Братья наши меньшие

Как Тим Бертон воскрешал собственную мрачную историю о мальчике и его возвратившейся из могилы собаке

Тим Бертон мотает головой, и его растрепанные волосы планируют в новую прическу, совсем не похожую на прошлую. «Я поклялся, что ни при каких обстоятельствах больше так не буду делать, – усмехается он. – Но кто-то мне заявил, что это напоминает рождение ребенка. Тебя как словно бы постигает амнезия, ты забываешь про боль и не забываешь лишь хорошее, в противном случае ни при каких обстоятельствах не решишься на это снова».

Съемочный процесс мультипликационного фильмаБратья наши меньшие

Бертон снова занялся киномазохизмом, снимая два фильма в один момент, и практически при тех же событиях. В первоначальный раз он прошел через подобное опробование, в то время, когда днями напролет снимал масштабное игровое кино «Чарли и шоколадная фабрика», а позже бежал в другую студию и в том месте отдавал распоряжения аниматорам, трудившимся над кукольным мультипликационным фильмом о привидениях «Труп невесты». Свободное время – приблизительно девять секунд в день – Бертон тратил на сон.

Но сейчас он опять взялся за старое – режиссер параллельно снимает игровой фильм «Мрачные тени», что само по себе достаточно сложно, и ставит еще один кукольный мультфильм, в этом случае – «Франкенвини».

Съемочный процесс мультипликационного фильма

«Сообщить по правде, в этом случае я получил от процесса удовольствие, – заверяет он нас, сидя в английской студии звукозаписи за микшерным пультом; одетый с ног до головы в тёмное режиссер напоминает цифрового Призрака Оперы. – Было здорово на время забывать о »Мрачных тенях« и заниматься чем-то еще. Оказалось что-то наподобие упражнения, которое очищает сознание и разрешает мозгу дышать. Это все равно что послать себя в мысленную прогулку по улице». Что же, значит, он и в третий раз решится на такое? «Э, ну, не знаю…»

Съемочный процесс мультипликационного фильма

«Франкенвини» – достаточно необычный проект кроме того для Бертона, режиссера, перевоплотившего своеобразие в образ судьбы. В основном вследствие того что данный фильм он уже снимал. В первой половине 80-ых годов XX века, в то время, когда Бертон был зеленым юнцом и трудился на студии Disney, рисуя раскадровки для картин наподобие «Лис и» Чёрный «котёл и пес», ему позволили снять собственную короткометражку.

Другие сотрудники Disney на его месте сняли бы что-нибудь про милых коротышек либо девочек с огромными глазами, распевающих песенки, но Бертон создал игровой фильм о его любимой и мальчике собаке… которая погибла под колесами автомобили, была воскрешена своим обладателем и сейчас терроризирует соседей. Для хэппи-энда пес погибает во второй раз, в этом случае под обломками мельницы.

Это не совсем то кино, каковые вы показываете детям, рассчитывая, что они по окончании сеанса приобретут пенал и плюшевую игрушку. Исходя из этого Бертона выгнали с работы.

Съемочный процесс мультипликационного фильма

В начале 2011 года мы снова обнаруживаем Бертона на студии Disney, лишь в этом случае распоряжается тут он сам. Режиссер бегает между несколькими мастерскими английской 3 Mills Studios, располагающимися в широком помещении, поделённом шторами. Десятки людей прилежно трудятся тут над пугающего вида куклами.

В случае если выйти наружу и подняться на цыпочки, заметишь Олимпийский стадион. Около нас поодиночке либо мелкими армиями аниматоры копаются на площадках самых различных размеров: одни поместятся в телефонную будку, другие вряд ли разместятся в олимпийском бассейне, расположенном в паре километров из этого. Бертон раздает маленькие указания и счастливо кивает, отсматривая на мониторах маленькие кусочки сцен.

Он опять снимает «Франкенвини», в этом случае – в виде кукольного мультипликационного фильма, полнометражного, и в Disney весьма, весьма этому рады.

Съемочный процесс мультипликационного фильма

«Я в далеком прошлом думал над тем, как увеличить эту историю, – говорит Бертон о обстоятельствах, каковые побудили его возвратиться к »Франкенвини«. – Я отыскал собственные картинки к первому фильму, сказал большое количество новых храбрецов – и мне понравилось то, что оказалось. Мысль та же, но в более широком масштабе, с этаким мэшапом древних монстров, кусочками из »Франкенштейна« и »Дракулы« и всяким таким другим». В действительности Бертон дополнял эту историю с тех самых пор, как снял короткометражку, – он всегда был уверен, что, если бы ему дали развернуться, его детище выросло бы во что-то большее.

Съемочный процесс мультипликационного фильма

В сущности, сюжет «Франкенвини» не изменился. Это история молодого смышленого ученого Виктора Франкенштейна и его собаки Спарки: в то время, когда та гибнет под колесами автомобиля, Виктор воскрешает животное при помощи молнии. Пес сильно напоминает храбреца рисованного мультипликационного фильма «Домашний пес», кроме этого спродюсированного Бертоном, но, если доверять продюсеру Эллисон Эббейт, это чистое совпадение – «легко Тим так рисует псов». В новом фильме нам предлагают расширенную версию мира Виктора.

Мы видим его в школе, где знакомимся с девушкой, в которую Виктор влюблен, Эльзой ван Хельсинг (фамилии из хоррор-литературы проходят через фильм красной нитью), и вторыми необычными детьми, а также девочкой, которую все кличут легко Ужасная Девочка (до жути похожей на Смотрящую Девочку из мультипликационного фильма Бертона «Мир Стэйнбоя»). Сложная политика детских взаимоотношений, чувство соперничества, борьба за лидерство – все это играется в фильме большую роль.

Обойдясь без спойлеров, скажем только, что Франкенвини будет в этом кино не единственным необычным созданием. В то время, когда Тим Бертон говорит про монстр-мэшап, он не шутит. В мастерских студии на различных полках сидит множество необычных зверей, включая одну весьма громадную черепаху. Думается, опыты Виктора вдохновили и других…

Кадр из мультипликационного фильма

«Франкенвини» возвращает Бертона не только к его первой опытной работе, но и к воспоминаниям детства. Родной город Виктора во многом напоминает город, где вырос Бертон, впредь до того (подмечает режиссер), что школа, в которую ходит Виктор, весьма похожа на его школу. «Мы ориентировались на Бербанк и другие провинциальные города, – говорит живописец-постановщик Рик Хейнрикс, что трудится с Бертоном много лет а также был со-продюсером короткометражного »Франкенвини«. – Тим желал, дабы город оказался »неинтересным«, но он не имел в виду неинтересный в буквальном смысле.

Мы остановились на варианте для того чтобы абстрактного провинциального города». Представьте себе унылую послевоенную архитектуру с редкими вкраплениями кривых бертоновских углов. Декорации являют собой необычную смесь черно-белого с приглушенными цветами.

Дабы быть похожим хороший ужастик, «Франкенвини» будет черно-белым, не смотря на то, что кое-какие сцены будут сниматься в цвете, а позже будут переведены в оттенки серого по неким техническим обстоятельствам, каковые нам один весьма продвинутый эксперт пробовал растолковать, но мы, согласиться, так ничего и не осознали.

Кадр из мультипликационного фильма

«Франкенвини» кроме этого воссоединил Бертона с давешними соратниками. Среди актеров озвучания – Вайнона Райдер (Эльза), в последний раз трудившаяся с Бертоном на съемках «Эдуарда Руки-Ножницы»; Кэтрин О’Хара (мать Виктора, Учительница Физкультуры и Жуткая Девочка), не игравшаяся у Бертона со времен «Битлджуса», но озвучившая нескольких храбрецов «Кошмара перед Рождеством»; и Мартин Ландау (господин Ржикруски), взявший «Оскар» за роль в фильме Бертона «Эд Вуд». (Нет, представьте себе, Джонни Депп в проекте не участвует!)Продемонстрированные нам отрывки не имеют с уникальным фильмом Бертона практически ничего общего.

Оригинал был грубоват и холоден, а тут куда больше теплоты. В кукольной анимации имеется что-то, что машинально насыщает фильм определенным дружелюбием, возможно, вследствие того что вы понимаете, какие конкретно любовь и труд положили в кино несчастные аниматоры, месяцами колдовавшие над бесчисленными ртами и крохотными шарнирами более чем двухсот кукол. Либо же вследствие того что кукольную собаку вынудить играться намного легче, чем настоящего бультерьера.

Кадр из мультипликационного фильма

Бертон говорит, что во многом ему хотелось переснять «Франкенвини» в данной технике как раз вследствие того что кукольная анимация не устаревает. Сравните эпизоды, снятые Рэем Харрихаузеном, с нынешними кукольными мультипликационными фильмами, и вы заметите, что они отличаются только плавностью перемещений. «Я думаю, это легко очаровательно, что в данной области ничего по сути не изменяется, – говорит Бертон. – Другими словами, да, изменяются материалы и все такое, но в целом кукольная анимация какой была, таковой и остается». Что, очевидно, свидетельствует, что у вас будет «получаться всего пара кадров в неделю».

Кадр из мультипликационного фильма

«Франкенвини» выглядит куда более расслабленным фильмом, нежели последние проекты Бертона: тут нет огромных декораций, звездных актеров, широкомасштабных эффектов а также, в неспециализированном-то, груза ожиданий в плане кассовых сборов. Радостный Бертон разговаривает на площадке с прессой – в большинстве случаев в ходе съемок он этого не делает. «Франкенвини» – это питомец, которого режиссер выкармливал в течении двадцати лет. «Расцениваю ли я данный проект как самый персональный? – думает Бертон. – У меня уже было пара личных проектов, но данный, пожалуй, самый личный». Два десятилетия спустя песик Бертона наконец-то взял верх.

Когда Братья наши Меньшие Собаки Становятся СамымВерными Друзьями


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться