Дэвид брэдли: «в «штамме» я играю героя боевика»

Дэвид брэдли: в штамме я играю героя боевика

Английский актер Дэвид Брэдли, узнаваемый широкой публике собственными ролями в поттериане и Игре престолов, в интервью изданию Hero Complex поведал о собственной работе в хоррор-сериале Штамм канала FX, в котором он играется охотника на вампиров Авраама Сетракяна.

Имеется ли что-то общее между Вашим решительным Авраамом Сетракяном и действующим лицом произведения Брэма Стокера, Авраамом Ван Хельсингом?

Я старался избегать каких-то сравнений и отсылок с другими персонажами, потому, что в этом случае появляется опасность сыграть кого-то еще, а не того храбреца, которого придумали Гильермо Дель Торо и Чак Хоган.

Чем роль Авраама Сетракяна заинтриговала Вас?

По большей части именем из трех слов – Гильермо Дель Торо. Я его громадный поклонник. Мне понравился Лабиринт Фавна и недавний Тихоокеанский предел. Он позвонил мне икогда он поведал мне об этом персонаже и о том, что кто-то моего возраста может сыграть храбреца боевика, это звучало поразительно захватывающе.

Он поделился со мной собственной версией истории об этом человеке, о его жизни, которую он ход за шагом открывал зрителям. Я обожаю истории, каковые рассказываются порционно, и персонажей, каковые неспешно раскрывают собственную сущность. Сетракян один из них. Посредством флэшбэков мы определим, кто он таковой.

Плохой ли он юноша? На чей он стороне – на стороне ангелов либо дьявола? Он поступает достаточно жестко, но у него благие цели. Он эксцентричен и энергичен для человека его лет.

Он так как не Супермен, не Одинокий Рейнджер, каковые, как мы знаем, обязательно выживут в конце. Он не Джеймс Бонд. У нас нет уверенности в его бессмертии. Он не таковой, как они.

Он полон страха.

Вы успели до начала съемок прочесть романы Дель Торо и Хогана, на которых основан сериал, дабы лучше осознать, кого Вам предстоит сыграть?

У меня не было времени. По окончании звонка Гильермо мне было нужно весьма скоро принимать ответ. Мне дали на раздумья четыре дня: Вы имеете возможность приехать в Канаду, скажем, к данной субботе? Все было нужно делать набегу: обсуждать данный вопрос с семьей, безотлагательно оформлять визу. Это случилось весьма неожиданно. Я не просматривал книг.

И, честно говоря, это не мой жанр, не то, что я в большинстве случаев просматриваю. Но в то время, когда я начал просматривать эти простые люди, столкнувшиеся с древним вирусом; фокус на них, а не на вампирах. Так что, в то время, когда я начал просматривать, я уже не имел возможности остановиться. Речь не идет о натурализме, это не та действительность, которую мы знаем. Она чуть приукрашена, но весьма точна, и весьма похожа на правду. Я прочувствовал этих храбрецов – Эфа, его сына, Нору – по причине того, что история весьма людская, а вовсе не сверхъестественная.

Мне безумно нравится их видение, да и то, как они претворили его. Временами не редкость тяжело, первым делом, физически. Но я не против, не смотря на то, что, это не то, что я в большинстве случаев делаю.

Вы упомянули, что были счастливы возможности поработать с Дель Торо. Как Вам понравилось сниматься у него в пилотном эпизоде?

С одной стороны, у него имеется личный взор на то, как все должно оказаться, а с другой – он весьма эластичный если ты предложишь какую-то идею, дополнительную реплику, которая раскроет твоего персонажа лучше, он согласится, в случае если твоя идея придется ему по вкусу. С большинством режиссеров такие фокусы не проходят. Но он весьма открыт, дружелюбен и не напрягает. Он трудится над сценой до тех пор, пока не добьется желаемого результата.

Артисту принципиально важно быть расслабленным и собранным в один момент, и ощущать, что он серьёзен и может вклиниться и сказать собственный слово. Не знаю, как у него это получается. Я не знаю, в то время, когда он спит. В нем сила стихии, правда. Играться такую ключевую роль, какую играюсь я, в таком превосходном телепроекте, громадная успех.

Осознание собственного вклада, что я делаю, применяя собственные эмоциональные и творческие силы, дарит мне радость, в то время, когда я просыпаюсь утром.

У Сетракяна вправду весьма запоминающаяся первая сцена.

Мне нравится, что вы видите этого старика в перчатках без пальцев, обедающего супом. Позже наступает момент, и старик действует скоро и бессердечно. И вы осознаёте, что с таким шутки нехороши, хоть он и выглядит безобидно. Вы не имеете возможность представить его, шатающимся по местным барам. Скорее, он идет в собственную помещение и вспоминает о собственной жене, время от времени наблюдает телевизор и просматривает все эти книги о стригоях.

А сейчас мы видим, как в последних эпизодах у него появляется подобие семьи, все эти незнакомцы Я подозреваю, что он в большинстве случаев предпочитает быть сам по себе, но так уж произошло, что у него появились соратники. Для него это непривычно. Ему приходится обучаться заново заботиться о ком-то.

Он не желает смягчаться, он желает оставаться практичным. Как он растолковывал ранее, зараженные – больше не люди, убить их, значит показать милосердие. Он осознаёт терзания Норы по поводу девочки, которую им было нужно убить.

Но он кроме этого знает, что сострадание в этом случае – тщетная трата времени и страшная вещь.

Сценарий, линии сюжета, работа постановщиков, видение Гильермо, конфликты, каковые выносятся на суд зрителя – все это говорит о том, что это не простой боевик, в котором хорошие юноши сражаются с вампирами. Отечественные главные протагонисты через разногласия пробуют узнать, что же им делать. У них у всех собственную точка зрения на решение данной неприятности.

Мне это нравится, по причине того, что это делает их сложными, уязвимыми, сильными; это заставляет их принимать вещи, с которыми они раньше не сталкивались, в особенности при с Сетракяном. Для меня, Штамм — людская драма, хоть в ней и имеется элементы боевика.

Возможно, приятно играться человека, что нравится зрителям больше, чем, например, Ваш Уолдер Фрей из Игры престолов? Люди Вам до сих пор задают вопросы о вашей роли в организации Красной свадьбы?

Несколько дней назад мы снимали сцену на станции Union Station. Охранник, что пропускал группу в закрытую территорию, обратился ко мне с этими словами: Я желал поблагодарить Вас за то, что Вы сделали со Старками. Я их терпеть не могу. Он такие самодовольные и слащавые. Так что, благодарю вас! Я прочно пожал ему руку и сообщил: Благодарю. Вы первый человек, что поблагодарил меня за это (смеется). Мне было так приятно.

Понимаете, сколько людей, проезжая в автомобилях мимо меня в Лондоне, опускали стекло и выкрикивали: Нет тебе прощения!? Я не обижаюсь, я далек от этого. Обожаю, в то время, когда что-то взбаламучивает эмоции людей.

Штамм (1 сезон) — Русский трейлер #2 (2014)


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться