Артём абрамов продолжает дело своего отца

артём

Романы отца и Артема — Абрамовых и сына Сергея — это философские изучения о Всевышнем, религии, истории

Он начинал осветителем в театре, поработал на многих радиостанциях, каналах, куда смело заходил с улицы. И вдобавок Артем Абрамов — автор. Так сообщить, продолжает дело собственных отца, видного писателя, и деда — популярного фантаста.

Романы отца и Артема — Абрамовых и сына Сергея — это философские изучения о Всевышнем, религии, истории, об известных культурных и исторических личностях. Артем пишет статьи и эссе, сценарии и детские пьесы. И вдобавок он звезда новостей канала «Культура».

   Как братья Гонкуры

  — Поведай о собственной известной семье, о собственном детстве.

   — Я появился в далеком 76-м году. Отец — автор, мама — театральный режиссер. У нее собственный театр — Театр Терезы Дуровой.

Я в том месте начинал как осветитель, а сейчас пишу в том направлении детские пьесы. Ничего тяжелого в моем детстве не было, все было очень патриархально. Батюшка заставлял, руководствуясь принципом «ни дня без строчки», писать чего-нибудь.

   — И без того ты стал писателем?

   — Книга «Место спокойствия Моего» — мой первый литературный опус. До этого не было никаких поползновений, не считая тех упражнений и школьных сочинений, которыми заставлял заниматься папа. Эта книга — громадной масштабный труд, и ему требовался ассистент. Плюс к этому была мысль возродить ветхий Сергей бренд — и добрый Александр Абрамовы (т.е. мой дедушка и мой папа). Сейчас бренд выглядит кроме этого «А. и С. Абрамовы», и папа отправился на то, дабы в угоду сохранения бренда инициал младшего первенствовал .

Под этим брендом мы сделали пять книг за три года. Позже меня работа закрутила, и на писательство для души не осталось времени.

   — Весьма интересно, а как вы пишете совместно?

   — У Ильфа и Петрова на данный счет имеется ответ: как братья Гонкуры — один пишет, второй бегает по издательствам. В действительности так вышло, что я практически вырос на его книгах, возможно, как-то впитал с молоком матери литературу отца. Я наряду с этим себя не разламываю.

У меня имеется задача — написать книгу вместе с отцом. В случае если мне захочется написать что-то собственный, то я напишу это так, как мне хочется. Все равно позже все мои тексты Сергей Александрович правит стилистически.

Вот так написалось пять книг. Писательская тема на время закрыта. на данный момент пишу сценарии, детские пьесы, причем раздельно от отца, он не занимается литературой — пописывает стихи для домашнего потребления.

   На МУЗ-ТВ о творчестве речи не было

   — До канала «Культура» ты трудился на «бескультурном» МУЗТВ? Эка тебя бросает.

   — Это громадный кусок моей жизни. Было нужно перекрасить волосы, поменять имидж. Но на МУЗ-ТВ я умудрился не очень сильно запачкаться, по причине того, что в том месте необычным образом мне выпал рок-н-ролльный сегмент всей данной музтэвэшной истории. Мы в том месте показывали, фактически без купюр, рок-концерты, приглашали известных, маститых людей. Передача именовалась «Живаго».

Изумительное было время, но передача просуществовала ровно год, от апреля до апреля. Легко сменилось управление. По большому счету телевидение складывается из двух весьма неравных частей. Одна часть занимается коммерческой продукцией, а вторая — неравная часть — это канал «Культура».

Соотношение приблизительно 98 к 2. «МУЗ-ТВ» — это часть громадного куска. И оно было легко бизнес-проектом, что люди создали, развили, реализовали. Не более. И ни о каком творчестве в том месте речи не шло. МУЗ-ТВ было реализовано совместно со мной: новые хозяева учинили новый формат, и в том месте легко для меня не оставалось места. «Живаго» закрыли.

И для меня закрылась тема МУЗ-ТВ и музыкального телевидения, и я наконец-то смог отрастить собственный обычный цвет волос.

   — Но для себя в том месте что-то нужное почерпнул?

   — У меня на МУЗ-ТВ была такая роль — «умный ведущий». Была узкая своеобразная прослойка моих зрителей. У нас проходило голосование зрителей, вычисляли рейтинг ведущих, но никто на это внимания не обращал, потому чтовсе осознавали, кто чего стоит.

Исходя из этого звездных амбиций «ах, за меня не проголосовали!», само собой разумеется, ни у кого не было. Все обычные, все специалисты, знают, в каком мире живут. И я благодарен судьбе, что не стал стопроцентно узнаваемым человеком. Время от времени было весьма смешно: «А вот вы мне также дайте автограф, лишь я не помню, как вас кличут. Напишите, заодно и определю».

Тема закрылась.

   Здравствуйте, вы мой идол

   — И как тебе «Культура»?

   — «Культура» — весьма патриархальный канал. По телевизионным меркам, я не сообщу, что у нас ничего не происходит, но у нас далеко не безумный судьба, кроме того в самом безумном месте — работе информации. Если сравнивать с тем, что творилось в «Вестях», где люди бегают в пене, это — эдем.

Но я считаю, что это гигиена души — отсутствие криминальных новостей. И я сделал выбор в пользу «Культуры». Данный выбор никто не осознал на «России». «Ты на «Культуру»?

Да ты что, в том месте никакого роста!» Не смотря на то, что на моих глазах люди растут, они за шесть месяцев из обозревателей преобразовываются в начальников, а из маленьких начальников преобразовываются в громадных начальников. Но для меня — какой возможно рост? Все, ты уже трудишься в 19.30. Может, лишь в

   23.30. Но это не круче, это вторая программа. У Владислава Флярковского чуть больше аналитики, его личного, это как бы его именной выпуск.

Ведет его лишь он.

   — А в твоем выпуске возможно что-то твое личное?

   — Я лишь просматриваю новости. Мне большего не нужно, и мне не хочется мешать людям, каковые могут это делать лучше меня. Что касается чтения новостей, то я преклоняюсь перед Игорем Леонидовичем Кирилловым. Это мой гуру. У меня был в жизни момент, в то время, когда я имел возможность пожать ему руку.

Подойти и сообщить «Здравствуйте, я также телеведущий, я желал пожать вам руку, по причине того, что вы мой идол». Но необычным образом я стеснялся это сделать. Значит, он в действительности идол. Я видел его один раз в телецентре и один раз на почте на Садовом кольце.

Он трудится-то уже мало, но его фактически не видно. Я стою в сберкассе и вижу, что какая-то женщина поедает меня глазами. Слава всевышнему, отечественный зритель таков, что не кидается за автографами. Через два человека от нее и от меня стоит Игорь Кириллов.

Она его также видит, но не определит. Я думаю: «Боже мой, на кого ты наблюдаешь? Вон куда нужно наблюдать».

   Жену отыскал в сети

   — Куда ты, деятель «Культуры», ходишь в свободное время?

   — В действительности я мало куда хожу, и в этом смысле я, возможно, не весьма занимательный собеседник. Мало где бываю, за исключением каких-то выставок, каковые цепляют внимание. Симфоническая музыка– не мое, камерная — также.

Я не театрал, не обращая внимания на то что из театральной семьи. Не сообщу, что мне не нравится мастерство театра, но не сложилось — не театрал, и все тут.

   — Знаю, твоя супруга до сих пор, скажем так, играется в куклы.

   — Они выставляются в галереях. Это авторские куклы-люди. Она делает портретные куклы. Существуют особые кукольные материалы, она шьет им одежду, а я ей помогаю делать кукольную мебель — всякие шкафчики, скамеечки.

Мы делаем мелких людей в мелком мире. Она трудилась как живописец, в театре и занималась оформлением. Но в один красивый момент у нее чтото повернулось внутри, и она сообщила: я больше не живописец. И где-то год искала себя.

А отыскала в кукольном производстве.

   — А как вы нашли друг друга?

   — Мы безотносительные продукты эры — познакомились в сети. Все сложилось по окончании виртуальной переписки, в то время, когда мы видели друг друга лишь на фотографиях. Встретились и осознали, что нам весьма интересно между собой. Она — живописец, я — автор.

Причем она трудилась в издательстве АСТ, а я издавался в этом издательстве.

   — А детишки у вас имеется?

   — У меня сын. Ему два с половиной года. Мелкий, но уже начинает становиться громадным. Его кличут Данилка. Приходится его бабушке отдавать, дабы у мамы руки освободились. Смешно — высвободить руки от живого мелкого человека, дабы сделать мелкого неестественного.

В этом имеется парадокс какой-то, но однако это так.

   Досье ВМ:

    Артем АБРАМОВ появился в Москве во второй половине 70-ых годов двадцатого века в семье театрального Сергея режиссёра и писателя Абрамова Терезы Дуровой. Окончил факультет журналистики МГУ. Трудился на радио, на канале «МУЗ-ТВ», на утреннем канале «Хорошее утро, Российская Федерация!» Ведущий новостей на канале «Культура». Член Альянса писателей. Женат.

Имеет сына.

 

Создатель: Светлана ЛЕПЕШКОВА

Газета «Вечерняя Москва», №42 (24820) от 13.03.2008

 

 

«Ты супер!»: Артём Абрамов, 17 лет, г. Челябинск. «Синяя вечность»


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться