Братья коэн играют фолк

Заберите щепотку «Громадного Лебовски». Добавьте чайную ложку «О, где же ты, брат?». Подлейте капельку «Перекрестка Миллера».

Обильно побрызгайте «Бартоном Финком». Поздравляем, вы создали «В Льюина Дэвиса» – самый коэнутый (да, имеется такое слово) фильм братьев Коэн.

Беспристрастный портрет гениального неудачника, идеальное воссоздание дружеской фолк-тусовки Нью-Йорка начала 1960-х У «В Льюина Дэвиса» большое количество выдающихся граней. В текущем году картина штурмом забрала Канны, взяла Гран-при жюри и стала одним из фаворитов будущей «оскарной» гонки. Но братья Джоэл и Итан Коэны до сих пор не знают, что думать об страно теплом приеме, что их творению оказали критики и зрители. Само собой разумеется, они польщены и обрадованы.

Но они кроме этого озадачены тем, что их фильм наблюдают как комедию, не смотря на то, что он говорит мрачную историю неуживчивого фолк-музыканта (Оскар Айзек), чья карьера и личная жизнь рассыпаются практически на глазах.

Кадр из фильма «В Льюина Дэвиса»Братья коэн играют фолк

«Комедия – это термин с жестко определенным смыслом, – рассуждает Итан. – Не знаю, подходит ли он тут. Само собой разумеется, в то время, когда вы смотрите отечественные фильмы, вы вправе смеяться. В отечественной новой картине нет шуток, но вы вправе смеяться». Он останавливается, дабы поразмыслить о сообщённом. «Делает ли это фильм комедией?»

По словам Итана, работа над картиной началась с автобиографии Дейва ван Ронка, исполнителя и автора песен, что был ответственной фигурой в фолк-мире до появления Боба Дилана. «Прочтя книгу, мы задумались о начале 1960-х и о рождении современного фолка, – говорит режиссер. – Позже мы решили снять об этом фильм. Мы забрали за базу книгу Дейва ван Ронка, по причине того, что в том месте превосходно обрисована фолк-тусовка. Но нас интересовал мир ван Ронка, а не сам музыкант».

Как неизменно чуткие в подборе звезд, братья не стали нанимать актера, что бы открывал рот под музыку. «Так как это кино о музыканте, мы решили пригласить того, кто может петь и играться, – поясняет Джоэл. – Мы знали, что в противном случае кино не сложится, но мы кроме этого осознавали, что для того чтобы актера будет тяжело отыскать. Нам нужен был исполнитель, что извлечёт всю картину и что не позволит петуха, в то время, когда нужно будет петь вживую. Нам повезло – мы нашли Вручения Оскара.

Я до сих пор не верю в отечественное счастье. Если бы нам было нужно опять снять картину, но уже без Вручения Оскара, я бы отказался. По причине того, что это нереально».

Кадр из фильма «В Льюина Дэвиса»

Не обращая внимания на его блестящую игру, Айзек страно скромен, в то время, когда обсуждает собственный талант. Для него песни Льюэлина – не личное достижение и не саундтрек, заслуживающий тиражирования, а только часть образа персонажа. «В то время, когда я играюсь музыку на сцене, мне неизменно весьма стыдно, – говорит актер. – Не по причине того, что я не хорошо пою, а по причине того, что я ощущаю себя нагим, как Ева и Адам в райском саду. В такие 60 секунд я раскрываю слушателям душу, и мне стыдно по причине того, что они смогут заметить и услышать.

Как раз исходя из этого я охотно осознаю Льюэлина, что раскрывается только тогда, в то время, когда выходит на сцену. У Чарльза Буковски имеется стих «светло синий птица», которое начинается так: «светло синий птица живет в моем сердце и вырваться желает наружу, но я с ней весьма жёсток». светло синий птица Льюэлина вырывается наружу, в то время, когда он берет гитару и начинает петь. В противном случае общаться он не может.

Это его единственная сообщение с миром».

Оценив душевность пения Айзека, многие зрители именовали новый фильм Коэнов их самым эмоциональным и милым произведением. Братья с таковой оценкой не спорят. «Эмоции в отечественном фильме по большей части передает музыка, – говорит Джоэл. – Любая песня – новый этап постижения персонажей».

«Непременно, – соглашается Итан. – В случае если сценарий, то»

«То что?» – задаёт вопросы Джоэл.

«То читатель вскрикнет: “Что эта за чушь?” – смеется Джоэл. – Музыка неизменно эмоциональнее диалогов. Нас довольно часто хвалят за то, что в действительности создали авторы саундтрека. Музыка – это сила, чувак».

Кадр из фильма «В Льюина Дэвиса»

Подобно драматургу Бартону Финку, одному из ранних храбрецов Коэнов, Льюэлин мучается не только вопросами повседневного выживания, но и основной проблемой современного мастерства. Может ли он реализовать собственный талант тем, кто готов за него заплатить, либо же он обязан творить чистую, непродажную музыку?

«Да, – кивает Итан. – Хороший вопрос. Возможно ли продаться и остаться творцом? Имеется ли точка пересечения между искусством и бизнесом? Вероятно ли сейчас творить для души, а на следующий день – по заказу? Либо же компромисс – это неизменно лицемерие?

Отечественный храбрец проповедует одно, а пробует делать второе. Возможно ли так жить?»

«Что творец думает о себе, в то время, когда нарушает собственные правила?» – задаёт вопросы Джоэл.

«Успех в одном, неудача в другом, – эхом отзывается Итан. – Какой успех тебя устроит? какое количество неудач ты можешь вынести? Непростая неприятность.

Особенно для отечественного храбреца. Нам несложнее, по причине того, что»

Джоэл смеется: «Мы в далеком прошлом продались».

*Данный материал был размещён в издании Empire за август 2013 года

Братья Коэн.


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться