Фандорину еще предстоит встретиться с григорием распутиным

фандорину

Известный писатель говорит о будущем некоторых собственных храбрецов и о новом романе «Квест».

«Квест» — новая книга из стартовавшей в 2005 году акунинской серии «Жанры». Раньше в ней вышли «Детская книга», «Фантастика и» Шпионский «роман», а «Квест» — это «роман — компьютерная игра». Основной его храбрец — американский ученый Гальтон Норд, отправившийся в 30-е годы в Cтрану Советов; тамошние экспериментаторы похищали мозги выдающихся людей с целью сделать из них «вытяжку гениальности».

Норда ожидает большое количество приключений и большое количество тайных.

Основное в играх — побольше войны

— В текущем году исполняется десять лет, как начали выходить ваши книги. Ведете ли вы учет: какая из них стала самой популярной (другими словами реализовываемой)? И, как в один раз задали вопрос Набокова, «какую из ваших книг вы больше всего любите, а какой больше всего довольны»?

— В Российской Федерации, думается, разошлось больше всего экземпляров «Турецкого гамбита» (это благодаря экранизации) и «Алмазной колесницы». За рубежом — «Азазели». У меня самого, само собой разумеется, имеется среди собственных книжек фавориты. Имеется и такие, о которых мне безрадостно думать, по причине того, что они не оказались. Но именовать не буду, это окажется наподобие как предательство.

Кроме того в случае если кто-то из твоих детей хромой либо горбатый, не пинать же его за это?

— Вы говорили, что в «Квесте» соединили два собственных увлечения — сочинение сказок и компьютерные игры. Какой род игр вы предпочитаете — квесты, стрелялки, стратегии?

— Стратегии. Исторические. Чтобы побольше поменьше строительства и войны. Компьютерная игра выводит из организма лишнюю агрессивность и задействует какие-то иные территории мозга.

Наподобие как напряжен, а голова отдыхает. И позже победа — это весьма приятно. Еще одно мелкое преодоление, еще одна ступень.

Чем тяжелее задача, тем ступень выше.

Страшно представить страну-гениталию!

— Из-за чего временем действия в этом случае вы выбрали тридцатые годы и наполеоновскую эру?

— «Квест» — это такая фантазия-размышление на тему «роль личности в истории». Исходя из этого я и забрал два исторических отрезка, на которых многое зависело от одного человека, будь то Сталин либо Наполеон.

— «Квест» в первый раз был размещён в Интернете за месяц до выхода бумажной версии. Данный проект имел успех?

— Мы не рассчитывали на успех денежный. При общей непривычке к электронным платежам платный сайт неимеетвозможности собрать большое количество денег. Скорее это заявка на будущее.

Опыт, на мой взор, перспективный. Пройдет очень мало времени, и продукты этого типа станут привычными. Носителем для них, я полагаю, станет электронная книга.

— У одного персонажа «Квеста» имеется любопытная теория: мир устроен как человеческий организм. Полушария мозга планеты — это Европа и США. И вдобавок имеется страны-скелеты, страны-мышцы, страны-нервы, страны-гениталии…

— Я считаю подобную аллегорию плоской и глуповатой. Вернее было бы сказать о том, что в общества существуют прослойки, формации и группы, каковые возможно уподобить частям организма: мозг, душа, мускулы, кровеносная совокупность и без того потом. В противном случае представишь себе страну-гениталию, и жутко делается…

«Шпионский роман» готов к съемкам

— Сама мысль проекта «Жанры» еще в 2005-м казалась неподъемной для одного писателя, у которого к тому же на руках Эраст Петрович, Николас Фандорин и т. д. А ведь наряду с этим любой роман заканчивался фразой «Продолжение направляться…». Что вы на данный момент думаете об данной выдумка?

— Желал бы ее продолжить. Она думается мне продуктивной. Я не могу повысить литературное уровень качества собственных текстов. Да это, быть может, было бы и не на пользу развлекательному жанру. Он так как не должен быть стилистически сложным.

Вот и пробую все время что-то новое в рамках выбранного пространства литературы. Пока не надоест мне и читателю.

— Последует ли продолжение «Шпионского романа» — самой яркой из ваших вышедших в 2005-м книг?

— Быть может, будет сиквел «Шпионского романа». Приключения Егора Дорина в тылу неприятеля. Но это я еще совсем не решил.

— В каком-то издании мелькнула информация, что права на экранизацию «Шпионского романа» стоят дороже, чем права на любой российский бестселлер последних лет (думается, именовалась сумма в 500 000 евро)…

— Договор в далеком прошлом заключен, подготовка к съемкам закончена. по поводу полумиллиона евро — чушь. В русском кино таких расценок не бывает.

— Среди жанров, к каким вы фактически не прикасались, был экономический детектив. Не смотря на то, что за те десять лет, что вы трудитесь в литературе, он стал весьма популярен. Не было жажды написать про экономические правонарушения XIX, ХХ либо ХХI века?

— Экономический детектив на историческом фоне вряд ли кому-то будет занимателен. Хищение свечного воска и конопли на складах кумпанства «Багровъ и внукъ»? Ну а вдруг писать про современные экономические аферы, то тут найдутся авторы значительно компетентнее меня.

— Говоря об экономике, нельзя не задать вопрос о денежном кризисе. Как он, по-вашему, может сказаться на развитии книжного рынка и на вашем личном благосостоянии?

— Линия его знает. Посмотрим. Вообще-то за книги я не особенно опасаюсь.

Издатели говорят, что люди больше просматривают, в то время, когда меньше трудятся. Но ценой массовой безработицы притока читателей мне, само собой разумеется, не нужно…

Фандорин до тех пор пока в замыслах

— Меня уже лет восемь — с того времени, как я в первый раз об этом услышал, — весьма интересует проект романа «Тёмный человек», в котором на данный момент помой-му обязан встретиться с Григорием Распутиным. Вы не закинули эту идею?

— Нет. план и Идея у меня в отдельном файле. Но перед тем нужно написать о Фандорине еще один роман.

— Вы планируете писать «документалистику» под своим настоящим именем (как «самоубийство и Писатель» либо «Кладбищенские истории»)? Что имело возможность бы стать темой для очередной книги Григория Чхартишвили?

— Историческая эволюция понятия «чувство собственного преимущества» — с античности до наших дней. Прекрасная тема. И ответственная.

Я уверен, что ЧСД — основное мерило уровня развития того либо иного общества.

— Придумывая исторические романы, вы пользуетесь лишь архивами либо общаетесь с историками, исследователями либо служителями порядка?

— Я довольно часто молю о помощи экспертов. Без этого никуда. Это не означает, что все в моих романах соответствует истине. Это так как литература, да?

Но сам я желаю совершенно верно знать, как оно было либо не редкость в действительности. Чтобы привольней фантазировалось.

— на данный момент все повально увлечены ЖЖ. Вам не хотелось завести собственный блог, как это сделали ваши коллеги Татьяна Толстая либо Сергей Лукьяненко?

— Мои романы и имеется мой блог. Все мысли, открытия и сомнения я вставляю в том направлении. На ведение блога ни сил, ни материала не остается.

«Года к жёсткой водке клонят»— Говорят, вы на данный момент большое количество времени проводите во Франции. Из-за чего выбрали ее, а не Испанию, к примеру, либо Италию? У вас появляются неприятности в Европе?

— Это север Франции, берег Ла-Манша. В том месте не бывает жары, постоянно дуют ветры, высокие минимум живописности и серые скалы. оптимальнеемне работается как раз в таком окружении. Я уезжаю в том направлении, в то время, когда мне необходимо полностью погрузиться в текст, отключившись от внешних раздражителей. Неприятности? Интернет не всегда прекрасно трудится из-за сильных ветров.

А в остальном все нормально.

— И еще: вы грузин. Один ваш соотечественник, что также перебрался во Францию, в собственных фильмах прославляет вино. У вас имеется какие-то особые предпочтения в области вин?

— Года к жёсткой водке клонят. Она невкусна и неполезна, но от нее наутро не болит голова (по крайней мере у меня). А утро — основное время для работы.

Алмазная Колесница || Борис Акунин[часть 1 из 3-х.,аудиокнига ]


Темы которые будут Вам интересны: