Режиссер «колобков» игорь ковалев: «наша анимация инфантильна»

В Москве проходит Громадной фестиваль мультипликационных фильмов, где в программе «Премьеры» представлен анимационный фильм «До любви» Игоря Ковалева.

Хороший амурный треугольник — одна дама, двое мужчин. Она определит об измене первого и помой-му может остаться со вторым, но тяжелый разрыв не дает героине шанса на нужный выбор, да и нужен ли он, в случае если настоящая любовь все еще не пришла.

Мрачная история об одиночестве в разобщенном обществе уже успела в текущем году завоевать Гран-при Суздальского фестиваля, пара отечественных анимационных премий «Икар», стать победителем интернациональных фестивалей анимационного кино в Утрехте, Хиросиме, Пучхоне, Познани и Загребе, и учавствовать в смотре в Анси и во многих вторых городах, каждый год собирающих лучших мультипликаторов со всех стран. Фильм Ковалева возможно назвать основной анимационной картиной этого года, но сам создатель не вычисляет его лучшим своим произведением.

«Сценарий „До любви“ был написан фактически 10 лет тому назад, и он для меня, к сожалению, устарел. Из-за чего я его все-таки решил сделать? Возможно, вследствие того что у меня было время, мне внесли предложение делать собственный авторское кино. Я его открыл, почитал и взглянуть на него вторыми глазами. Сообщу вам сходу: „До любви“ я считаю не лучшим своим фильмом.

Я разочарован им и пологаю, что у меня имеется работы увлекательнее. К примеру, прошлый фильм „Молоко“ мне намного ближе», — говорит Ковалев.

Режиссер «колобков» игорь ковалев: «наша анимация инфантильна»

Кадр из фильма «До любви»

К созданию собственных авторских картин режиссер подходит с математическим расчетом, неизменно осознавая, какую чувство он желает получить от фильма.

«Тут тема одиночества, разобщенности людей. Я делал фильм для себя, и у меня было как раз такое настроение. У меня неизменно подробный сценарий. В нем записан и тайминг, и практически какое количество шагов делает персонаж, за какое количество кадров он поворачивается, через какое количество кадров по окончании его остановки появляется ухмылка. Я ни при каких обстоятельствах не делаю раскадровок, аниматик.

Фильм в голове так просчитан, что я сходу начинаю рисовать начисто, анимировать и фактически не делаю никаких дублей», — отмечает режиссер.

От «Пластилиновой вороны» до Михаэля ХанекеНынешние авторские работы Ковалева значительно отличаются от его первых картин, каковые он делал с Александром Татарским на тогда лишь созданной ими студии «Пилот». Ковалев трудился живописцем-мультипликатором на фильме «Приключения капитана Врунгеля», был постановщиком «Пластилиновой вороны», сценаристом «Обратной стороны луны», режиссером «Следствие ведут Крылья» и «Колобки, ноги и хвосты».

Кадр из фильма «Следствие ведут колобки»

«Мы с Сашей [Татарским] сошлись на жанре комедии. И его детство, и мое детство прошло в цирке. Мы обожали забавные фильмы, боготворили Чаплина, Бастера Китона.

Нас это и объединило. А уже по окончании нескольких отечественных совместных фильмов — „Следствие ведут колобки“, „Крылья, ноги и хвосты“, „Обратная сторона луны“ — мне захотелось чего-то нового. Я полностью совершенно верно знаю, из-за чего это произошло. В то время, когда в 1979 году я попал на Высшие режиссерские направления, приехав из Киева, я заметил кинематограф.

Я по большому счету не имел возможность представить, что существует в мире такое кино: Робер Брессон, Карл Дрейер, Ингмар Бергман, Жан Виго, японское кино. Мне совсем снесло крышу. Я осознал, что существуют не лишь итальянская и французская комедии, каковые были в прокате в моей молодости и в детстве, а имеется и другие фильмы, каковые не показываются в кинотеатрах.

Изменилось отношение к судьбе, к мастерству кино», — говорит Ковалев.

Он так же, как и прежде подпитывается как раз игровым, а не анимационным кино, весьма ценит современное мастерство. Из нынешних режиссеров отмечает китайца Цзя Чжанкэ, чей фильм «Натюрморт» когда-то произвел на него неизгладимое чувство. В Европе великим именует Брюно Дюмона и «уже классика» Михаэля Ханеке.

С интересом Ковалев следит за творчеством Сергея Лозницы, чей короткометражный фильм «Письмо» он когда-то отстоял на фестивале в Кракове. В итоге картине дали Гран-при. Ковалев не раз сказал журналистам, что и сам грезит снять игровой фильм, но до тех пор пока этого так и не случилось.

«В то время, когда я начинал писать идею для фильма „До любви“, я был уверен, что пишу для полнометражного игрового фильма на полтора часа. Позже я неспешно начинал что-то придумывать и осознавал, что это возможно сделать лишь в анимации, считал, что это будет мое последнее анимационное кино. на данный момент я не могу так сообщить.

Я очевидно буду делать авторское кино, уже начал писать сценарий для нового короткометражного анимационного фильма. Надеюсь, что по настроению, по дизайну, изображению это будет совсем не похоже на то, что было раньше, по причине того, что я заберу другого дизайнера.

Целый дизайн для собственных прошлых фильмов я делал сам. Живописец-постановщик Дмитрий Маланичев делал цвет, текстуру, освещенность, компоуз. Без него трудиться я не могу, но дизайном сам заниматься уже не буду. Я в первую очередь аниматор и режиссер, а не живописец. Для меня настоящий живописец — это Пикассо, что рисовал ежедневно, а я не рисую ежедневно.

Но я желаю выражаться благодаря графике, дизайну, дабы это все шевелилось на экране, возможно, исходя из этого я и делаю анимационное кино, а не игровое», — растолковывает режиссер.Авторский пазл и зрительский полный метрПока идеи для авторского кино лишь зарождаются, Ковалев удачно трудится над зрительской анимацией в качестве худрука полнометражного фильма «Мой суперпапа» по мотивам произведений Кира Булычева. Фильм некоторым образом продолжит сериал той же студии «Базелевс» «Алиса знает, что делать!» и выйдет на экраны в осеннюю пору 2017 года. Режиссерами ленты стали Виктор Глухушин, Станислав Ольга и Шахов Баулина, трудившиеся и над сериалом.

Кадр из фильма «Мой суперпапа»

«Полный метр будет с персонажами из сериала, каковые чуть-чуть приспособлены визуально, но наряду с этим фильм никак не относится к сериалу и еще дальше ушел от Кира Булычева. В отличие от сериала, картина будет не лишь для детей. Это домашнее кино, в нем будет таковой легко скрываемый взрослый юмор.

Пологаю, что полный метр будет увлекательнее сериала, у него будет больше поклонников», — говорит Ковалев.

Совмещение работы над авторским и зрительским кино — один из самых популярных вопросов, каковые ему задают журналисты.

«Я это делаю всю жизнь, начиная еще со студии „Пилот“. И 20 лет я этим занимался в Америке — трудился над сериалами, полным метром и плюс делал авторское кино. Для меня это два совсем различных дороги.

В то время, когда я тружусь над зрительским фильмом, я думаю об аудитории и стараюсь, дабы вся команда, которая трудится над этим проектом, думала об аудитории: какого именно она возраста, что мы желаем сообщить. Работа над зрительским проектом у меня идет от неспециализированного к подробностям. Сперва тема, позже мысль, костяк сценария, синопсис, а позже начинаешь как бы вырисовывать все подробности, доводить до анимации, до диалогов.

А в то время, когда я тружусь над авторским фильмом, я не думаю об аудитории по большому счету. Я делаю фильмы для себя. Лишь я должен быть удовлетворен, это самовыражение.

Это моя игрушка, я себя ощущаю мелким ребенком, делаю собственный мир, в котором растворяюсь. Я начинаю с каких-то небольших подробностей и позже их стараюсь объединить. Для меня это пазл, что получается единой историей.

Это должно быть весьма честно, должно нравиться мне. В случае если по окончании окончания это еще кому-то нравится, кто-то это принимает, то я радостен», — согласится режиссер.

Кадр из фильма «Мой суперпапа»

Работа в Америке нисколько не поменяла правил Ковалева. Он по большому счету уверен в том, что никаких отличий между русским анимацией и американской нет. Единственная сложность, с которой он столкнулся при переезде, — это язык.

«В то время, когда я приехал в Америку, я, конечно, волновался. Я знал, что это вторая культура. До этого был в том месте лишь один раз, в то время, когда путешествовал по различным штатам, и тогда меня и пригласили на работу. Я не переехал, не эмигрировал. Я был уверен, что это максимум на несколько лет. У меня были неприятности лишь с языком — я не имел возможность сказать. Но благодаря моей бывшей жене, которая была опытной переводчицей, я заговорил достаточно скоро.

Все весьма легко: я был единственный русский в коллективе, никто меня не осознавал, и мне было нужно заговорить. Конечно, меня многие задавали вопросы, в чем отличие. Нет никакой отличия. Ясно, что культура вторая. Но я все-таки считаю — это мое вывод, — что менталитет русского человека намного ближе к менталитету американского, чем, к примеру, к Западной Европе.

А так люди такие же, сумасшедшие аниматоры, одержимые, имеется гениальные, а имеется неталантливые.

Исходя из этого я вам честно скажу, что был в том месте как рыба в воде. Практически через год-полтора приехали мои коллеги со студии „Пилот“, которых также пригласили трудиться — Женя Делюсин, Андрей Свислоцкий, Сергей в первых рядах, Дима Маланичев, Виталик Шафиров, — исходя из этого в том месте появился филиал студии „Пилот“. Это мои весьма родные приятели, я себя ощущал весьма комфортно.

Я не большой поклонник Америки. Это страна прекрасная, красивая, в том месте ощущаешь себя весьма защищенным, свободным, никакого напряжения нет, но по менталитету, по культуре и, возможно, вследствие того что это весьма на большом растоянии, это не мое. Мои корни — это Киев, я в том месте появился», — говорит Ковалев.Свобода внутриВозвращаться из США режиссеру было несложно. Он по большому счету вычисляет: основное, дабы была увлекательная работа, а с ней возможно жить хоть в Эфиопии.

За время его отсутствия в России, считает Ковалев, отечественная анимация развивалась.

«Я пологаю, что за последние годы показалось больше гениальных людей в анимации. Лет 20—25 тому назад показались такие узнаваемые признанные „полуклассики“, как Алексей Алексеев, Михаил Алдашин, Иван Максимов, Александр Петров, Константин Бронзит. Позже был какой-то затык, а после этого пришло новое поколение. на данный момент большое количество гениальных ребят, особенно девушек. Не лишь в России, но и во всем мире. Берешь каталог интернационального фестиваля, а 60 % — это девушки.

Здорово! Кэролайн Лиф — один из моих любимых анимационных режиссеров. Вот говорят: это женское кино, а это не женское. Это все ерунда. Имеется мастерство, кинематограф.

Отечественные девочки юные — Дина Великовская, Наташа Чернышова, Юля Аронова — весьма здорово трудятся, молодцы», — отмечает режиссер.

Сравнительно не так давно он был в жюри международного анимационного фестиваля «Крок», что был посвящен студенческим и дебютным работам. И в том месте, не обращая внимания на в целом успешное развитие отечественной анимации, все-таки отметил контраст между русскими и зарубежными фильмами.

«Был фильм, что я весьма рекомендую взглянуть. Это блистательный дебют, дипломная работа китайского режиссера. Он делал проект в Голландии, куда приехал 14 лет назад, стал инженером по плотинам и уже ближе к 35 годам осознал, что не может жить без анимации. Он отправился обучаться и сделал собственный первый фильм, что именуется „Лесс“. Я боролся за него, дабы ему дали Гран-при, но это было нереально, не смотря на то, что лента понравилась и критикам, и Норштейну.

Но в итоге фильму дали особый приз. Это необычное кино, в то время, когда наблюдаешь таковой фильм, забываешь, что это анимация. Это легко кинематограф.

Кадр из фильма «Лесс»

В отечественной анимации безумно гениальные парни. Довольно много отечественных молодых режиссеров трудится на большом опытном уровне. Они лихо и красивым киноязыком говорят историю. Все это чудесно, но я не могу заявить, что это глубокие фильмы и что они идут от души, от сердца.

Блестящий фильм Наташи Чернышовой „Два приятеля“ сделан ювелирно, забавный фильм, с гэгами, узкий, блестящий, но это фильм для детей. Я не вижу до тех пор пока в русской анимации для того чтобы, что идет изнутри, нового по киноязыку, каких-то опытов. Хороший фильм у Дины Великовской „Кукушка“, весьма искренний фильм.

Но отечественная анимация более инфантильна. Все-таки у нас еще осталось в мозгу, что анимация должна быть для детей. У нас имеется учителя, имеется великие режиссеры, как Хитрук, что блестяще делал фильмы для детей.

Молодое поколение пробует подражать, оно отточило мастерство, но мало нового, для того чтобы как „Лесс“. Кто-то в один раз сообщил: „Чтобы сделать авторский фильм, необходимо три компонента: свобода, возможность и фантазия, шанс, то имеется деньги“. Может, я не прав, но мне думается, что у зарубежных студентов чуть больше свободы в», — думает режиссер.«Медведь и Маша» против «Южного Парка»

Тем не меньше он не может не отметить подъем отечественной анимации. В основном за счет телевизионных сериалов, которых раньше не было вовсе.

«Я растолковываю это тем, что у нас не было культуры комикса. Все-таки как ни крути, но телевизионный сериал появился на базе комикса, что был давным-давно развит в Японии, в Америке и в Западной Европе. Исходя из этого в том месте раньше показались сериалы.

Слава всевышнему, что и мы стали их делать. Причем отечественные сериалы в неспециализированном-то завоевали всю землю. „Машу и Медведя“, „Смешариков“ показывают везде. Олег Кузовков [создатель сериала „Медведь и Маша“] — я горжусь им, снимаю шляпу.

Мы с Сашей Татарским его учили на студии „Пилот“.

качество и Количество сериалов зависит от клиентов. А каналы в первую очередь просят анимацию для детей, в особенности для мелких. Но для мелких по большому счету тяжело делать сериалы. Необходимо иметь особые мозги, и мало у кого они так устроены.

В то время, когда делаешь фильм, ты желаешь нагрузить его так, дабы самому нравилось. А тут должен быть весьма несложный уровень, практически загибание пальцев. Это не каждому удается», — говорит Ковалев.

Кадр из фильма «Южный Парк»

Ему самому значительно занимательнее было бы сделать сериал для взрослых: «Я желал бы тут, в России, такое осуществить. У меня остались идеи, но нет и продюсерской жилки. Не смотря на то, что такие сериалы необходимы.

В Америке их довольно много, причем на грани. „Бивис и Батт-Хед“, „Южный Парк“ — это комедии большого уровня. Не смотря на то, что „Южный Парк“ в русском переводе смотрится вульгарно и очевидно, а по-английски это не смотрится пошло, как песня льется, вовсе не грубо.

Эти сериалы — кино совсем другого направления. Люди, каковые сделали „Симпсонов“, „Бивиса и на данный момент-Хеда“, — это взрослые люди, каковые делали кино для себя, исходя из этого это честно. Не знаю, вероятно ли у нас такое. Но я конкретно верю в молодое поколение.

Непременно что-то должно случиться», — уверен Игорь Ковалев.

Создатель Маша Токмашева

ИГОРЬ КОВАЛЁВ: ГДЕ ЛУЧШЕ ЖИВЁТСЯ АНИМАТОРАМ И СКОЛЬКО СЕРИЙ \


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться