Энн хэтэуэй: «мы все фанаты «отверженных»

Энн хэтэуэй: мы все фанаты отверженных

На пресс-конференции, приуроченной к выходу во всемирной прокат мюзикла Отверженные, актеры Хью Джекман (Жан Вальжан), Энн Хэтэуэй (Фантина), Аманда Сэйфрид (Козетта) и Саманта Баркс (Эпонина) говорили о работе над фильмом. Выдержки из интервью просматривайте ниже.

Фильм фантастический. И в нем большое количество слез. Энн, Том упомянул, что Вы тренировались плакать на протяжении пения, а Саманта пела под дождем, дабы капли падали ей на лицо. Неизменно весьма интересно выяснить, как актеры плачут в кино, в чем секрет?

И как Вам получалось плакать и петь в один момент?

Энн Хэтэуэй: Не знаю, имеется ли тут какой-нибудь секрет. Это настроение, душевное состояние, которому ты подчиняешься. Лично у меня не было шанса как-то совершить параллель между собой и моей героиней и тем, через что она прошла.

У меня успешная, радостная судьба, и у меня нет детей, которых я была вынуждена кинуть либо защищать (смеется). Исходя из этого я старалась посмотреть на ее историю изнутри, по причине того, что такие судьбы настоящи в нашей жизни. И чтобы осуществить это, я прочла массу статей, пересмотрела огромное количество репортажей и документальных фильмов о сексуальном рабстве. И лишь затем я поняла, что прежде относилась к Фантине, как даме, жившей в далеком прошлом, а это не верно.

Она живет в Нью-Йорке прямо на данный момент, быть может, в квартале от этого места. Несправедливость существует в отечественном мире, и ежедневно, в то время, когда я была Фантиной, я осознавала, что это никакая не выдумка, что я не играюсь – я объявляю о боли, которая живет в нашем мире. И я надеюсь, что мы все станем свидетелями еще при нашей жизни того, что эта боль закончится.

Саманта, а Вам было тяжело плакать под дождем?

Энн Хэтэуэй: А вы хоть раз в жизни плакали и пели под дождем в один момент?

Саманта Баркс: Я не знаю. Я разглядывала отечественное шоу как театральную постановку, исходя из этого лично мне было ясно, что, в то время, когда ливень хлещет тебя по лицу, ты плачешь и хлюпаешь носом, будет разумнее не придираться к некоему несовершенству вокала. Сначала ты думаешь: Красиво ли я пою? Верно ли звучит песня?

Но позже осознаёшь, что реализм в твоем голосе додаёт эмоциональности живому пению.

Хью Джекман: Я добавлю несколько слов о ходе. Том Хупер сначала сказал, что будут репетиции. Но я не уверен, что кто-то из нас ожидал, что репетиции продлятся девять недель. Я ни при каких обстоятельствах не был занят в проекте, в котором целый актерский состав распевал бы все время. Я родом из театра, исходя из этого для меня репетиция крайне важна и совсем естественна.

Имеется большое количество режиссеров, каковые не верят в репетиции, и имеется актеры, каковые предпочитают не репетировать, но с мюзиклом это не пройдет. Мы отрепетировали все всецело, не было ни толики неуверенности, незавершенности; Том практически придвигался близко со своим стулом и вел себя так всю дорогу. Так что все, что мы в итоге сделали, вышло блестяще. К тому времени, в то время, когда мы наконец начали снимать, камера в близи уже не причиняла неудобства.

У каждого из нас в момент выполнения песни, бывало, текли сопли из носа, и тогда Том сказал: Пожалуй, это чересчур. В общем, все было выверено от и до, и я безмерно благодарен Тому и всем на студиях Working Title и Universal за то, что они израсходовали деньги и время на данный проект и разрешили его осуществить.

Хью, немыслимая работа! Говорят, в начале фильма кроме того неясно, что это Вы. Энн сказала, что Вы утратили для роли 30 фунтов.

Поведайте, прошу вас, об этом. Вы мучили себя голодом?

Хью Джекман: Мне так страшно слушать все, о чем вы рассказываете, и я желал, дабы Том ответил на данный вопрос, по причине того, что в начале мы обсуждали с ним, что отношения между Жавьером (Рассел Кроу) и Вальжаном составляют солидную часть истории. Первая их встреча продолжается, возможно, пять мин., и, в то время, когда, спустя девять лет, будущее сталкивает их между собой снова, Жавьер понятия не имеет о том, кто перед ним стоит.

Но всем остальным ясно, что юноша фальшивую бороду и нацепил парик, но это тот же самый юноша, что и раньше. В этот самый момент Том говорит: У всех актеров имеется возможность продемонстрировать, как время изменяет человека, масштаб происходящего и тому подобное. Хью, я желаю, дабы ты стал неузнаваем, и, в случае если твои привычные не спросят, что такое произошло с тобой, не заболел ли ты, значит, мы зашли не так на большом растоянии, как было нужно.

В общем, я скинул вес, а позже наслаждался, набирая его опять, что составило 30 фунтов в том направлении и обратно. Но все это меркнет в сравнении с тем, что сделала эта леди, по причине того, что у меня по крайней мере было время для подготовки. Энни же провернула дело за 2 семь дней; Я думаю, она утратила около 300 фунтов за 14 дней.

Энн Хэтэуэй смеется

Хью Джекман: Я поведаю вам маленькую историю, я могу сказать продолжительно, так что остановите меня, в случае если что. Мне состригли волосы, и на голове были порезы. Энни сейчас обсуждала собственную будущую стрижку, и они с Томом зашли для консультации в гримерку, где я сидел с обритой головой.

И я встретился с ней взор – действительность отрылась ей во всей своей наготе. И я не забываю, как Энни сообщила: Кстати, в случае если на протяжении стрижки вы порежете мне скальп и будет кровь, я согласна. Том стоял сзади нее, и я поднял руку и сообщил: Для протокола: мне бы хотелось, дабы это был грим.

Фальшивые порезы, пожалуйста!

Вы имеете возможность поведать о собственной роли Жана Вальжана?

Хью Джекман: В действительности, он один из великих литературных персонажей, я считаю его настоящим храбрецом, негромким и смиренным. Жан Вальжан прошел через трудности и такие лишения, каковые я и вообразить не могу, и, думаю, никто из нас неимеетвозможности. Но ему удалось измениться изнутри.

В фильме мы желали продемонстрировать кроме этого и внешние трансформации, но вообще-то Виктор Гюго применяет слово трансфигурация, оно шире, чем изменение, по причине того, что Жан прошел через духовное преображение. Для меня это одно из самых прекраснейших литературных путешествий и величайшая возможность, которая была мне предоставлена как актеру. Если бы я хоть на одну десятую был похожим Жана Вальжана, я был бы радостен.

Одной из самых замечательных и кульминационных строф являются слова: полюбить другого человека, значит, узреть лик Божий.

Аманда Сэйфрид: В этих словах заложен глубочайший суть, а вдруг их еще и спеть, то их значение лишь усилится. Это то, с чем мы остаемся в конце, и исходя из этого Отверженные естьфеноменом в течение стольких лет. Все дело в теме, все дело в любви и в музыке Клода-Мишеля также.

Саманта Баркс: Я соглашусь с тобой по поводу темы, по причине того, что это произведение об надежде и искуплении. Моя героиня выросла в окружении извращенных, чёрных людей. Так что на Эпионину, у которой не было опыта общения с хорошими людьми, встреча с Маркусом произвела сильное чувство, и любовь явилась для нее собственного рода спасением.

Я задам два вопроса. Я слагаю с себя ответственность за первый вопрос, по причине того, что его оставила на моей странице десятилетняя девочка под ником Glittergirl. Она желает знать, вправду ли Энн состригла волосы и жалеет ли она об этом?

Энн Хэтэуэй: Так я и поверила! Ну, хорошо. Я вправду состригла волосы и жалела об этом лишь в то время, когда пребывала рядом с Амандой Сэйфрид, чьи волосы красивы. Я сама внесла предложение Тому сделать это.

Где-то глубоко в я постоянно знала, что захочу когда-нибудь сделать что-то подобное для собственной героини, в случае если это будет того стоить. И в то время, когда я получила роль, прочла сценарий и заметила, что в нем сохранена сцена с обрезанием волос, я решила прочесть описание данной сцены в книге. Она была таковой опустошительной!

Я поразмыслила, что, сделав это по-настоящему, повышу мало ставки моей героини. Еще я думала о том, что, в случае если так не легко наблюдать на то, как ей состригают волосы, как нестерпимо больно будет следить за тем, как выпадают ее зубы и как позже она делается девушкой легкого поведения. Само собой разумеется, все это время мы должны прожить рядом с ней, прочувствовать ее страдания.

Как актриса, я была счастлива пережить такую точную физическую изменение.

Второй вопрос: В мюзикле Песня мы видим, как музыканты играются. Где находятся музыканты в вашем фильме?

Саманта Баркс: У нас в ушах были малюсенькие наушники, и мы имели возможность слышать пианино, которое пребывало вне съемочной площадки в особом коробе. В то время, когда наблюдаешь фильм, слышишь всю мощь оркестра, а на съемках до нас долетали лишь не сильный звуки пианино. Исходя из этого приходилось применять собственный воображение, дабы представить, какой эпичной будет музыка в исполнении всего оркестра.

продюсеры и Том говорили о братских отношениях среди актерского состава, каковые появились на съемках. А вы, парни, думали о том, как возможно было бы их увековечить? Быть может, татуировками либо чем-то наподобие этого?

Аманда Сэйфрид: О, я желала сделать татуировку. Мы пару дней назад были в Интернациональном денежном центре Гонконга, и нам попалось по пути около восьми тату-салонов.

Энн Хэтэуэй: В действительности, человека, что первым сделал ход к нашему сплочению, сейчас, к сожалению, тут нет. Это Рассел Кроу.

Хью Джекман: Совершенно верно.

Энн Хэтэуэй: Запрещено недооценить его влияние и вклад на отечественный коллектив. Он первым внес предложение: Эй, приходите ко мне домойв пятницу вечером. Мои учителя по вокалу будут играть на пианино, мы пропустим по стаканчику, а позже споем.

Это было так своевременно и кстати, по причине того, что до этого момента, в то время, когда мы репетировали между собой, мы были весьма важны, и, однако, я сомневаешься, что мы думали о песне, как о средстве общения. За те вечера, каковые мы совершили у Рассела дома, нам все открылось совсем с другой возможности. Мы почувствовали, что песня оказывает помощь общаться, сказать, делиться опытом, ощущать и сопереживать друг другу.

Мы все фанаты Отверженных.

В главной роли: Энн Хэтэуэй


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться