Ева грин: «во время съемок приходилось смотреть на палку»

В русском прокате стартовал фильм «300 спартанцев: Расцвет империи». Воображаем запись пресс-конференции в рамках ежегодного конвента Comic-Con, в которой участвовали актеры Ева Грин, Родриго Санторо и Салливан Степлтон, и режиссер Ноам Мурро.

— О каких исторических событиях идет обращение в новом фильме?

Ноам Мурро: В случае если представить уникальный фильм «300 спартанцев» как точку, то «Расцвет империи» больше похож на окружность. С исторической точки зрения все происходит приблизительно в то же самое время, но мы можем видеть намного больший масштаб и детализацию происходящих в том месте событий.

— Родриго, а каково было возвратиться к образу Ксеркса?

Родриго Санторо: О, это был необычайный опыт, поскольку с прошлого фильма прошло уже целых шесть лет. Из фильма вы большое количество определите о Ксерксе, раскроется тайна его прошлого. Мне весьма нравится данный персонаж. Он весьма живой и броский.

Играться его — одно наслаждение.

— Ева, поведайте, прошу вас, об Артемисии. Мы знаем, что это персидский полководец, но каково было ее играться?

Ева Грин: Это самая сильная героиня, которую я когда-либо игралась. Я постоянно мечтала побыть сильной дамой с громадными клинками. А у нее они просто огромны! Она бесстрашна, свободна и бессердечна.

Я именую ее несокрушимой версией Жанны д’Арк. Она поразительно крута. Артемисия — греческая воительница, которую вырастил царь Персидской империи. Он поставил ее во главе собственного флота. Дальше события усиливаются .

Царь умирает, но перед смертью он берет со собственного сына клятву покончить с войной с греками. Но греческие солдаты когда-то в далеком прошлом убили всю семью Артемисии, и она так пропиталась жаждой мести, что уже не мыслит собственного существования без нее. И потому она нарушает волю собственного царя и кидается в битву с головой.

Ева грин: «во время съемок приходилось смотреть на палку»

— Вы довольно часто играетесь достаточно броских и сильных персонажей. Это на самом деле вы? Либо же вы раскрываетесь с данной стороны только чтобы лучше продемонстрировать собственного персонажа на экране?

Ева Грин: На самом деле я не такая, как на экране.

Салливан Степлтон: Враки!

Ева Грин: Да нет же! Я достаточно стеснительна. Это все экранный образ.

Весьма здорово показывать броских и сильных духом безумных дам. Это всегда приводит к резонансу. А уже по окончании того, как я весь день набегаюсь на площадке, я прихожу к себе и включаю хорошую музыку.

— А что по поводу вас, Салливан? Кто таковой Фемистокл?

Салливан Степлтон: Он греческий адмирал, что приложив все возможные усилия старается объединить Грецию против персидских захватчиков. Он силен, умел, и вдобавок юбка ему к лицу.

— Боевое облачение?

Салливан Степлтон: Ну да, оно самое.

— Как актеру сложно ли вам было переключаться с боевых сцен на драматические, с экшна на повествование?

Салливан Степлтон: Нет, вовсе нет. Все нужные моменты были прописаны в сценарии, а мне оставалось только лишь направляться поставленной задаче. Битвы стали тяжелым опробованием.

Приходилось большое количество тренироваться, но помахать клинком для меня было лишь в эйфорию.

— Родриго, практически целый фильм вы ходите лысым и полуголым. Было ли вам комфортно?

Родриго Санторо: На самом деле не весьма. Мне было нужно изрядно попотеть, дабы быть в форме для данной роли. Никаких конфет, никаких сладостей, никакой пиццы. Но для меня самым главным в Ксерксе был его внутренний мир. Не обращая внимания на столь эпатажную наружность. Так как он, по сути, провозгласил себя всевышним, и нам было нужно придать ему соответствующий вид.

В моем гардеробе было множество роскошных предметов одежды — золото и тому подобное. Но я старался больше внимания обращать на его темперамент, на то, через что ему приходилось пройти.

— Это отрицательный персонаж?

Родриго Санторо: Нет, не думаю. В его душе кипят нешуточные страсти. Я по большому счету ни при каких обстоятельствах не разглядываю собственных персонажей конкретно, дескать, данный хороший, а данный не добрый. У него были собственные обстоятельства, побудившие его подняться на данный путь разрушения. Он желал завоевать мир, и в этом была его миссия. Он желал продолжить дело отца. Которого убили, кстати. И вы заметите это в фильме.

Вы осознаете, как он стал тем, кто он имеется, кто оказал влияние на это больше всего. (Показывает на Еву Грин.) И она так как также не злая, я так не думаю. В неспециализированном, я наблюдаю на вещи как раз так.

— Какие конкретно у вас были отношения с Заком Снайдером в ходе создания фильма? Помогал ли он вам?

Ноам Мурро: Было поразительно поработать бок о бок с таким человеком, как Зак Снайдер. Настоящая мечта! Он постоянно приходил на помощь, в то время, когда она была нужна, помогал советом либо делом. Наряду с этим он постоянно чувствовал рамки и отступал, давая тебе полную свободу действий.

На мой взор, это был наилучший вариант сотрудничества.

— Большое количество ли было съемок на фоне зеленого экрана?

Ноам Мурро: Да фактически все было зеленым. В то время, когда я пришел по окончании съемок к себе, то срочно избавился от всех зеленых вещей собственного гардероба, так мне надоел данный цвет.

Салливан Степлтон: Мы выстроили дома и лодки. Словом, в то время, когда мы в лодке на экране, мы на самом деле были в ней. Лодка устанавливалась на особый помост, перемещения которого имитировали морскую качку.

Мы большое количество чего еще строили живьем.

Ноам Мурро: Да, было пара масштабных сцен, для которых мы готовили натурные декорации. Но кроме того тогда они были окружены зеленым экраном.

— Сниматься на фоне зеленого экрана непросто. Приходится проявлять недюжинное воображение, чтобы выяснить, где персонаж находится в этот момент времени и как ему себя наряду с этим вести. Как вы сосредотачивались для аналогичной работы?

Ева Грин: Рядом со мной всегда были другие актеры, с которыми я и взаимодействовала. Это все сильно напоминает театр, а театральные подмостки мне не были чужды. Так что нормально играешься, используешь собственный воображение по максимуму, где это нужно. Родриго приходилось непросто. Потому, что его персонаж ростом более чем трех метров, ему нужно было сниматься раздельно. В то время, когда были мои сцены с его персонажем, я наблюдала на здоровую палку, воображая себе его.

Ему же приходилось общаться с теннисным мячом на полу.

— «300 спартанцев» прекрасно запомнились зрителю благодаря собственному неповторимому визуальному последовательности. Что вы покинули неизменным, а что привнесли нового, дабы создать собственный неповторимый стиль?

Ноам Мурро: Хороший вопрос. Как забрать то, что потрясло устои кинематографа, и сделать что-то, что связано с тем, что уже было, но наряду с этим не повторяет известную идею? Двигающее её дальше.

Думаю, нам удалось развиться в верном русле. Из отечественного фильма вовсю торчат ноги и руки «300 спартанцев», благодаря чему любой зритель сможет разглядеть преемственность картины, но мы привнесли и много новых элементов. В главном, само собой разумеется, за счет того, что воздействие картины происходит на воде.

Вследствие этого мы встретились с большим числом сложностей в ходе обработки изображения, но результатом мы весьма гордимся.

— В фильме одно громадное сражение в едином ключе? Либо будет пара битв с различной стилистикой?

Ноам Мурро: Не стану раскрывать все карты, но будет пара сражений, и каждое из них снято и продемонстрировано по-своему, со собственной стилем и канвой. Все это далось очень непросто, поскольку на съемках не было настоящей воды, она всецело оцифрована. Актерам приходилось без шуток напрягать воображение, дабы представить себя среди бушующего моря.

Создатель Денис Данилов

Спасение (2014) Ева Грин


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться