Самый быстрый indian

Самый стремительный Indian (2005) / The World’s Fastest Indian

драма / спорт

Режиссер: Роджер ДоналдсонВ ролях: Энтони Хопкинс, Йен Ри, Тесса Митчелл, Аарон Мерфи, Tim Shadbolt

Владимир Маяковский был неправ, в то время, когда наложил на себя руки в 37 лет от дикого страха старости, как писал Карабчиевский. Владимир Маяковский был не меньше неправ, в то время, когда сам писал, что «коммунизм – это юность мира, и его возводить молодым». Коммунизм – это старость мира, о чем четко подтверждал фильм Роджера Доналдсона «Самый стремительный Indian» /World’s Fastest Indian, The/ (2005).

Однако радостная старость – она не из СССР, где «молодое дело» кончилось сто лет спустя только первобытной неприязнью. Но, в то время, когда дело не насильное, а необязательное для участников, повсеместное счастье возможно «возведено». В сущности, Доналдсон снял повесть о коммунисте.

Кадр из фильмаСамый быстрый indian

Настоящий Берт Мунро, легенда мотоциклетного спорта, появился во второй половине 90-ых годов девятнадцатого века в новозеландском городе Инверкаргилл, не побитый до сих пор рекорд на своем «1920 Indian Scout» поставил в 62 года, пребывая на пенсии и имея взрослого сына и трех взрослых дочерей, по окончании чего многократно ставил рекорды на солевом треке Бонневиля (американский штат Юта), пока не умер в 1978 году. Только о женах Берта не сообщено в Википедии, ну, да всевышний с ними.

Австралиец Доналдсон, в 1965 году переехавший жить в Новую Зеландию, успел лично познакомиться и поснимать легенду. на данный момент Роджеру именно 61 год и по окончании всяких «Баунти» /Bounty/ (1984), «Пиков Данте» /Dante’s Peak/ (1997), «Тринадцати дней» /Thirteen Days/ (2000) неприятности приблизительно те же, что у Мунро. Однако новозеландской легендой уже успел стать его сын, бегун, два раза побеждавший на Олимпийских играх.

Но коммунистические проекты ему, по всей видимости, привычны. Исходя из этого Доналдсон не промахнулся, продолжив сюжетом «Самого стремительного Indian’a» ветхую голливудскую линию «пенсионных благоглупостей» («Эймос» /Amos/ (1985) с Керком Дугласом, «Несложная история» /Straight Story, The/ (1999) Линча). У него имеется настоящие зацепки.

Кадр из фильма

Берт Мунро (Энтони Хопкинс) живет на пенсию, спит в гараже, писает на лимонное дерево и не стрижет газон. Он отливает подробности и полвека по окончании работы паяет мотоцикл. Все логично, но пара злит соседей. Потом Берт Мунро заболевает сердцем перед отплытием в долгожданную Америку, но все равно отплывает, легко запасшись горстью нитроглицерина. Потом – роуд-муви от Лос-Анджелеса до Юты с логичными встречами 60-х: трансвестит, латинос, вдова, солдат по пути во Вьетнам. Потом – сами гонки.

Все. Сперва фильм на уникальность обстоятельно, медлительно разбирается с образом судьбы настоящего коммуниста, после этого скоро наблюдает по сторонам, после этого люди отдыхают, и остается только скорость развития скорости мотоцикла. Так же, как человек всю жизнь ожидает, ожидает, ожидает, а позже – бэмс, все сходу и сбылось. Лишь у сбычи имеется одно условие – не глупить в ожидании, и вот фильм, подобно Берту Мунро, ни разу не прокалывается в реакциях на сиюминутные события.

Попрекнуть возможно только чересчур хорошими людьми – по логике это редко, если ты не в собственной среде олигархов либо министров. Но так как в этом и цель, а начало 60-х – кто его знает, как они в том месте незадолго до «революции цветов» готовьсярасстаться с купюрой, не потоптав ногами. Может, и готовься .

Кадр из фильма

Но по любому олеография Доналдсона образцова. Возможно вспоминать и облизываться, как верно Хопкинс обращается с моторами, шлемами, дамами, трансвеститами, с индейцами, с администрацией гонок. Ну, простатит – чего тут непонятного? Ну, денег нет, а цены выше крыши.

Ну, контейнер побили, колесо отвалилось, и таксист обобрал. Органика старости и ее неизбывная ирония (в то время, когда кровать в мотеле задрожала целенаправленно) разрешают в любой ситуации хранить полное коммунистическое самообладание. Обязана ли старость постоянно быть усугублением порока, в случае если неизвестно, в то время, когда она закончится? Свободен, дожил живым. Это принципиальный момент «Самого стремительного Indian’а».

Особенно ответствен он в связи с насущным старением цивилизации. Хорошенькие девочки на гонках выглядят в фильме библейскими идиотками, дремлют обычные люди только «со собственными» (ровесницами). Норма – знать себе цену, а «кто предал собственную мечту, тот превратится в овощ».

Предложен вариант.

Кадр из фильма

Единственное, чем Доналдсон подтвердил, что сам не может быть вариантом – конкретно скорость. Он не может ее снимать. Вот по окончании всех «пиков Данте» так и не знает, как это делается.

Сначала – в то время, когда Хопкинс лихо обогнал юных байкеров на родном пляже – у него еще получалось. А в самый главный момент, в то время, когда нужно, чтобы дух захватывало, фильм забрал и съехал в психологию. «Пожег ногу», «сердечный приступ», слова, слова, слова – но на всецело монтаж и субъективную камеру (как в первом «Форсаже» /Fast and the Furious, The/ (2001), как в «Легкомысленном ездоке» /Easy Rider/ (1969), как в недавних анимационных «Тачках» /Cars/ (2006)) духу ему не хватило.

На белом солевом фоне все замыслы сняты неправильно, со стороны либо без риска, и лезет неподвижность. И психология уже не искупает. Сына бы что ли, олимпийского бегуна, сделал скоростным консультантом…

Самый быстрый indian2005г


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться