Электронный край

Облачившись в трико с неоновыми прожилками, обозреватели EMPIRE изучили историю создания уникального «Трона» 1982 года – фильма таковой исторической важности, что без него у нас имело возможность бы не быть студи Pixar.

Электронный край

Для человека, ставшего первым киногероем компьютерной эры, все началось со лошади и сценария. Брюс Бокслейтнер, закаленный в телевизионных вестернах актер, был тогда в аризонской пустыне, снимался в заглавной роли в телефильме NBC «Я стала женой Уайатта Эрпа». Верхом на лошади, в костюме стрелка и с приклеенными закрученными усами, он просматривал новый сценарий, полученный от какого-либо парня по имени Стивен Лисбергер.

Сценарий именовался «Трон».

Возможно, аризонская глушь не лучшим образом доходила для восприятия «Трона». Вот если бы текст выплывал, как титры в «Звездных войнах», из черноты компьютерного дисплея либо мигал на экране игрового автомата… В сценарии рассказывалось о неком Кевине Флинне (Джефф Бриджес), столкнувшимся со не добрый волей коварного компьютера, что через цифровую «кроличью нору» отправляет его в путешествие по вселенной в компьютерной совокупности. В этом светящемся мире живут программы, воплощенные в виде антропоморфных воителей: они метают фрисби, гоняют на мотоциклах и борются против тиранической суперпрограммы, стремящейся подчинить их собственной воле…

Стивен Лисбергер

«Данный мир был так далек от меня, – делится Бокслейтнер собственными впечатлениями от сценария. – Я по большому счету не воображал, о чем это все… Так и сообщил: »Я кроме того не знаю, что это такое!«»

Напрашивается сравнение Бокслейтнера – любителя природы, обладателя ранчо и табуна лошадей – с игрушечным ковбоем Вуди, столкнувшимся в «Истории игрушек» со необычным астронавтом. И в случае если первый мультфильм Pixar сделал для трехмерной анимации то же, что «Белоснежка» для классической мультипликации, то «Трон» стал «Пароходом »Уилли«» собственного времени, цифровым прадедушкой Вуди и ВАЛЛ-И, Шрека и Матрицы.

Характерно, что «Трон» производила как раз студия Disney, не смотря на то, что в начале 80-х дела у них шли так себе. Дядя Уолт, ее вдохновитель и основатель, к тому времени в далеком прошлом умер, покинув дробить место Главного Выдумщика Голливуда Лукасу и Спилбергу. Disney пробовала привлечь аудиторию постарше, но «Звездным войнам» имела возможность противопоставить разве что «Черную дыру», которая мало кого впечатлила.

Не считая нее были и фантастические триллеры («Наблюдатель в лесу»), и комедийные боевики (кошмарный «Человек-кондор» /Condorman/ (1981) с Майклом Кроуфордом), и домашние драмы (кроме того не добравшийся до Европы «Текс» /Tex/ (1982) с молодым Мэттом Диллоном). Отчаявшись, Disney объединилась с Paramount на производстве «Попая» с Робином Уильямсом и «Победителя дракона» /Dragonslayer/ (1981), но оба фильма публика приняла прохладно.

«Трон» был ближе к диснеевским фильмам по духу, пускай начинался и не в Чудесном Королевстве. Его идею выносил аниматор Стивен Лисбергер, трудясь в собственной маленькой студии в Бостоне. Он создал сценарий и раскадровку для «Трона», параллельно экспериментируя с техникой «подсвечиваемой композиции»: достаточно трудоемким, но действенным методом придать изображению на экране насыщенные, как будто бы неоновые оттенки без применения компьютерных эффектов.

Кадр увеличивают, наносят на полупрозрачный лист (что-то наподобие целлулоидных кадров в анимации), по окончании чего помещают перед источником света и снимают уже не на камеру, а на фотоаппарат с определенным фильтром, так получая подсветки нужного участка (лица, тела, «микросхем» на одежде персонажей, кроме того зубов и глаз). «Мы старались, дабы действительность смотрелась, как компьютерная анимация», – говорит Лисбергер, утверждая, что сама компьютерная анимация хлопот не доставила.

Брюс Бокслейтнер на съемках

Не обращая внимания на передовые разработки, «Трон» кроме того по меркам 1982 года был умилительным ретро. Создатели фильма продолжительно обсуждали, во что должны быть одеты актеры в компьютерном мире, – в итоге сошлись на трико, каковые нечайно наводят на мысли о винтажных научно-фантастических фильмах. Сюжет же дерзко копирует «Колдуна страны Оз»: тут у персонажей из настоящего мира имеется двойники (компьютерные программы) в виртуальном мире, совсем как соседи Дороти, воплощенные в обитателях страны Оз.

А мысль поместить настоящих актеров в вымышленную вселенную восходит аж к диснеевской «Алисе» 1920 го- да, где девочка из крови и плоти выяснялась в мультяшном мире.

«Со времен »Трона« все пробуют вынудить компьютерную анимацию идеально отражать действительность, – говорит Лисбергер. – Я же увидел, что технические ограничения компьютерной графики тех лет лишь подстегивали мое воображение». Он приводит в пример ветхие компьютерные игры с неуклюжими трехмерными поверхностями и каркасами без текстур: как раз благодаря этим несовершенствам они оставляли больше пространства для художественной интерпретации, чем их потомки. «Игры сейчас очень реалистичны, – говорит он. – Но в какой-то мере возможность создавать действительность с большей степенью свободы, напротив, ограничивает нас».

Авангард игр времен «Трона»…

POLE POSITION (NAMCO)

Классика гоночных игр. Кроме этого одна из первых игр, где показался продакт-плейсмент. Стала базой для дурного детского мультика.

Q*BERT (GOTTLIEB)

Необычная игра, в которой оранжевое существо с хоботком прыгает по изометрической пирамиде, напоминающей картины Эшера.

UTOPIA (MATTELL)

Стратегия в настоящем времени для двух игроков, которую многие превозносят в один момент как первый первый симулятор и экономический «сим всевышнего».

STAR WARS: THE EMPIRE STRIKES BACK (в первых рядах BROTHERS)

Двухмерный линейный шутер, в котором необходимо стрелять по шагающим роботам AT-AT. Первая в мире игра по мотивам «Звездных войн».

E.T. – THE EXTRA-TERRESTRIAL (ATARI)

Наибольший провал в истории игр – настолько большой, что стал причиной обвал рынка в первой половине 80-ых годов XX века. Миллионы нераспроданных картриджей на данный момент являются неотъемлемую часть муниципальный свалки в Нью-Мексико.

ZX SPECTRUM (SIN CLAIR)

Да, тот самый – мелкий, тёмный, с мягкими резиновыми клавишами и всемогущей оперативной памятью размером, гм, 48 КБ.

Игры в фильме послужили прототипом для настоящих игровых автоматов, каковые в итоге принесли денег больше, чем сама картина. В «Троне» имеется дуэли на мячах с битами (как в Pong) и мгновенно ставшие классикой гонки на «светоциклах», где футуристические байки поворачивали под прямыми углами и оставляли за собой след в виде стенки, об которую разбивался не успевший развернуть соперник – что-то наподобие агрессивно-гоночного варианта «змейки».

Но ретро-забавы в «Троне» не ограничиваются аркадными игрушками, а игровая графика употребляется не только для гонок на байках и прыжков по платформам. В последних сценах угадываются будущие виртуальные миры Final Fantasy либо Second Life: храбрецы путешествуют по мозаичному Морю Симуляции на похожем на бабочку Солнечном Паруснике (на заднем замысле, в случае если присмотреться, видна голова Микки Мауса).

В дизайнерскую группу «Трона» входили два известных визионера от научной фантастики. Сид Мид, трудясь над фильмом, параллельно возводил киберпанковый Лос- Анджелес для «Бегущего по лезвию». Вместе с ним трудился Жан «Мебиус» Жиро – легендарный французский комиксист, один из основателей издания Heavy Metal.

Тогда как Мид трудился над танками и светоцикла- ми, Жиро создавал костюм и Солнечный Парусник Барнарда Хьюджеса, играющего необходимую роль Умного Старика. Электронный саундтрек, украшенный фанфарами и флейтами, писала Уэнди Карлос, создатель синтезаторной версии девятой симфонии Бетховена в «Заводном апельсине».

В титрах кроме этого значится Крис Уэдж, что позднее основал Blue Sky – студию компьютерной анимации, создавшую «Ледниковый период», «Роботов» и «Хортона». В то время Уэдж занимал должность «визуального хореографа» в компании MAGI/Synthavision – одного из пионеров компьютерной графики, – трудившейся над «Троном». Как раз MAGI несла ответственность за большая часть экшн-сцен, включая погоню на светоциклах.

«Мы ощущали себя мало оторванными от кинопроизводства, – говорит Уэдж. – Тогда как главные съемки проходили в Калифорнии, мы трудились в офисе, в каком-то захудалом городе на севере штата Нью-Йорк. И не смотря на то, что мы применяли передовые разработки того времени, работа с ними преобразовывалась в настоящее опробование для духа и тела. движение и Геометрию необходимо было прорисовывать на миллиметровке, по окончании чего вбивать результаты в терминал VT100 на программном языке с командной строчком.

Анимация постоянно отнимает большое количество времени, но тут процесс был совсем лишен какой бы то ни было спонтанности».

У них кроме этого не было возможности опереться на чей-то опыт. «Практически все, что мы делали, делалось в первый раз в истории, – говорит Уэдж. – У нас был один компьютер на команду из восьми человек с 300-мегабайтным дисковым массивом размером с посудомоечную машину. Отечественный язык для анимации, не обращая внимания на всю собственную запутанность, разрешал действенно разделять перемещение на составные элементы».

«Трон» первенствовалфильмом с трехмерными компьютерными сценами. Вот еще десять неизвестных «первых фильмов»…

«Шерлок Холмс запутан » (1903) Первый кроссовер (фильмы наподобие «такой-то против для того чтобы»), где великий детектив запутан Человеком-Невидимкой. Кроме этого первый фильм про Шерлока Холмса.

«Огни Нью-Йорка » (1928) Первый всецело разговорный фильм, т.е. с синхронизированным диалогами и звуком по ходу всего действия («Певец джаза» был немым фильмом с кусками и песнями диалогов).

«Сатана Бваны» (1952) Стереоскопическое 3D было известно чуть ли не сначала истории кино, но это первенствовалаполнометражная картина, снятая и выпущенная в технологии TridVid.

«Куотермасс 2» (1957)Первый сиквел с порядковым номером (если не считать«Иван Грозный, часть II» Эйзенштейна). BBC дало ему более хороший заголовок «Куотермасс II», но Hammer Films вычисляла римские цифры чересчур помпезными. Помимо этого, наименование ракеты в фильме пишется с арабской цифрой.

«Запах тайны» (1960) Первый фильм, в котором кинозал наполнялся запахом, соответствующим происходящему на экране, – разработка именовалась Smell-OVision. Она так и не вошла в моду, не смотря на то, что Джон Уотерс выпустил к фильму 1981 года «Полиэстер» ароматические карточки Odorama.

«Психо» /Psycho/ (1960)(1960) Кроме других знаменательных прорывов, каковые Альфред Хичкок сделал в собственной карьере, он первенствовалрежиссером, продемонстрировавшим смывание унитаза на экране. Само собой разумеется, Джанет Ли всего лишь смывает в том месте порванную компрометирующую записку.

«Улисс » (1967) Первый фильм из взявших рейтинг BBFC, где в звуковой дорожке употребляется слово «fuck». Вышел на пара месяцев раньше, чем «Я ни при каких обстоятельствах не забуду это имя» Майкла Уиннера, где слово раздалось из уст Марианны Фэйтфул.

«Путь к славе » (1976)Первый игровой фильм, в котором в нескольких сценах употреблялся стабилизатор камеры Брауна (Steadicam), не смотря на то, что «Марафонец», снятый несколькими месяцами позднее, вышел на экраны раньше.

«Супербратья Марио» /Super Mario Bros./ (1993) (1993) Первый фильм по компьютерной игре. Как ни необычно, не обращая внимания на тяжёлый итог, не стал последним. А первым качественным фильмом, поставленным по игре, был… гм… э-э-э… Хорошо, не имеет значение.

«Торжество» /Festen/ (1998) (1998) Он же «Догма №1», это первый фильм, снятый с соблюдением «обета целомудрия» – манифеста группы «Догма 95». Режиссер Томас Винтерберг согласился, что в один раз нарушил правило – занавесил окно, дабы освещение в кадре было лучше.

Брюса Бокслейтнера тем временем уговорили сыграть заглавного персонажа, про- грамму по имени Трон (производное от «электрон»). Джефф Бриджес, прославившийся по окончании номинации на «Оскар» в «Последнем киносеансе» (1971), к тому моменту уже подписался на роль Флинна – его захватила революционная концепция фильма. Основную героиню – возлюбленную Трона – сыграла Синди Морган, у которой упоминание о костюмах-трико привело к панике. «Я провалилась сквозь землю на весь день… Помощник режиссера звонил, задавал вопросы, где я, а я отвечала: »В спортзале, и не планирую уходить из этого, пока не скину несколько кило!«»

У Бриджеса самые броские воспоминания о костюмах «Трона» связаны с нижним бельем, напоминавшим не то балетный бандаж, не то трусики танга: «На площадке было не до посиделок!»

Роль антигероя, Сарка, изначально внесли предложение Питеру О’Тулу, но после этого она ушла Дэвиду Уорнеру, у которого в то время длилась полоса научно-фантастических злодейских ролей: он сыграл путешествующего во времени Джека Потрошителя в «Путешествии в машине времени» и Злого Гения в «Преступниках во времени». Уорнер, но, отмечает, что каждую из этих ролей также сперва предлагали второму актеру (Мику Джаггеру и Джонатану Прайсу соответственно). В «Троне» же Уорнер сыграл, по сути, трех антагонистов: злобную программу по имени Сарк; Диллинджера – сотрудника Флинна, что есть двойником Сарка в реальности; и голос ИИ MCP, которого Уорнер назвал «Шовинистической Свиньей» (Male Chauvinist Pig).

«Фильм снимался весьма необычно, – вспоминает Уорнер. – Павильон в Disney был похож на репетиционную помещение; да по большому счету все съемки прошли, словно бы одна целая репетиция». Площадка была полностью тёмной, дабы не настраивать дополнительное освещение. «На полу была наклеена лента для разметки, ну и, возможно, ящик где-нибудь стоял, и все, другое – актеры.

Стивен Лисбергер сказал: »Иди вот от данной точки до данной«; это была чисто техническая игра, приходилось самому мнить, что происходит в кадре». До этого актерам приходилось воображать рядом с собой нарисованных монстров либо диснеевских пингвинов, но в «Троне» на стадии пост-продакшна добавили целый мир. Потом Уорнер снимался и в других фильмах для того чтобы рода и видел, как на смену эффектам «Трона» пришли новые разработки, но базисные правила этого фильма прочно вошли в грамматику киноязыка. «По окончании съемок »Трона« что угодно покажется легким!»

Дэвид Уорнер

«Трон» первенствовалпредставителем нового направления, и заманить аудиторию на такую необычную новинку было непросто. Уорнер вспоминает: «До тех пор пока работа над фильмом доходила к концу, и его разрозненные кадры сновали по различным отделам пост- продакшна, мне было нужно – по причине того, что никто больше не желал этим заниматься – кататься по Америке и продвигать фильм на утренних ТВ-шоу. Загвоздка заключалась в том, что из фильма нам продемонстрировать было фактически нечего.

Мне вручили две фото- графии, каковые необходимо было показывать в камеру, наряду с этим говоря сюжет… Воображаете? Это же невозможно! Так что я таскал с собой еще и фотографию дочери, и в определенный момент сказал: »Ну, достаточно про фильм; смотрите, вот моя малютка!«»

Летние сборы «Трона» были достаточно скромными, что неудивительно – тем же летом на экраны вышел «Инопланетянин» /E.T. the Extra-Terrestrial/ (1982), что Variety метко охарактеризовала как «лучший фильм из тех, что имел возможность бы снять Disney». Само собой разумеется, персонажи «Трона», не обращая внимания на обаяние главных героев, не лучшие из созданных студией, а сюжет, по сути, не более чем комплект сменяющих друг друга уровней.

Непоседливая юная аудитория наблюдала фильм лишь для очередной сцены с гонками на светоциклах, не обращая внимания на более глубочайший подтекст. Наряду с этим мораль фильма проговаривается в одной из диалоговых сцен, в которой Барнард Хьюджес – компьютерный гений на манер Клайва Синклера – спорит с предприимчивым управленцем в исполнении Уорнера. Уорнер поддевает Хьюджеса тем, что «данный бизнес – уже не то, что вы когда-то начинали в собственном гараже».

Хьюджес отвечает, что кроме того в случае если руководство избавится от всех творческих людей, «отечественный дух останется в каждой созданной нами программе». Для Лисбергера фильм был протестом против власти технократических компаний наподобие IBM и Микрософт и манифест виртуальной автономии, «свободной совокупности», говоря словами Трона.

Бэрнард Хьюз и Синди Морган

Аниматоры из Disney, лишенные привычного им лояльного управления, виде- ли в другой смысл и этой сцене. Мультипликатор Глен Кин, позднее создавший русалочку Ариэль и влюбленное Чудовище, взглянул «Трон» совместно со своим сотрудником Джоном Лассетером. «Мы возвратились в собственную помещение, и отчаяние начало сменяться раздражением, – вспоминает Кин. – Из-за чего мы не можем делать такое?»

Вдохновленные «Троном», они работа ли над сценой по мотивам книги «В том месте, где живут чудовища», применяя хороших рисованных персонажей и компьютерный фон. Отталкиваясь от данной сцены, Лассетер создал проект, что в параллельной вселенной был бы его первым полнометражным фильмом: не «История игрушек», а «Отважный мелкий тостер», соединяющий в себе рисованную компьютерную анимацию и мультипликацию.

Через пара мин. по окончании того, как Лассетер продемонстрировал собственный творение руководству из Disney, его выбросили со студии. Шеф со злобой растолковал это тем, что «мы будем применять компьютерную графику лишь в одном случае: в случае если это будет стремительнее и дешевле».

Что касается аниматоров «Трона», Крис Уэдж говорит, что фильм помог ему и его сотрудникам понять потенциал компьютерной графики, но они осознавали, что до реализации этого потенциала еще весьма на большом растоянии. «Мы знали, что разработкам необходимы были годы, дабы развиться до должного уровня, а аудитории и Голливуду – дабы принять это новое явление». Уэдж растолковывает, что фильмы наподобие «Парка юрского периода» либо «Истории игрушек» не показались бы раньше, кроме того стань «Трон» хитом проката. «Программам, автомобилям и киноиндустрии требовалось еще 12-15 лет, дабы наконец иметь возможность создать »Историю игрушек«».

Брюс Бокслейтер

Оценивая «Трон» с исторической точки зрения, Уэдж говорит, что с ним зрители в первый раз получили возможность погрузиться в мир, всецело созданный компьютером. «Мы программно создавали целые сцены. До тех пор компьютерная графика употреблялась спорадически, чаще как элемент того либо иного эффекта. В »Троне« же использовался второй подход, что никто не видел ни до него, ни по окончании.

Экшн-сцены в нем усилены прежде недостижимой степенью свободы. Возможно, в свое время фильм не считался успешным с коммерческой точки зрения, но его культовый статус принес ему куда больше известности, чем было у многих картин, выпущенных в том году».

Данный культовый статус повлиял и на появление сиквела «Трона». Спустя двадцать семь лет по окончании выхода оригинала, производством снова занимается студия Disney, в которой Лассетер, очевидно, сейчас основной арт-директор. Режиссер – Джозеф Косински, до этого занимающийся рекламными роликами и имеющий в послужном перечне рекламу Halo 3 и Gears of War.

Сценарий написан Эдди Кистисом и Адамом Хоровитцом, трудившимися над «Остаться в живых», а Гарретт Хедланд из «Трои» играет роль нового путешественника по стране Трона – сына Кевина Флинна по имени Шон, что ищет собственного в далеком прошлом провалившегося сквозь землю отца. Старая гвардия также в деле: Лисбергер выступает в качестве сопродюсера, а Бок-слейтнер и Бриджес играются собственных персонажей из первой части – Трона и Флинна.

Джефф Бриджес

«Это неповторимый, сумасшедший опыт, от которого было бы довольно глупо отказываться, – сообщил Бриджес о собственном ответе возвратиться в сиквел. – Присутствие в нашем мире вызывает такие же ощущения, что и тогда, – я ощущаю себя ребенком, которому опять дали поиграться с этими обалденными игрушками»… Сейчас, но, у этих игрушек вычислительная мощность миллиарда MPC, а виртуальные миры простираются в бесконечность. Если сравнивать с киберпространством кроме того аризонская пустыня думается маленькой…

Электронный стационарный видеоувеличитель (ЭСВУ) ClearView


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться