Михаил полицеймако: «папа не мог на меня надышаться»

Сын Семена Фарады Михаил Полицеймако вырос в любви, ему ни при каких обстоятельствах ничего не запрещали. Исходя из этого он уверен, что запрет на показ вредных привычек не сделает отечественное кино лучше.

– Запреты запретами, но вы так как не прекратили сниматься в кино?

– Снялся в двух новеллах «Ералаша». Еще не видел итог, но, надеюсь, будет смешно. В Киеве мы с Машей Ароновой играем в хорошей комедии – что-то наподобие «Чародеев», но без музыки. А вот с Питером у меня не складывается: не приглашают сниматься!

А весьма хочется, поскольку моя мама (Мария Полицеймако – актриса, супруга Семена Фарады. – Прим. ред.) из Питера.

– А дед (Виталий Полицеймако. – Ред.) в легендарном БДТ игрался!

– В БДТ я был всего два раза. Еще студентом с Молодежным театром приехал на гастроли. Мама меня попросила: «Зайди, прошу вас, к дедушке в гримерку». Я пришел, а в том месте вахтер.

Говорю: «Я Миша Полицеймако. Мне к дедушке необходимо». Не разрешил войти!

Ровно через десятилетие я приехал снимать фильм к 100-летию деда, а на вахте тот же человек приветствовал меня как родного!

– Не напомнили ему о давнем казусе?

– Думаю, он этого и не помнит.

Михаил полицеймако: «папа не мог на меня надышаться»

– У вас, ребенка из актерской семьи, еще оставались иллюзии по поводу профессии?

– Их не было уже лет с пяти. Дети заводских рабочих знают же, что такое завод. Театр – это тот же завод. Со стороны может показаться, что все легко, но в действительности это интеллектуальный спорт. До выпуска спектакля необходимо трудиться, по окончании – также большое количество, поскольку спектакль – живой организм, а актеры живые люди.

Евстигнеев и Абдулов были весьма скромными в быту и не обожали сказать о профессии, сохраняя эмоции для сцены.

Я не планировал становиться артистом. В 93-м мне нравился рэп, и я с наслаждением трудился диджеем на радио. А позже решил. И стало известно, что ничего другого делать не могу. Не могу выдувать из стекла графины, фотографировать, брать интервью.

Не осознаю, что такое бизнес и как люди, вкладывая миллион, приобретают два и впадают от этого в эйфорию.

Папины дочки — София и Эмилия

– Вы не азартны?

– Нет. Я человек, любящий комфорт.

– В чем это проявляется?

– В первую очередь в наличии времени утром, по причине того, что я медлительно просыпаюсь и не готов  куда-то бежать. Еще комфорт для меня содержится в возможности скинуть стресс по окончании работы, поржать с приятелями над какой-то ерундой. Мозг отключается, проходит усталость.

Позже, у меня имеется «территории отдыха», в то время, когда я для все недоступен! 13-дней в первых числах Января, август и майские праздники.  Возможно, это привет из детства: в августе мы в обязательном порядке в Коктебель. У меня была сильная аллергия, и доктора дали совет поменять климат. Приехали сперва в Алушту, а в том месте жара дикая! Отправились в Коктебель. Позвонили в звонок первого попавшегося дома, задали вопрос, сдаются ли помещения.

Вот так я каждый год до 19 лет жил летом у его жены и дяди Толи.

– Возможно, как родные стали?

– Родственниками! Мы с данной семьей общаемся до сих пор. Увы, Коктебель весьма изменился, но в 80-е я его обожал! В том месте познакомился и подружился с сыном  Любови Полищук  Лешей Макаровым. С ним все лето и проводил. Воспоминания превосходные!

не забываю, лет шесть мне было, ехали в Крым поездом. В Харькове громадная остановка. Отец отправился за мороженым. Мороженое-то он приобрел, но состав уже тронулся.

Чудесным образом отец успел запрыгнуть в второй вагон. А я сейчас уже рыдал: «Для того чтобы отца утратили!»

С женой родителями и Ларисой

– У вас так как были с ним весьма утепленные отношения…

– Я обожал папу и постоянно знал, что он весьма обожает меня. В то время, когда я был мелким, у нас была такая шутка. Отец задавал вопросы: «Где мое солнце?» – и я весело показывал пальцем на себя. Я так как поздний ребенок: маме было 38 лет, а папе – 42.

Я появился этаким кабаном:  весил 4200, к тому же весьма обожал покушать. Искусал маму до таковой степени, что у нее началось воспаление молочных желез и кормить меня она не смогла. Определив о проблеме с моим едой, приятель мамы  Владимир Высоцкий, привез банку импортной сухой смеси.

– Вы так легко жонглируете именами – Абдулов, Евстигнеев, Высоцкий. А относились к ним с пиететом?

– Побаивался Юрия Любимова, по причине того, что он был главой. А к  Золотухину, Филатову входил в гримерку свободно.

– По вашим словам, отец вас не наказывал. Но вы же мальчик, и точно хулиганили.

–  Не так, как нынешние дети. Единственной занозой была музыкальная школа. Я надевал брючки, ботиночки, брал ноты, но доходил лишь до футбольного поля.

В то время, когда возвращался к себе, мама задавала естественный вопрос: «Из-за чего ты таковой нечистый?» – «Упал». не забываю, как мы с моим соседом Тимуром кидались яйцами в автомобили… И вдобавок у нас была неприятная соседка. Как-то моя собака навалила кучу, мы положили это дело на бумажку, сверху коврик, накрыли второй салфеткой и подожгли, предварительно нажать на звонок.

Соседка открыла, заметила начала и пожар тушить его тапком. Вот это было вершиной хулиганства.

– Вас вычислили?

– Еще бы! Мы так смеялись за дверью! Но по большому счету я был обычным ребенком.

Два моих приятеля детства из отечественного подъезда погибли от наркотиков. Кололись фактически через одного. Я этого избежал. И не сообщу, что меня так уж опекали: с восьми лет я деятельно тусовался во дворе.

Но в то время, когда мне исполнилось 17, родители совершили важный разговор на тему наркотиков.

– Вы вместе с женой, старшей дочкой и мамой принимали участие в программе «Дом вверх дном». Подобные обстановки в вашей судьбы случаются?

– Если вы о дисциплине и порядке, то мы и слов таких не слышали! Отечественный дом стоял как раз вверх дном. У нас неизменно куча народу. Так повелось еще с детства, в то время, когда мы жили не только с родителями, но и с бабушками, няней, а временами и с половиной творческого коллектива Театра на Таганке. на данный момент многие пробуют получить на известности, а отец собственную популярность, возможно сообщить, разбазаривал. К нему доходили незнакомые люди: «Ты хороший актер!

Отправимся выпьем!» И он имел возможность пойти, дружил с этими людьми.

– А вы?

– Я не тусовочный человек, по окончании спектакля неизменно еду к себе. Рюмку коньяка еще могу себе позволить, но лишь на гастролях, поскольку в Москве я все время за рулем.

– Но вы страстный футбольный болельщик. Наблюдали мировой чемпионат?

– А как же!

– И какие конкретно впечатления?

– Проигрыш испанцев меня не расстроил, поскольку Я мало устал от их гегемонии. Быть и мировыми чемпионами, и чемпионами Европы – это невозможно большое количество. А вот голландцы – молодцы, не смотря на то, что это совсем второй класс игры. Мне весьма понравилась сборная Чили: при очень скромном составе игроки доказали, что у них имеется воля и характер к победе.

Те же корейцы игрались так, что ноги сводило. К сожалению, ничего этого я не заметил у сборной команды Российской Федерации. И за что платят Капелло 9 миллионов в год?

На сцене ДК им. Ленсовета в спектакле «Виктория и Сирена»

– Как вы станете отдыхать?

– На несколько дней слетаю к семье в Болгарию. Может, этого мало для отдыха, но прикольно! Летишь к себе на самолете, выходные проводишь с детьми и улетаешь обратно. В качестве, летней резиденции Болгарию мы выбрали неслучайно.

Во-первых, всего два часа лету. А во-вторых, в том месте весьма мягкий климат, что напоминает мне крымский. И вдобавок в том месте довольно много русских.

К примеру, в отечественном доме их 95 процентов. Я не чураюсь соотечественников, в отличие от многих. К тому же в Болгарии вкусная кухня, и по большому счету в данной славянской стране  ощущаешь себя как дома.

Разговаривала  Анна Абакумова

Просматривайте кроме этого: Михаил Полицеймако: «В Египте не обожают русских, но обожают отечественные деньги»

Михаил ПОЛИЦЕЙМАКО:\


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться