Джейми белл и энди серкис: «мы выросли на историях о тинтине»

Английским актерам Джейми Беллу («Билли Эллиот») и Энди Серкису (Голлум из «Властелина колец» и Цезарь из «Восстания планеты мартышек») не привыкать трудиться в одной команде. Они виделись на съемках «Кинг-Конга» и находились бок о бок в «На страже смерти».

Но в новом анимационном фильме Питера Джексона и Стивена Спилберга «Приключения Тинтина: Тайна Единорога» им выпало создать совсем необычную историю дружбы юного репортера и жёсткого морского волка. Репортер Тинтин, которого выполняет Белл, расследует тайну артефакта, отысканного в модели корабля «Единорог». Капитан Хэддок, сыгранный Серкисом, присоединяется к нему и в отыскивании сокровищ определит о себе большое количество нового.

Комиксы бельгийца Эрже про молодого журналиста в первый раз вышли в конце 1920-х, но остаются популярными до сих пор. В юные годы а также в зрелом возрасте ими зачитывались и Спилберг, и Питер Джексон, и Серкис с Беллом. Как раз история про Тинтина показалась Стивену Спилбергу подходящей для дебюта в 3D-анимации с применением разработки performance capture. Всем актерам было нужно играться в особых костюмах с датчиками в одном павильоне, оснащенном сотнями камер*.

О том, каково было сниматься в таком высокотехнологичном проекте, о собственной любви к историям о Тинтине и вывихнутых на съемках ребрах Джейми Белл и Энди Серкис сообщили журналистам КиноПоиску.

*Понимаете ли вы, что…

Съемки велись в павильоне, в котором была установлена совокупность performance capture Volume. По периметру потолка были вмонтированы примерно сто камер, каковые фиксировали происходящее в диапазоне 360 градусов и записывали данные в соответствии с положением актёра и каждого предмета в пространстве.

Трудившиеся в павильоне Volume актеры надевали особые костюмы с бессчётными зеркальными маркерами, каковые улавливались камерами. Полученная информация переводилась в трехмерное изображение. Подобными маркерами были снабжены кроме этого употреблявшиеся в сценах декорации и реквизит. Помимо этого, восемь HD-камер снимали сцены в режиме as is, другими словами конкретно самих актеров.

Эти материалы потом употреблялись аниматорами чтобы ни одна мина, ухмылка, вздрагивание и мимические нюансы и прочие эмоции не остались без внимания. В дополнение к разработке performance capture употреблялась кроме этого и разработка записи мимики играющего роль актера, фиксирующая эмоции по искажению лицевых линий. Актер надевал шлем, что был похож на футбольный и к которому крепилась миниатюрная камера, направленная человеку в лицо.

Она фиксировала мельчайшие перемещения глаз, губ и главных лицевых мышц.

Джейми белл и энди серкис: «мы выросли на историях о тинтине»

— Образ Тинтина вправду знаком вам с детства?

Энди Серкис —Да, мое первое воспоминание о Тинтине — из детства. Мой папа, что уже погиб, трудился в Ираке, в Багдаде, а я рос в Англии и на каникулы приезжал к нему. Мне было лет восемь-девять, и я именно тогда и просматривал книжки про Тинтина.

Мне думается, они весьма доходили к этим путешествиям. Само собой разумеется, я желал быть Тинтином, но капитан Хэддок мне также нравился — тем, что он был таковой ходячей трагедией. Уже позже я этого персонажа осознал поглубже: из-за чего он докатился до таковой жизни, начал большое количество выпивать, стал таким неудачником.

Он несет на себе груз вины за прошлые поколения, но в действительности у него добропорядочное сердце. И еще он весьма эмоциональный, его эмоции полностью чистые, нефильтрованные. В случае если это гнев, то настоящая гнев, в случае если жалость к себе-то — настоящая, искренняя жалость.

Джейми:[/ans] Да, я также вырос на книжках про Тинтина, он был частью моего детства. Больше того, я весьма желал им быть, стать таким, как Тинтин. Он поражал меня собственными достижениями. Он полностью ничего не опасается.

Он не думает о жертвах и последствиях, каковые сулят ему опасности, да и то, с каким юношеским задором он кидается в самую гущу событий, было весьма привлекательно для ребенка. Я желал также быть таким ребенком — тайным агентом, что руководит аэропланом, раскрывает тайны и все такое. Мне хотелось путешествовать по миру, искать сокровища, стрелять в нехороших парней также и шляться с пьяным капитаном, само собой разумеется. (Смеется.) И да, он же журналист!

Я кроме того желал стать журналистом — вероятнее, из-за него. Как это все может не завлекать ребенка, в особенности мальчика? Так что для меня приглашение на роль Тинтина было крайне важным и важным моментом. Я сходу начал думать, как это сделать, как создать живой образ, воплотить его на экране.[/ans]

«Капитан Хэддок мне нравился тем, что был ходячей трагедией»

— И с чего начали?

Джейми: Все началось с автора, Эрже. Я прочёл большое количество о нем, его работе в рекламе, позже его другие комиксы — о бойскауте, из которого позже вырос Тинтин. Да, Тинтин весьма похож на бойскаута. Прочёл и о предстоящей жизни Эрже, как он пробовал позже отойти от этого персонажа, но у него так и не получилось.

Весьма противоречивый был человек. Все это не то дабы помогло мне глубже осознать Тинтина, но разрешило оценить, как много Эрже сделал.

По большому счету, в то время, когда я начал думать, что знаю о Тинтине, осознал, что в случае если копнуть чуть глубже, то, в сущности, ничего о нем не знаю. Из-за чего его единственный приятель собака? Где его родители? Из-за чего он не в школе? Из-за чего он пишет статьи, но ни одна из них не выходит в газете? Ни при каких обстоятельствах! Из-за чего? Кто он?

Все эти вопросы повисали в воздухе. Думаю, Эрже намерено их покинул, дабы не раскрывать все карты. Мне это как девятилетнему читателю разрешило наполнить эти пустоты своим содержанием, данный храбрец стал для меня тем, кем я желал его видеть.

Будучи актером, я ощущал, что не требуется раскрывать все карты, эти недосказанности в тексте не просто так.

Энди: Да, начинали с источника. Может показаться, что Хэддока сыграть легче всего, по причине того, что Эрже довольно много положил в этого храбреца, обожал его. И тот факт, что Хэддок так потрепан судьбой, не отменяет того, что у него хорошее сердце. Само собой разумеется, точкой отсчета были сами иллюстрации Эрже и еще отношения Тинтина с Хэддоком, крайне важно было нащупать их сердцевину.

Имеется моменты, в то время, когда Хэддок благодаря чистоте юного Тинтина перестает жалеть себя и чувствует себя совсем вторым человеком. Само собой разумеется, главным было продемонстрировать его настоящим человеком, а не трудиться с ним, как с мультипликационным персонажем, принципиально важно было передать правдивые чувства.

— А что касается голоса, походки — как это придумывали?

Энди: В то время, когда начинается работа над персонажем, я за целостный подход. Принципиально важно да и то, как он воплощен физически, и голос — все связано. Так как в то время, когда ты переносишь храбреца со страниц сценария в действительность, ты придумываешь его физические качества, и это уже не умозаключения, а некая мышечная память, которая принимает решения за тебя.

Это весьма освобождает в начале работы над персонажем. Мне принципиально важно большое количество двигаться, голос также серьёзен. Голос Хэддока рождался так: он капитан, соответственно большое количество кричит на палубе, дабы его слышали, большое количество курит, выпивает, его печень вконец убита, у него определенная осанка, что воздействует на дыхание, на горло — из всего этого складывается его голос.

— Джейми, удалось ли стать в жизни таким, как Тинтин?

Джейми: Нет, я совсем на него не похож. Я весьма опасаюсь опасностей…

— И девушки у него нет.

Джейми: Да, хреново.

— А у тебя имеется?

Джейми: Нет-нет.

— Но хотя бы имеется возможность влюбиться, не то что у Тинтина.

Джейми: Ну, он так как практически ребенок, он не думает о таких вещах.

— Ему 16 лет.

Джейми: Что, действительно, шестнадцать? Не смотря на то, что да, я думал, ему между пятнадцатью и семнадцатью. А что, у всех были девушки в 16 лет?

Не смотря на то, что у меня, думается, была.

«Поразительно, как совершенно верно передаются небольшие перемещения благодаря motion capture»

— Ну, в шестнадцать все как-то стараются завести подружку. А сложно было определить себя на экране в анимированном персонаже?

Джейми: Никак, сходу видишь собственные черты. Тебя как словно бы пропускают через эту разработку. Это поразительно, как совершенно верно передаются благодаря motion capture небольшие перемещения.

— А кто-то из актеров заявил, что ему нужно будет доказывать родственникам, что это он.

Джейми: Нет, мне обосновывать не требуется, Тинтин — это совершенно верно я. Да у меня синяки до сих пор. Я кроме того вывихнул ребро на съемках. Исходя из этого в то время, когда люди мне говорят: «О, да ты озвучил Тинтина!» — я отвечаю: «Да, и вдобавок вывихнул себе ребро наряду с этим».

— Что, правда?

Джейми: Да, я кроме того не помню, как это произошло. Пришел с утра на съемки — и осознал, что мне тяжело дышать. Но я не желал жаловаться, срывать процесс, а исходя из этого пробовал все-таки сыграть собственные сцены.

И чем глубже дышал, тем было больнее, а без дыхания очень не побегаешь и Тинтина не изобразишь. Так что было нужно приводить к мануальному терапевту, что вправил ребро обратно. Я был ему весьма благодарен.

— Джейми, действительно, что балетное прошлое вам сильно помогло на съемках? Вы до сих пор танцуете?

Джейми: Да, само собой разумеется. Танцы — это как наследственная заболевание, ты просто не можешь удержаться. В случае если уж ты танцор, то на всегда. А я начал, в то время, когда мне было шесть.

И в случае если у тебя за плечами танцевальное прошлое, то эту физическую составляющую ты будешь так или иначе проявлять в любой роли. В то время, когда же необходимо создать конкретный образ — а у Тинтина, к примеру, своеобразные физические качества, — необходимо суметь извлечь это из себя, довериться собственному телу, и Стивен сильно помог мне применять собственные эти по полной.

— Каково было вам с Энди опять появляться на площадке совместно?

Джейми: Энди легко лучший. Мне думается, он самый «трехмерный» актер, которого я когда-либо видел! Понимаете, кое-какие говорят: «Захват перемещения — разве это настоящая актерская игра?» Желал бы я взглянуть на них в костюме с датчиками, пускай попытаются сыграть так, как он.

Он полностью неподражаем. И жалко, что его недооценивают легко вследствие того что он первопроходец новых разработок. Говорят ему что-то наподобие: «Хватит валять дурака!» Заметить бы, как они смогут сыграть животное. Попытайся позвать во мне эмоции, забери меня с собой в путешествие, приведи к злости либо грусть, вдохни в судьбу в то, что имел возможность бы нарисовать компьютер.

Но все его персонажи владеют душой, которую именно он дает им изнутри. Это так как в действительности фундаментальные базы актерской игры. Энди вправду Гэндальф данной технологии.

Энди: Это весьма забавно. Меня именовали Гэндальфом, Лоуренсом Чарли и Оливье Чаплином от motion capture… Страно. У меня достаточно большое количество опыта работы с данной разработкой по окончании стольких лет, я отношусь к ней с громадным энтузиазмом, она дает столько возможностей. И сочетание съемок с живыми актерами с переводом изображения в фотографической точности мультипликацию — это, я считаю, наилучшее использование motion capture.

Чем больше она будет использоваться и чем больше актеров к ней привыкнет, тем стремительнее, надеюсь, уляжется данный шум около нее, и она станет легко одним из инструментов киноиндустрии. Так как это всего лишь один инструмент из множества вторых. И этот инструмент оптимальнеетрудится с актерами, каковые не опасаются того, что их самих не будет на экране.

«Мне постоянно импонировала мысль полнейшей изменении на протяжении актерской игры»

— Шум-то, возможно, именно от этого страха и происходит.

Энди: Я думаю, они опасаются того, что, как им думается, они не смогут осуществлять контроль собственную актерскую игру. А это безотносительная неправда. Если ты не хорошо сыграл, то это будет не хорошо и на экране. Все связано.

Ни один живописец, ни один мультипликатор, что бы он ни рисовал, не сможет восполнить недочёт хорошей игры либо, напротив, загубить красивую игру.

— А как же ваше актерское эго? Ваше лицо на экране не различить за Цезарем, Голлумом, Кинг-Конгом, Хэддоком…

Энди: Понимаете, возможно, я какой-то необычный, но я совсем честно не переживаю об этом, по причине того, что, по всей видимости, мне постоянно импонировала мысль полнейшей изменении на протяжении актерской игры. И разработка motion capture позволяет сделать это на сто процентов. Тут я хотя бы в первый раз хожу на двух ногах — до этого все мои персонажи были четвероногими.

— Раз вы Гэндальф, то, возможно, давали рекомендации новичкам наподобие Джейми?

Энди: Не сообщил бы, но Стивену, что в первый раз применял эту разработку, было комфортно иметь на площадке умелого актера. Но все актеры в «Тинтине» были весьма хорошими, с хорошими физическими данными, исходя из этого не было нужно что-то рекомендовать. Время от времени людям думается, что для performance capture необходимо играться более ясно, усиливать мимику, но разработка так совершенно верно улавливает небольшие перемещения, что этого в действительности не нужно.

И в то время, когда снимают большой замысел, необходимо играться ровно так же, как если ты играешься в простом фильме. И необходимо смотреть за своим телом, не забывать, что все твои перемещения отражаются в записи, исходя из этого нужно придать ему как раз ту энергию, которая нужна.

— Как вам работалось со Стивеном Спилбергом?

Джейми: В действительности я не сообщу ничего неповторимого. Он классный. Он первооткрыватель новых разработок, выдумщик, создатель немыслимых миров, в каковые мы погружаемся, покидаем, по которым скучаем и куда желаем возвратиться.

Он — все это.

В то время, когда мне было восемь и я в первый раз побывал в кинотеатре в Шеффилде, где наблюдал «Парк Юрского периода», то, честно говоря, испытывал кошмар. Я был со своей игрушкой, Тигрой из «Винни-Пуха», прижимал его к себе, наблюдал на экран, на этих динозавров и думал: значит они где-то существуют, в случае если их сняли на пленку? И в конце я заметил в титрах имя — Стивен Спилберг — и поразмыслил, что он какой-то колдун.

Это первенствовалопыт кинопутешествия, это фильм, что уносит тебя на большом растоянии в второй мир. И понимаете, я не говорю вам ничего нового — у всех такое чувство от работы со Стивеном, все сообщат о нем приблизительно то же самое.

«Взглянув «Парк Юрского периода», я поразмыслил, что Спилберг какой-то колдун»

Энди: Что поразительно в этом режиссере, снявшем столько фильмов и перебывавшем на стольких площадках за 40-летний период работы, так это то, что у него столько желания и страсти поведать историю, раздвинуть границы кинематографа. Он командный человек, исходя из этого ему удается добиться максимума от актеров, по причине того, что Стивен ценит то, что они смогут ему дать. Он наблюдает на твое выполнение и говорит: «Да, превосходно, а сейчас попытайся тут добавить мало».

И в этом сотрудничестве с ним рождаются новые идеи. Я ни при каких обстоятельствах не слышал, дабы он повышал голос.

Джейми: Да, у нас был случай с актрисой, она весьма переживала, по причине того, что снимается у Стивена и находится с ним на одной площадке. Она так волновалась, что не имела возможности отыскать в памяти ни одной строки собственного текста. Прямо ни одной.

Как словно бы это самый ужасный период в ее жизни. Пятнадцатый дубль, шестнадцатый, а у нее ничего не выходит. И Стивен, как ни в чем ни бывало, сказал ей: «Все окей, не спеши, не волнуйся».

Мне бы уже это надоело: «Господи, неужто ты не можешь сказать собственные чертовы реплики?» А он был страно великодушен и спокоен. И я поразмыслил, что он весьма крутой. Имел возможность бы уже с ума сойти, но он весьма уважает собственных людей, и команда обожает его.

— Джейми, так каким оказался ваш «Тинтин»?

Джейми: Он храбрец, что не прячется за маской. Ему не нужно никаких сверхчеловеческих свойств, его сила в том, что он ребенок. Он необычный храбрец, что пускается в немыслимые приключения, с злодеями и сокровищами, которому удается наладить отношения со ветхим морским волком… Весьма похоже на приключения Индианы Джонса. Это настоящее путешествие. И это слияние новых разработок с красивым материалом — мне думается, раньше для того чтобы не было.

И в отличие от Индианы Джонса это фильм для всех возрастов, кроме того больше направленный детям, но наряду с этим на него возможно пойти всей семьей. В нем имеется элементы всех жанров: боевика, хичкоковского триллера, нуара, комедии… И он выглядит легко превосходно.

— Вы про уровень качества изображения?

Джейми: Да, в то время, когда я заметил готовое изображение… Понимаете, я, возможно, самый скептичный юноша на планете, и я думал: ну, и как это возможно правдоподобно? Как прекрасно это возможно сделать? Но в то время, когда заметил готовые отрывки… Линия забери! Дует ветер, и челка Тинтина колышется! Все так детализировано, с ума сойти!

Я был легко сражен, кроме того поверить не имел возможности, что так происходит.

— И, не обращая внимания на то, что историям про Тинтина уже десятки лет, они так же, как и прежде актуальны?

Энди: Да, Эрже так как никуда не путешествовал, он все собственные вояжи совершал сидя в кресле, как Толкин. Он создавал миры у себя в голове, разрешая читателю примерить на себя роль авантюриста . Особенно это принципиально важно для нынешних детей. Благодаря интернету они значительно больше осведомлены о глобальных проблемах и ощущают на себе ответственность, и им легче почувствовать сообщение с этим храбрецом.

Таковой персонаж, как Тинтин — понятный, с хорошей энергией, — это хорошая ролевая модель.

— А чем вы занимаетесь по окончании «Тинтина»?

Джейми: Я снялся в фильме «На грани» с Сэмом Уортингтоном и Эдом Харрисом — он выйдет в феврале. Это что-то наподобие триллера. Его снял фактически дебютант Асгер Лет, он до этого снял совсем поразительный документальный фильм Ghosts of Cite Soleil.

Ему удалось продемонстрировать внутреннюю судьбу Нью-Йорка в данной весьма хорошо сотканной истории о мужчине и его брате. И еще желаю до Января этого года либо в начале следующего сняться в каком-нибудь маленьком проекте — возможно, британском либо европейском фильме либо в скромной американской картине.

Энди: А я тружусь над «Хоббитом». Это два фильма, 260 съемочных дней в Новой Зеландии. Мы отсняли 60 дней, я отыграл все сцены с Голлумом и по сей день снимаю в качестве режиссера второй блок.

Я был постановщиком в театре, снимал игры и маленькие фильмы, но это первый мой режиссерский опыт для того чтобы масштаба.

Создатель Дарико Цулая

Приключения Тинтина-Тайна единорога Серия 1


Темы которые будут Вам интересны: