Поспешишь народ насмешишь

Оскаровский номинант, трудившийся с Финчером, снова объединился с режиссером «Вам очень рады в Зомбилэнд» Рубеном Флайшером и сыграл в сумасшедшем комедийном боевике «Успеть за 30 мин.». Говорят, неизменно нужно стремиться к лучшему. Джесси Айзенберг так не вычисляет…

Последний фильм с Джесси Айзенбергом задает множество серьёзных вопросов о жизни (и отвечает на них). В случае если два преступника прилепят тебе к груди бомбу и сообщат, что взорвут тебя к чертям собачьим, если ты не ограбишь для них банк, что ты им сообщишь? В случае если тебе довелось учавствовать в скоростной погоне, под какую песню ты помчишься с ветерком, если не под «The Heat Is On» из фильма «Милицейский из Беверли-Хиллз»?

И самое основное: учитывая, что близнецы якобы дробят одно чувство на двоих, если ты дремлешь с сестрой-двойняшкой твоего лучшего приятеля, определит он об этом либо нет? Либо, как более емко говорит об этом Айзенберг в роли главного храбреца, разносчика пиццы Ника: «Ты ощущал, как я ее трахал?»

Кадр из фильмаПоспешишь народ насмешишь

«Да, я буду рад, в случае если отечественный фильм чем-то окажет помощь человечеству, – говорит Айзенберг с каменным лицом. – Эти вопросы не давали людям дремать в течении столетий…»

Мы в Канкуне, Мексика, на очень гламурном и забавном мероприятии Сони Pictures. На протяжении семи дней тут отметились Брэд Питт (с бейсбольной мелодрамой «Человек, что поменял все» /Moneyball/ (2011)), возбудивший общественность, показавшись в бассейне с детьми, Джордж Клуни (политический триллер «Мартовские иды» /The Ides of March/ (2011)), пресс-конференция которого прошла только гладко кроме того по его стандартам – «Совет президенту? Не спите с практикантками», – Адам Сэндлер и Кэти Холмс (комедия с переодеваниями «Такие различные близнецы» /Jack and Jill/ (2011)), обсуждавшие, чем угрожают мини-юбки «людям с массивным пенисом», и надувной 10-метровый смурф (никаких призов) на пляже, откуда его каждый день чуть не смывали в Тихий океан ураганные ветра.

Айзенберг прилетел ко мне вместе с режиссером Рубеном Флайшером и актерами Азизом Ансари и Ником Суордсоном, дабы поведать журналистам со всех стран о фильме «Успеть за 30 мин.» /30 Minutes or Less/ (2011), их с Флайшером второй совместной работе по окончании хита двухгодичной давности «Вам очень рады в Зомбилэнд» /Zombieland/ (2009). Вчера вечером на последовавшей за кинопоказом пляжной вечеринке четверка быстро оседлала волну общего энтузиазма.

Но, практически все беседы крутились около единственной реплики. Она звучит в одной из редких спокойных сцен фильма, в то время, когда Айзенберг болтает с упрямой возлюбленной (той самой несчастной сестрой-близняшкой) и она пробует открыть ему глаза на современное чудо, оно же эдем для бегающих за юбками чуваков, – Facebook. «Я на это дерьмо не подсаживаюсь, – говорит Айзенберг-Ник с презрением. – Оно мне на фиг не сдалось».

Насмешку оценят тут кроме того те, кто чуть знаком с Голливудом, пускай кроме того, настаивает Флайшер, «отечественный фильм был снят до премьеры «Социальной сети» /Social Network, The/ (2010), и никто из нас не считал, что она порвет кинопрокат. Это была легко забавная реплика, которая получила новый суть только по окончании того, как »Соцсеть« вышла на экраны и взлетела в стратосферу».

Звезда «Успеть за 30 мин.» мудро кивает: «У нас таких реплик – маленькая и вагон тележка. Отечественные шутки будут забавными и через десятилетие».

На следующее утро мы выясняемся в импровизированной телестудии, где Айзенберг записывал видеоприветствия для территорий и разных стран. Завидев нас, он радуется и говорит: «Я только что сообщил: здравствуй, Мумбай!» Сейчас Айзенберг более склонен к обдуманным ответам. О фильме, принесшем ему номинацию на «Оскар», он говорит: «С »Социальной сетью« вещь в том, что мне не предложат роль в фильме еще круче.

Возможно, я смогу сыграть лучше, чем сыграл в »Сети«, но точно для того чтобы же опыта у меня не будет ни при каких обстоятельствах. Съемки фильма – командный спорт, а »Сеть« создавало настоящее созвездие талантов, совсем прекрасное, что повторить что-то подобное весьма сложно. Осознайте верно, я не сижу на месте и не мучаю себя по этому поводу ежедневно.

Легко я совершенно верно знаю, что во многих качествах ничего лучше от судьбы ожидать не приходится».

Кадр из фильма

Большая часть людей в возрасте 27 лет эта идея привела бы к депрессии. Иначе, Айзенберг не относится к практически всем 27-летних: «Я вам так сообщу: довольно часто я был радостен играться в кино, которое кому-то так очень сильно нравится, но столь же довольно часто я испытывал и совсем другие эмоции. В случае если честно, я рад, что все закончилось».

Джесси Айзенберг во плоти разительно отличается от собственного экранного альтер-эго, которое мы видели вчера вечером. Новая лента Флайшера столь же замечательно бредова, как и «Зомбилэнд», тут имеется и слабоумные уголовные подвиги, и ликующая неполиткорректность, и сумасшедший монтаж на грани фола. Айзенберг играется очередного саркастичного тормоза, что сознает всю абсурдность собственных неприятностей и одновременно с этим опасается, что они куда раньше времени сведут его в могилу.

Он смекалист, твёрд и весьма забавен. В этом фильме, как в книге Джейн Остин, имеется и чувство, и чувствительность.

Сейчас Айзенберг говорит о том, куда держит путь его кинокарьера, с иронией, которая неизменно при нем. Таковой ответ имел возможность бы дать Вуди Аллен. «Я не хожу в кино, – отвечает Айзенберг, жадно оживляясь. – Я равнодушен к фильмам, в случае если лишь они не о таких людях, как я, об их сокровищах, неврозах, потакании себе, неприязни к себе. Возможно, в каком-то смысле кино для меня – это продолжение моего собственного нарциссизма».

Нельзя исключать, что часть правды в данной шутке весьма громадна.

Говоря о полосе неудач («она закончилась, кстати, всего пять лет назад»), Айзенберг задается вопросом, в чем был ее суть. Роли, каковые ускользали от него в последний момент, нехорошие отзывы на хорошие фильмы… Чувство вины. «Я думаю, люди не ценят чужой труд, – говорит он честно. – Ты снимаешься в фильме, в который реально веришь, он приобретает страшную критику, идет в маленьких кинотеатрах. Я сочувствую вторым актерам – у меня в текущем году будут другие ленты, а для них это, возможно, единственный шанс…»

Кадр из фильма

Из этого – мечта Айзенберга и его последнее прибежище: драматургия. Страсть к сочинительству «показалась от безнадеги» и вынудила его написать две пьесы и мюзикл «легко из страха, что меня никто не позовет сниматься в кино». По окончании кита «и успеха Кальмара» в 2005 году Айзенберг положил рукописи в коробку стола.

Сейчас он не известно почему снова взялся за перо. «Нереально всегда сниматься в популярных картинах, если ты желаешь заниматься и другими вещами, – думает он. – Если ты все время играешься в тупых лентах для массового зрителя, скоро от тебя как от актера ничего не останется. Когда моя популярность начнет сходить на нет, я опять начну опасаться и возвращусь к сочинительству».

Так или иначе, в конце этого года Айзенберг покажется на нью-йоркской сцене в пьесе, которую сам сочинил, сам поставил – и сам же в ней сыграл. «Она про отличие между опытом и знанием. Для меня это хорошая возможность прекратить концентрироваться на успехе и популярности». Неужто пьеса так нехороша?

«Да нет, вряд ли, – смеется Айзенберг. – На деле, я думаю, она весьма хороша. Я возлагаю на нее громадные надежды». А если не сработает?

Айзенберг радуется в лицо одному из серьёзных вопросов о жизни. «Думаю, вы понимаете о будущем не больше, чем я».

12.03.2015 Поспешишь, народ насмешишь?


Темы которые будут Вам интересны: