллиардов человек живут приблизительно в таких же условиях, как мы сами: у всех имеется крыша над головой, всем дешёвы все умножающиеся блага цивилизации. Разве не так мы воображаем себе жизнь на нашем планете?

Само собой разумеется, в случае если задуматься, мы вспоминаем картины из научно-популярных изданий наподобие National Geographic, на которых улыбчивые туземцы в прекрасных многоцветных костюмах весело поднимают громадной палец руки вверх. Юный Себастьян Сальгадо, кинувший карьеру экономиста для фотографии, начинал с чего-то аналогичного: его первый большой фотопроект — Другие Америки (Otras Americas) стал результатом семилетней экспедиции в государства Латинской Америки.

Черно-белые фотографии Сальгадо занимают больше половины хронометража Соли почвы. И потому, что все это время за кадром звучит голос самого фотографа, говорящий милые человеческие истории, каковые стоят за каждым снимком, фотографии воспринимаются куда более живыми и осмысленными, чем вылизанные фоторепортажи страниц глянцевых журналов.

Атлантида Русского Севера: фильм о духовно осязаемых вратах в Китеж

Отнюдь не просто так киноповествование раскрывается масштабными полотнами, в которых очень непросто с самого первого момента признать фотографии — так запечатленное на них схоже с архитепическими сюжетами, мгновенно вызываемыми разумом к действительности — Великий Потоп, вавилонское столпотворение, коллективное поклонение золотому тельцу, термитник. Такое единение людей с целью достижения неспециализированной цели больше повествует о духовном состоянии общества, чем о его физическом бытии.

Какую цель они преследуют — спасение, восхождение на небеса подручными земными методами, реанимацию первобытных культов, строительство нового города? Нет. Люди всех профессий, различного достатка и происхождения стекаются в эту воронку со всех финишей почвы в рвении добыть ею порожденное и ей же принадлежащее — золото.

Рвение к материальному обогащению в государствах Запада в далеком прошлом купило обезличенные и очень гигиеничные формы. Материальное преуспеяние, благодаря умелому жонглированию богословскими понятиями, в рядах государств купило оттенок благочестия, тогда как сущность явления никак не изменилась — она перед нами, в грязи, во общей подозрительности, одержимости во взоре, конвульсивных угловатых перемещениях, высказывающих рефлекторное желание скрыть что-то от вторых, даже в том случае, если прятать нечего.

Себастьян Сальгадо, словно бы сошедший с фламандских полотен, знакомит нас не только с миром Босха, но и с таковой повседневностью, что представляется нам хроникой вторых измерений, так не хорошо мы знаем то, в окружении чего живем. Время от времени это сказка — как при с затерянными в буйстве джунглей сёлами, намного чаще — это преисподняя на земле.

При созерцании отдельных слепков случившегося в Руанде, Кувейте, Югославии — да и большое количество где еще, стынет кровь. Себастьян Сальгадо ездил по собственной воле в те места, откуда любой, нечайно в том месте появлявшийся, бежал из последних сил. Столь могут многое сказать его глаза, устремленные куда-то в неизвестное, его голос, переходящий в стон.

Кое-какие кинокритики назвали фильм дуэлью двух выдающихся живописцев, но это не имеет никакого отношения к картине. Напротив, один творец сумел дополнить второго, дабы создать подлинный шедевр. История Себастьяна Сальгадо, его семьи и дела его жизни так сложна и многопланова, что задача перед режиссером стояла непростая.

Помог Вендерсу сын фотографа — Джулиано Рибейро Сальгадо, в юные годы принимавший неизменно отсутствующего папу за супергероя. Выросший Джулиано смог присоединиться к отцу в его экспедициях в различные точки планеты и воспринял работу над документальным фильмом как возможность лучше определить отца и осознать, что является миромприключений, в котором его папа пропадал годами.

Новый фильм Роя Андерссона: наблюдения с высоты птичьего полета

В образе бразильского фотографа многие заметят вечного странника, европейца-энтомолога, с любопытством изучающего под лупой забавный мир homo sapiens по другую сторону капитализма, да и мало еще кого. Но независимо от оценки, мало кто сможет отказать ему в масштабе личности и содеянного на благо живущих на земле и будущих в мир этот.

К концу киноповествования Себастьян Сальгадо, пожилой человек с густыми седыми бровями, делается отечественным другом — втором, которым мы можем вечно гордиться. Этого человека, заметившего ровно столько же мирской красоты, сколько боли и ужаса, определенно возможно назвать радостным. Вместе с его Лелией, возлюбленной женой, матерью его детей и верной соратницей во всех проектах, они смогли не только составить масштабное фотонаследие о жизни человечества в ХХ веке, но и завершить второе ответственное семейный бизнес: вернуть целый тропический лес на родовой оскудевшей почва Себастьяна — лес его детства, стёртый с лица земли эрозией и засухой.

Отчаявшись поменять что-либо в мире людей, он сосредоточил свои силы на заботе о том, без чего человек a priori не существует. Прогуливаясь в тени молодых деревьев, Сальгадо рассуждает о верном завершении жизненного цикла — жизнь его своих родителей прошла на данной большая часть и земля его жизни, тут они с супругой встретили хорошую старость, и по окончании них останется данный природный заповедник, для их потомков и для всех неравнодушных.

И мы не можем не задуматься о том, как мы живем, какой вклад в историю мы можем сделать и что мы покинем по окончании себя. Жизненный путь Себастьян Сальгадо учит нас тому, что дела должны быть больше человека, его тщеславия и имени. Соответственно, еще не все утрачено, и в отечественном пластмассовом мире имеется о ком снимать кино, которое способно воспитать в человеке Человека.

Как преподаватель объяснил смысл жизни))


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться