Теневой партнер

20010,0,3500,

Теневой партнер (2005) / Silent Partner

боевик / триллер

Режиссер: Джеймс ДекВ ролях: Тара Рид, Ник Моран, Патрик Ф. Галлахер, Джеймс Д. Дек, Катрина М. Фессел

Реальной русско-американской копродукцией «Теневой партнер» /Silent Partner/ (2004) Джеймса Дека кажется не столько потому, что целиком снят в Москве с Тарой Рид («Американский пирог» /American Pie/) и Ником Мораном («Карты, деньги, два ствола» /Lock, Stock and Two Smoking Barrels/ (1998)). Реальность – что до премьеры осуществлены предпродажи фильма в Бенилюкс, Болгарию, Грецию, Израиль, Индонезию, Исландию, Испанию, Мексику, Скандинавию, Филиппины, Францию, Ближний Восток и Латинскую Америку. Кто купил, все равно посмотрит, даже если смотреть придется на неразрешимый конфликт американского и русского менталитетов.

Кадр из фильмаТеневой партнер

Конфликт опять же не столько в том, что «русская» Тара Рид лучше бы не говорила ни одной русской фразы, если американской артикуляции буква «ж», хоть убей, не под силу. Он и не в том, что Москва, как у американцев водится, вся снята «вокруг Кремля с ночевкой» плюс аэропорт Шереметьево. Он в первую очередь – в темпоритме, в монтаже того, что происходит.

С точки зрения Голливуда, в «Теневом партнере» происходит несколько удешевленная, но довольно подробная раскутка успеха «Превосходство Борна» /Bourne Supremacy, The/ (2004). Не такой суперский, как Мэтт Дэймон, но тоже симпатичный Ник Моран попал между двух огней. Жил себе в мелких ЦРУшниках, поехал в Москву контролировать некий госзайм, только вякнул слабое «А», как ему с обеих сторон вломили такое «Б», что всю остальную дорогу он только и драпает огородами.

И вот если в «Превосходстве Борна» «Мерсы» гнались за Новой Желтой «Волгой», на сей раз они проиграют уже старенькому «Жигуленку». Хотя проигрыш несколько облегчен – Борн все-таки соблюдал московскую топографию, гнались четко от Киевского вокзала по Краснопресненской набережной до эстакады на Маяковке. Но даже фамилия героини, Дина Невская, отсылает все же к «Превосходству…», в котором Дэймон рванул в Москву как раз извиняться перед малолетней дочкой убитого им русского олигарха Невского.

Тем не менее, американский драйв кончается на одной запутанности сюжета. Да, в «Теневом партнере» сюжет запутан умело и именно «рыночно» – когда сначала вообще ничего не понятно, а потом есть два частных лица, вестимо, «он» и «она», добегающие огородами до очередного межправительственного заговора. Как в том, так и в другом правительстве – одна сплошная беда, коррупция и убийцы в полковничьих погонах ЦРУ/ФСБ.

Типично ладлэмовский сюжет (сценарий Джеймса Дека и Криса Ларсена). Но уже в первой сцене, в «затакте» в гостинице, где Тара Рид подвизается проституткой, детективная ладлэмовская логика нагружена «русским психологизмом». Он выражается в многозначительно долгих паузах, неотрезанных концах уже сыгранного кадра, ведущих в «тайну русской души», и бесчисленных крупных «страдающих» планах всех эпизодических персонажей, от Георгия Мартиросяна до Ирины Григорьевой.

Начинается «великорусское» занудство.

Кадр из фильма

Раз «мы любим пострадать», снимать Джеймсу Деку значительно проще. Вместо киношных изобретений достаточно весь сюжет переложить на «актерскую игру». Но детектив группы «Б» – это все-таки не Шекспир с Чеховым, и если не изобретать, то на «актерской игре» выезжаешь только в одно зрительское ожидание: «Когда же все это кончится?». Не «как», не «чем», а именно «когда же».

С точки зрения Голливуда «Теневой партнер» вышел довольно навязчивым, надоедливым. У себя они так снимают только для кабельного ТВ. Тем не менее, если смотреть с нашей родной точки зрения, где все, от «кабельного ТВ» до «национальных блокбастеров», смешалось еще в доме Облонских, фильм ничуть не уступает такому недавнему «супербоевику группы А», как «Бой с тенью» (2005), а «Побег» (2005) Кончаловского рядом с ним просто курит за дверью.

Потому что все зависит от того, с чем сравнивать.

Да в нашем родном «Побеге» количество временных, территориальных и психологических ляпов на порядок больше, чем в этой вроде бы клюквенной «русско-американской копродукции». И режиссер-американец ни при какой погоде все равно не способен не режиссировать, как только и способен Кончаловский. Ну, пусть Дек не знает, что в отличие от их Америки, в наших хозяйственных магазинах микроволновки в витринах не подключены к сети (это ж сколько бы надо было розеток?).

Но, если уж так сложилось, что Россия – это условность, он обязан дать в боевике эффекты боевика. И дает. Когда Ник Моран, загнанный под витрину превосходящими силами ФСБшников, догадался включить на максимум все мироволновки, в каждую положив баллончик аэрозоля с соседней витрины (со средствами от муравьев, тараканов или дурного запаха) – это правильное решение не по быту, а по-боевому.

Ведь если так сделать, наверно, действительно все рванет, и сильно рванет, и ФСБшников раскидает. А снято киношно грамотно, то есть изобретено.

Кадр из фильма

В общем, на фоне наших новых «национальных блокбастеров» как-то язык не поворачивается ругать сделанный все-таки с нашим участием американский боевик группы «Б». Он намечает перпективу дальнейших копродукций, радужную как раз для многострадального «нашего кино» и, может быть, даже способную разрешить конфликт менталитетов. Чтобы Россия перестала быть условностью, ее в копродукциях должно быть больше.

То есть отечественным продюсерам даже на в целом отечественные проекты с полностью отечественным финансированием, актерами и сюжетами надо брать только американских режиссеров. Сценарист будет наш, оператор, художник, и съемки зимой три месяца под Тобольском, и все равно с их режиссером кино будет реально рыночное. Их режиссеры даже «кабельного» класса все равно лучше, чем наши «класса А».

silent partner (2005)- car chase scene


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться