Кара делевинь: «иногда акцент застревает у меня во рту»

Благодаря необыкновенной для англичанки наружности и таким личным качествам, как хлещущая через край уверенность и энергия в себе, Кара Делевинь начала деятельно трудиться на подиуме, став топ-моделью уже к 20 годам. В 2012-м она решила попытаться себя в актерской профессии, взяв роль принцессы Сорокиной в фильме Джо Райта «Анна Каренина». Вы, возможно, не забывайте, броскую чернобровую блондинку с зеленым глазами, сидящую, совершенно верно фарфоровая кукла на каминной полке, в ложе оперы, где на Анну были направлены все лорнеты.

Актерство Каре оказалось по душе, и она на данный момент деятельно начинается как раз в этом направлении, но, не забывая и о фэшн-показах. В 2014-м Кара взяла лестные отзывы критиков за работу над картиной Майкла Уинтерботтома «Лицо ангела». В том же году женщина была утверждена на роль Марго в фильме по книге Джона Грина «Бумажные города» и попала в число участников «Отряда самоубийц», в котором ей достался образ злодейки Чаровницы.

КиноПоиск встретился с Карой Делевинь в ноябре прошлого года в Северной Каролине, на площадке «Бумажных городов». Самое любопытное происходило в перерывах, в то время, когда Кара и другие юные актеры дурачились с массовкой и между собой. Было разумеется, что все замечательно ладят и наслаждаютсяот общения, юности, внимания и работы.

Кара выясняется в центре, где бы она ни показалась. Около нее вьются девчонки и мальчишки, они совместно что-то напевают, танцуют, смеются. Нам дали час для беседы с юной актрисой.

Кара делевинь: «иногда акцент застревает у меня во рту»

— Сейчас снимается сцена школьного выпускного вечера. Обидно, что тебя в том месте не будет?

— Ох, еще как обидно. Я ни при каких обстоятельствах не была на выпускном вечере. Американский выпускной вечер — это клише, само собой разумеется, но о нем грезит любая девчонка как о чем-то совсем особом. Мне бы хотелось пережить это чувство, подготовиться к выпускному, переживать о том, кто будет твоим спутником, кто пригласит. (Сжимается и зажмуривает глаза, как будто бы в беспокойстве, и внезапно мгновенно распрямляется, рукоплещет в ладоши и смеётся.). Не смотря на то, что какая отличие кто!

Основное — это само событие. Имеется в этом что-то особое, правда?

— Понятия не имею. У меня также не было для того чтобы выпускного. Любая девчонка в мире грезит стать актрисой, и у тебя, наверное, эта мечта сбывается.

— О! Я грезила стать актрисой с четырех лет. Как раз тогда я в первый раз вышла на сцену.

О мечтах

— Говоря о сцене, ты имеешь в виду театр? Ты желаешь играть в театре, взять особое образование?

— Мне весьма хотелось бы играть в театре когда-нибудь. Но я не знаю, чем по большому счету все это закончится. Мечта мечтой, а действительность довольно часто вносит собственные поправки. Мое неспециализированное образование было достаточно хорошим, и я не вижу необходимости двигаться дальше в этом направлении. Творчеству учит жизнь, разве нет? Возможно, я и режиссуру попытаюсь.

Мне все весьма интересно.

— Какой опыт ты выносишь из работы на площадке, из общения с людьми?

— Кроме того не знаю, как ответить на данный вопрос. Я беру все, что предлагается, по мере поступления. (Смеется.) Мне весьма интересно замечать, как Дэвид Ланценберг ставит кадр, как трудятся другие люди на площадке, какие конкретно у кого обязанности, как трудятся актеры, массовка. Все это имеет значение, все это как-то откладывается внутри, находит собственный место, где я смогу данный опыт отыскать при необходимости. Другими словами я желаю заявить, что все время пойму себя в воздухе съемочной площадки, общения и работы.

Кроме того самые небольшие и, казалось бы, незначительные вещи могут быть главными. Возможно, я бестолково растолковываю? (Говорит с тревогой во взоре.)

— Нет, превосходно растолковываешь.

— В ходе работы все личное уходит куда-то на второй план. Я перестаю чувствовать себя собой, остается лишь Марго. Все, что имеется личного, серьёзного для роли, я отдаю Марго.

Ищу в себе и отдаю. Кроме того в перерывах между съемками я все равно ощущаю, что Марго занимает во мне куда больше места, чем я сама. Мы с ней фактически не расстаемся. Другими словами она просто никуда не уходит.

Это позже, в то время, когда все закончится, я возвращусь к себе, и мне будет светло, какой опыт я взяла, что из него вырастет, в чем его важность, осознаёшь?

— Осознаю. Марго говорит с американским выговором, ты говоришь с британским выговором, но, в то время, когда говоришь о Марго, переходишь на американский, и все это звучит забавно. Похоже, что тебе это дается легко.

— Мне постоянно нравилось играться с различными выговорами. В юные годы я была как попугай — передразнивала, копировала всех, кого слышала. Люди так как говорят по-различному, у каждого собственная манера произносить слова.

Меня это постоянно развлекало. Мне нравилось копировать голоса а также музыку. Мне нравилось слушать звуки, нравилось их перемещение во рту, перемещение языка, губ. Так что выговоры, копирование — это, возможно сообщить, мое любимое занятие. Время от времени я просыпаюсь и говорю лишь с американским выговором, мне снятся сны с американским английским. (Смеется.) Это началось с того момента, как я получила роль Марго. Ну, само собой разумеется, не все время. Лишь тогда, в то время, когда приближается время работы.

Не смотря на то, что время от времени данный выговор застревает у меня во рту, и приходится прилагать упрочнения, дабы его выплюнуть. У меня был паузу от съемок на Сутки благодарения целых пять дней. Я летала к себе в Лондон, но говорилас американским выговором и в итоге вывела всех из себя.

Меня попросили прекратить это непотребство! (Смеётся.) Время от времени я и себя этим же злю и стараюсь возвратиться к собственной простой речи с английским выговором. Но мне не терпится попытаться другие выговоры в различных ролях. И русский также. (Подмигивает мне.)

Об актерском ремесле

— Ты упомянула о режиссуре. Сообщи, кто твой самый любимый постановщик, у кого бы ты желала обучаться?

— Мне нравятся стильные режиссеры, такие как Тарантино, Тим Бёртон, Уэс Андерсон. В их картинах имеется своеобразие, их ни с чем вторым не спутаешь. И я не имею в виду что-то наподобие самолюбования, нарциссизма — смотрите, дескать, какой я особый! Мне думается, режиссер обязан снимать собственный фильм так, дабы зритель принимал его по-особому, в противном случае, чем легко историю в картинах.

Я желаю, дабы фильм стал другой действительностью для меня. Не знаю, как это растолковать лучше. С 11 лет я снимала все, что происходило со мной, снимала фильмы про меня и моих друзей. Это не фильмы в простом понимании слова. Но я знаю, что в один раз буду снимать фильмы профессионально.

Мне это весьма интересно.

— Поведай о тех фильмах, каковые стали знаковыми для тебя.

— Мне нравится фильм Джона Хьюза «Клуб „Ланч“», обожаю «Настоящую любовь» Тони Скотта. Ну, не знаю, дабы перечислить все, что я обожаю, времени не хватит. Столько необыкновенных фильмов, от которых дух захватывает, столько любимых! Как возможно выбрать из них что-то особенно запомнившееся, повлиявшее на тебя?

Они все как-то воздействуют, в каждом имеется что-то, что оставляет в душе след. Я терпеть не могу, в то время, когда меня задают вопросы: «Какой у тебя любимый фильм? Какая музыка самая любимая?» Да у меня целый воз любимых фильмов и любимой музыки. Все зависит от настроения, времени, дел, состояния души.

Дурные вопросы.

О розыгрышах

— Прекрасно, тогда, по твоему точке зрения, какой фильм стал знаковым для твоего поколения? Для моего поколения это были «Звёздные войны», к примеру.

— Ай! (Самую малость раздраженно, но радуясь.) Не знаю я. В случае если сказать о фильмах, говорящих о жажде моего поколения отвергнуть все знаковое, то таковой фильм еще не показался, по-моему. Возможно, «Бумажные города» станут таким фильмом. Откуда мне знать, как зритель примет его. Снимать фильмы о детях взрослым дядям, возможно, непросто.

Данный возраст все стараются забыть поскорее, разве нет? Все протесты подросткового возраста кажутся нелепыми, в то время, когда ты становишься старше и видишь, как устроен мир, начинаешь понимать свое место в нем. Но я полностью за то, дабы снять знаковый фильм! Лишь дайте мне камеру! (Смеется, распрямляясь во целый рост и выбрасывая вверх руки, как будто бы в ожидании, что ей тут же дадут камеру.)

— Прекрасно, в один раз ты ее возьмёшь. Давай возвратимся к Марго и твоей работе над данной ролью. Как ты вживалась в нее?

— Как в большинстве случаев, в то время, когда я тружусь над каждой ролью. Придумываю ее историю. Кто она и откуда, что ей нравится, чем она занимается, о чем думает, каким могло быть ее детство. Все, чего нет в книге, но имеется в моем воображении.

Я создаю собственного рода библиотеку историй, каковые имели возможность приключиться с Марго и ее окружением, дабы применять ощущения от этих историй, купленный в них опыт, в то время, когда он требуется по контексту сцены.

— Ты ощущаешь сообщение с ней?

— По-моему, Марго куда взрослее, чем я была в ее возрасте, но тот факт, что я играюсь ее на данный момент, в собственные двадцать два, дает мне возможность осознать ее куда лучше. Будь мне на данный момент шестнадцать, я бы не смогла осознать мотивы ее поведения. Если бы лишь я имела возможность видеть и осознавать жизнь так, как Марго, в то время, когда мне было шестнадцать-семнадцать! Я была бы вторым человеком на данный момент, возможно. (Смеется.)

— В финале книги Марго говорит, что она «бумажная девочка». Ты когда-нибудь ощущала себя «бумажной»?

— В начале она говорит, что живет в «бумажном» городе среди «бумажных» людей, а в конце она приходит к осознанию, что и сама, как все, «бумажная». Это аллегория, ты же осознаёшь. Это легко реализация того, что в итоге все мы легко люди, ничто человеческое нам не чуждо. Исходя из этого и Марго оставляет за собой право быть такой же, как все.

Я ни при каких обстоятельствах не ощущала себя «бумажной», придуманной. Да, бывали моменты, в то время, когда я ощущала себя всего лишь куклой в руках кукловодов, но не «бумажной», нарисованной. Бумагу так легко помять, сломать, порвать. (Смеется.) Я крепче.

Я куда крепче любой самой крепкой бумаги. Время от времени я ощущаю, что меня окружают «бумажные» люди, но осознают ли твои читатели аллегорию, о которой мы говорим, не зная содержания книги либо фильма? «Бумажные» люди около меня несут в себе пара второе значение, чем то, что вкладывается в это слово в книге Джона Грина. Я имею в виду лишь то, что могу видеть через них.

О жизни и самоощущении подростков

— У тебя не бывает ощущения, что ты живешь в доме со стеклянными стенками, будучи открытой всем?

— Нет. Люди видят лишь то, что я разрешаю им заметить. Но они не видят меня. Это не совсем одно да и то же. Им лишь думается, что они видят меня на всех углах, на журнальных стойках, в сети, но это та Кара, которую я надеваю как маску. Люди считаюм, что знают меня, но это далеко не так. Мои поклонники, кроме того самые верные из них, знают меня чуть-чуть, но для этого им приходится приложить упрочнения. (Радуется.) Время от времени люди подходят ко мне и ведут себя так, как будто бы мы сто лет привычны.

По всей видимости, я даю им собственного рода право фамильярничать со мной, поскольку все время как бы на виду. Но настоящую меня знают весьма немногие. Я не жалуюсь на фамильярность.

Время от времени хочется избежать этого, но что тут сделаешь, пока в этом имеется собственного рода необходимость. Со временем это изменится. У меня не так много друзей, как это может показаться.

— Другими словами ты желаешь заявить, что на публике ты совсем второй человек?

— Я желаю заявить, что на публике я — это я, но не вся! На публике лишь та я, которой нравится внимание! Внимание подпитывает творчество и стимулирует желание быть лучше, бросче, нравиться.

— У тебя большое количество поклонников, и для них принципиально важно все, что ты делаешь. Ты вспоминала о том, какое влияние имеешь на этих людей, либо о том, какое влияние желала бы оказывать на них, пользуясь собственной популярностью?

— И да и нет. С одной стороны, как раз исходя из этого я работаю . Я бы покинула мир моды, прекратила бы быть моделью, если бы не думала, что мое присутствие в какой-то степени влияет на эту индустрию. Я знаю, каково быть ребёнком и трудиться. Я знаю, как тяжело отыскать собственный место в мире взрослых, исходя из этого надеюсь, что мой опыт кому-то окажет помощь, кто-то почувствует сообщение с моим опытом, и это поддержит и направит кого-то. Мне принципиально важно это знать.

Тысячи подростков общаются со мной и между собой при помощи моих страниц в соцсетях. В том месте они смогут быть собой и приобретать ответы на собственные вопросы друг от друга. Это общение поддерживает нас.

И в случае если я для них тот человек, что окажет помощь отыскать верный ответ, то я радостна, что могу быть нужной. Я стараюсь своим примером продемонстрировать, что не нужно скрываться, нужно оставаться верным себе и не опасаться себя прежде всего.

О собственной героине Марго

— Что подпитывает твое воодушевление?

— Все, что меня окружает в жизни. Каждая мелочь, которую ты в состоянии подметить, может вдохновить на совсем неповторимые вещи. Нужно глаза и сердце открытыми всему, что видится на пути.

Так тяжело все это растолковать словами! Время от времени я ощущаю необходимость придумывать новые слова и придумываю их! Столько чувств и без того мало слов!

— Что тебе нравится больше — аллегории либо метафоры?

— Само собой разумеется, метафоры! В жизни все — это какая-то метафора чего-то!

— В текущем году и в начале будущего года выходят пять фильмов с твоим участием. Как ты к этому относишься? Нужен ли тебе паузу?

Не ощущаешь ли себя переполненной?

— О, я очень всем этим взволнована. Трудиться в кино — это как ожидать презент, что тебе обещан. Я опасаюсь наблюдать фильмы с моим участием, но ожидаю их с нетерпением. И буду наблюдать. Я открою все мои подарки и буду радостна вопреки всему! Меня нереально переполнить. Я обожаю быть занятой.

Не смотря на то, что сейчас у меня начало появляться желание побыть наедине с собой. Внезапно я начала ощущать потребность писать музыку. Мне нравится медитировать либо йогой в одиночестве.

Возможно, я взрослею?

Авторы Наталья Хиггинсон, Елизавета Чаленко

КАРА ДЕЛЕВИНЬ ДАЛА МНЕ… ИНТЕРВЬЮ


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться