Наш супергерой это дядя степа

Фильм.Ру побывал на съемочной площадке «Тёмной молнии» – высокоморального фильма о супергерое, летающем на тёмной «Волге» и выручающем жителей. Мы поболтали с режиссерами картины, с самим супергероем, заметили дух Бекмамбетова и летающую машину.

Наш супергерой это дядя степа

Девятый павильон Мосфильма был целый затянут дымом. На крышу дома, выстроенную, как надеется, из досок и дутого пластика, выбегал кашляющий артист Золотухин в белом халате и галстуке. Он, разумеется, спасался от пожара (из этого и дым), но на крыше, не обращая внимания на толпу операторов, помрежей и заготовителей снега, спасения не было. Но прилетит «Тёмная Молния» – ГАЗ-21 с нанокатализатором внутри, выстроенный в 1960-х летательный аппарат, случайно попавший в руки простому столичному студенту Диме.

И Дима затем уже не Дима, а отечественный ответ Бэтмену, и вдобавок правильнее – тот самый юноша, которого «Ищут пожарные, ищет милиция, ищут фотографы отечественной столицы».

Все это «Тёмная молния» (2009) Александра Войтинского и Дмитрия Киселева, первый русский фильм про супергероя (в пресс-релизе деликатно написано «Загадочного защитника жителей»), масштабный проект, запущенный уже на протяжении кризиса, фильм с кучей сверхсложных эффектов.

Никто, по всей видимости, ни при каких обстоятельствах не согласится, кто был автором идеи, кто придумал синопсис. Основное, о чем говорит Войтинский: «Тёмная молния» – кино с моралью.

В условиях, в то время, когда моральные императивы, что христианские, что коммунистические, остались в прошлом, в условиях, в то время, когда кинематографисты стараются продемонстрировать ту же кашу, что и в жизни происходит, в то время, когда нет в сущности ни хороша, ни зла, Войтинский и Киселев, старинные партнёры и друзья Тимура Бекмамбетова, говорят несложную историю с всего двумя полюсами. Она, помимо этого, создана так, чтобы получить любой детский рейтинг: обнаженки и секса не будет, а вдруг человека ударят, допустим, ножом, то ни капли крови не продемонстрируют. Войтинский рекомендовал вести семилетних детей, давая слово поведать им, «Что такое прекрасно и что такое не хорошо» так, дабы они не заскучали.

Ну и самим также идти. Это так как не то, дабы фильм Бекмамбетова, он тут продюсер и, вмешиваясь в художественное управление, должен не забывать о бюджете, цене съемочного дня ну и по большому счету цене собственного вмешательства. Но дух Бекмамбетовский витает на съемочной площадке, и исходя из этого кино будет поразительно объектным – машина настоящая (их таких уже восемь штук на кладбище послали), крыша настоящая, люди настоящие, машина летает по-настоящему.

На площадке – на тросах, в действительности – при помощи нанокатализатора, создана советской наукой, а не волшебством.

Все это делает Дмитрий Киселев, сорежиссер картины.

Существует секта тайных поклонников Дмитрия Киселева. Он был неизменно режиссером второго юнита, либо режиссером монтажа, либо помрежем у Тимура Бекмамбетова начиная еще фактически с «Банка Империал». В случае если присмотреться к «Дозорам», мы осознаем, что больше всего нам нравится среда: пупсы на паучьих ножках, квартиры, мясной цех, мелкие и весьма ужасные штучки, каковые сделал второй режиссер. В «Очень страшен» /Wanted/ (2008) это бой на крыше поезда и офисные дела, каковые также ясно кто сделал.

И эта секта с нетерпением ожидала, в то время, когда же наконец Киселев сделает всецело независимый проект, а он вместо этого отправился на необычный компромисс: кино без Бекмамбетова в качестве художественного руководителя, но все равно под присмотром и в партнерстве с Войтинским. Последний снимает драматургию, диалоги, любовь, отцов и детей и другое. Киселев несёт ответственность за взрывы, драки, пожары и полёты.

Для съемок воздушного боя машину поставят на особый гидравлический прибор, что будет ее болтать со ужасной силой, поменять наклон он 60 до 210 градусов за две секунды, дабы актера болтало по-настоящему, дабы ему не требуется было играться перегрузки, а он был и без того зеленым. «Не знаю, как отечественный Гриша это выдержит».

Отечественный Гриша – это исполнитель ключевой роли Григорий Добрыгин, студент третьего курса ВГИКа, которого товарищи дразнят: «Попал Гриша на пир на протяжении чумы», на протяжении ожесточённой безработицы взял ключевую роль.

Гриша разглядывает историю собственного персонажа, как историю борьбы с эгоизмом. Дима – студент из бедной семьи, что обучается на мажорском факультете МГУ, и пробует придумать, как бы ему раздобыть бабла, актуальную тачку, любовь Екатерины и уважение товарищей Вилковой. Необходимо пройти через одну трагедию и массу неприятностей, дабы стать борцом полного хороша, о котором сказал Войтинский.

Гриша упоминает традиции комиксов и супергеройского кино, с чуть заметным сожалением в голосе говорит, что у него не будет в этом фильме латексного костюма, по причине того, что его супергеройская сила – это не умение летать, и не костюм, а просто воля, желание помогать ближнему. Войтинский относит собственную супергеройскую традицию к совестким примерам, к Дяде Степе и тому юноше, которого ищут пожарные, а Добрыгин за Бекмамбетовым апеллирует к русским богатырям, у которых не было сверхспособностей, а была лишь воля к победе и к добру.

До тех пор пока, не обращая внимания на кризис, съемки идут по расписанию и без сюрпризов. Мы были на 31-м съемочном дне из предполагаемых 43-х. Точно все окажется – с бюджетом, рекламой, пиар-шумихой, «Молния» выйдет на экраны и пройдет с успехом.

А оценит ли публика заботу о собственном нравственном виде – это мы определим лишь по окончании выхода фильма.

Дядя Степа — милиционер


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться