«Ясмин» мне друг, но истина дороже

ясмин

Хорошего вам здоровья, усидчивые приверженцы конвейерных телеисторий. Да не переведутся на этом свете затейники, стараниями которых в отечественную малозанятную обыденную жизнь кроме того в летнюю знойную пору врываются чужие страсти. Сюжетов сам непревзойденный мастер интриги Шекспир насчитал всего семь.

Их и перепевают на все лады отечественные производители сериальной продукции. Ваня обожает Машу, но в него влюблена Катя, за которой ухлестывает Никифор, но он не свободен… Нескончаемые вариации на тему «а он ей, а она ему» в разнообразных декорациях готовят нам в громадном котле, додавая по вкусу детективного перцу, мелодраматического сиропа и горстку национального колорита. Чтобы ложка стояла, и хватило на долгое время.

В прошлом собственном опусе я пригласила вас на антресоли телевизионного пространства, куда сложены зимние валенки поднадоевших ток-шоу,  заветренные псевдодокументальные постановки да растоптанные до комфортных тапочек сериалы, каковые по случаю заслуженных отпусков  мастеров телевизионного цеха возможно, сдув пыль, прокатить по экранам еще раз. А низкие рейтинги и другие скромные статистические показатели зрительского интереса списать на сезонную битву за урожай главной доли потребителей заветного телепродукта.

Итак, Первый канал дотянулся нам из заначки ориентальную сагу «Ясмин» (не путать с красивым фильмом  «Жасмин»  Вуди Аллена). Сериал данный счастливо провалился в прошедшем сезоне а также был снят с показа по аналогии с «Проспектом Бразилии», не смотря на то, что замах был  эпический: 200 эпизодов под «ай-нэ-нэ» турецкого колорита. Тогда телезритель проголосовал ногами, вернее пультом, не в силах стерпеть художественной самодеятельности колхоза «Красный Луч».

Проект скоропостижно свернули, детский утренник с турецким выговором решили сократить снятыми сериями и положить вызывающую большие сомнения малобюджетку на полку истории. И вот — снова-здорово. Получите, граждане, отлежавшийся субпродукт, насладитесь его восточной сладостью.

«Ясмин»: как три русские девушки попали в восточную сказку

Изжога, нужно отметить, появляется сходу. Два открыточных минарета, три заунывных аккорда, а потом — вам очень рады в тесный павильон «Мосфильма». Тут у нас отель, кафе и площадь с фонтаном. Калибр три на четыре, без уголка.

Ободранные лачуги символизируют Стамбул, довоенный трамвай — транспортную совокупность, кровать с панцирной сеткой — плацдарм для развития интриги. Экономно. Но неубедительно. Стоило все же отправить кого-нибудь из съемочной бригады в город контрастов, дабы ощутить отличие  между ним и Ветхим Осколом.

Нацепить на головы побратимов-азербайджанцев тряпки турецких подданных — еще не означает создать  восточный колорит. Время от времени стоит в энциклопедию посмотреть: кроме дремучих стереотипов по части турецких реалий возможно найти массу занимательного.

Закрытый на Первом сериал «Ясмин» продемонстрируют в сети

Три славянские женщины волею сценариста отправляются на родину Ататюрка. Одна — по велению сердца (мозг в ходе не принимал участие), прыгает с ногами на шею собственному Орханчику. Вторая изгнана из отчего дома по окончании открывшейся любовной истории с мужем родной сестры, а третья (легко интеллектуалка посередь первых двух) знает слово «загрузка», соответственно, дока в отельном бизнесе. И приезжает с туманной целью проинспектировать отель перед приобретением.

Другими словами данной третьей фее с манерами и пронзительным голосом заводской буфетчицы надлежит осознать, нужно ли брать данный необычный  объект.

Первые две златовласки ведут себя в картонных иноземных декорациях так, как будто бы и не выезжали со своей 3-й улицы Строителей. Одна  расстилается перед любимым, вечно чмокая его с инфантильным восхищением, вторая в майке и  трусах разгуливает по оживленным магистралям мусульманского Стамбула и строит любовь с небедным  и грамотным Мехметкой, которого иногда воротит от ее гопницких ужимок и прыжков.

Обе свободно входят в первую попавшуюся лавку и приобретают место продавщиц: одна в  ларьке с  шубами, вторая и вовсе в ювелирном магазине. До третьей, с ее колоратуро-наждачным сопрано, мы еще дойдем. Но, граждане-соколики, смею вам подметить, что эти бесхозные женщины, приехавшие по туристической визе без обратного билета не имеют права на работу на территории зарубежного страны.  

Екатерина Радченко: «Моя свадьба состоялась незадолго до начала съемок «Ясмин»

Не вздумайте копировать их опыт! А уж работодатель возьмёт за привлечение нелегалок таковой  штраф, что все меха отправятся на его уплату. Закон жёсток, и вас вышлют из страны малой скоростью с волчьим билетом — так, что об амурах рассуждать будет некогда.

А вдруг все же захотите поторговать кольцами в Стамбуле, то сперва работодатель пошлёт заявку на биржу об открытой вакансии, через месяц (если не найдется местный претендент) сделает вам трудовой договор и вызов, с которым вы отправитесь в миграционное ведомство, оплатите пошлины и получите разрешение занять свободное место с отчислением и официальной зарплатой налогов. Так что, милые девушки, в случае если напала тоска либо запутались в хитросплетениях личной судьбе, не спешите за предел: трудоустройство в том месте не светит.

Честно сообщите себе: цель моя — выйти замуж (нужно не за клошара), взять вид на содержание и жительство. Но кроме того статус официальной жены, увы, права на работу не дает. Да, кстати: еще существует экзамен на знание местного языка, а у отечественных героинь с ним, да и не только с ним, громадные неприятности.

Не хватает выучить слово «ашхан» (любимый) для трудоустройства.

В случае если  желаешь затмить «Прекрасный век», не экономь на  образовании и заглядывай хотя бы в Википедию.

А сейчас — к моей любимой героине-отельеру. Она тут, в Стамбуле, не просто так: у нее миссия, действительно, туманная — осознать, нужно ли брать отель, хороший ли это объект для инвестиций. В первой же серии ясно: нет, отель с гордым именем «Сератон», штатом из трех человек, ободранными обоями и текущими унитазами не предел мечтаний. Тебя отправили проверить — ответь честно работодателю.

Либо это последний отель на Земле, что выставлен на продажу? И вот отечественная брюнетка (что должно свидетельствовать о ее интеллектуальном превосходстве над первыми двумя товарками) стоит на стойке регистрации отеля, делая check in и check out постояльцев, попутно с присвистом попивая чай и открыто хамя гостям, вместо того дабы  изучать отчеты отельной жизнедеятельности. На этом месте в большинстве случаев стоят ресепшионисты, но никак не управляющий отелем.

Тот сидит себе по статусу в бэк-офисе, выходя к гостям улыбнуться и пощекотать их собачку.

Компьютера в гостинице нет — лишь амбарная книга. Да и деньги девушка отечественная приобретает, не выдавая чеки, за неимением кассового аппарата. А уж в то, что она смогла ознакомиться с документами и сделать выводы, я ни при каких обстоятельствах не поверю: вся документация ведется на  национальном языке.

Цифры в том месте, само собой разумеется, римские, но другое — турецкой вязью. Возможно пригласить всю редакцию издания о животноводстве в надежде на лояльные статьи об отеле, застеклить витражами окна, кроме того начать стирать белье и пропылесосить древние коврики, но для чего? Дабы расширить капиталоемкость и позже подороже приобрести? «На кого трудитесь, гражданин Зароков?» Тайна сия изумляет меня кроме того больше, чем чей-то труп, иногда появляющийся в гостинице.

Первые две златовласки ведут себя в картонных иноземных декорациях так, как будто бы и не выезжали со своей 3-й улицы Строителей. 

В случае если желаешь затмить «Прекрасный век», не экономь на образовании и заглядывай хотя бы в Википедию. Не провоцируй дурочек на глупые поступки — пускай по скайпу поулыбаются с восточными архаровцами на различных языках, и достаточно. А уж взялся про отельные реалии живописать — советую взглянуть «Отель «Вавилон»: легко, доступно и внятно.

Лучше его с антресолей  дотянуться. В общем, «не писал стихов — и не пиши».

Ксения Маевская

Призрак уездного театра (2016). 1 серия. Детектив, сериал, Устинова.


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться