Поэт в патерсоне — больше, чем поэт

поэт

В уездном американском городе Патерсоне живет мелкий человек Патерсон. По утрам он целует жену, завтракает и пешком идет на станцию, где является автобусным извозчиком. Вечером Патерсон возвращается к себе, а в том месте его ожидают ненаглядная супруга, собака и пирог.

Отужинав, он идет выгулять пса и входит в местный трактир на кружку пива. Так проходит сутки. А за ним еще один. А за ним еще один.

И не считая этих дней в фильме Джима Джармуша Патерсон нет ничего. И ничего не требуется.

До тех пор пока никто не видит, Патерсон пишет стихи. Он записывает их от руки в мелкий блокнотик и никому не показывает. Супруга говорит, что стихи красивые, и их обязательно необходимо опубликовать. Патерсон соглашается, но ни при каких обстоятельствах ничего для этого не сделает. Быть может, по причине того, что стихи — на редкого любителя: они о спичках, о рыбах, о любви, они скудны на художественные средства, в них патологически нет рифмы, ритма, какой-либо структуры. Они так же милы и неприметны, как самая жизнь их автора.

Но вероятнее, этих стихов никто не напечатает по другой причине. И эта обстоятельство — фатальная и вместе с тем необязательная обреченность.

Лунный свет: пресная драма о взрослении бедного чернокожего гея

В Патерсоне все обречены. Это место, где обитают радостные Сизифы. Двое парней, сидя в автобусе, делятся между собой собственными амурными похождениями. Они говорят о том, как красивые женщины с ними флиртовали, но флирт ничем не закончился. И это не поражение, нет.

Это отсутствие победы. Победа сиюминутна, а ее сладкое предвкушение возможно вечным.

Парочка студентов обсуждает увлекательную биографию Гаэтано Бреши. Они также анархисты, они бы также желали бороться и умереть за идею, за революцию, но как-то это довольно глупо и бессмысленно, в то время, когда вас на целый город всего двое таких анархистов.

Печальный актер страдает от безответной любви. Он знает, что вовек ему не добиться взаимности, он предпринимает отчаянный и преисполненный театрального пафоса жест. Данный жест изначально содержит в себе установку на фиаско, но как по-второму, в то время, когда ты печальный актер?

И какой же из тебя печальный актер без односторонней любви и перманентного фиаско на ее земле?

Супруга Патерсона грезит о карьере звезды кантри, берёт особую дорогую гитару. Она, непременно, гениальна, она всегда украшает свой гардероб и дом причудливыми черно-белыми узорами. Она, нельзя исключать, в полной мере имела возможность бы стать известной певицей либо актуальным дизайнером и перебраться из Патерсона куда-нибудь, где большое количество шума и ночных огней.

Великая стенки: Мэтт Дэймон вступает в компартию и убивает монстров

Любой из обитателей Патерсона имел возможность бы выбраться из личного болотца и из болотца неспециализированного, в котором все они обитают. Вот лишь для чего? Оно теплое, приятное. Да — затягивает, и да — затянет когда-нибудь совсем.

Но так как и без того в конце всех ожидает одно. Так из-за чего бы не успокоиться и не отдаться этому медленному погружению? Тут, в негромком омуте, далеко от мирской суеты и в стороне от прогресса — Патерсон кроме того сотовым телефоном не пользуется — также имеется место подвигу. Он не таковой, как на настоящей войне, где Патерсон, кстати, был. Он безобидный, с резиновыми, а не свинцовыми, пулями. Но подвиг так как не определяется материалом снарядов. Как и статус поэта не определяется его профессией и пропиской.

Поэты бывают великими независимо от того, знает ли кто-то о том, что они поэты.

В итоге, маленькое ага другой раз содержит больше смысла, чем долгий монолог. В итоге, в маленьком захолустье судьбы, может, неизмеримо больше, чем во всех мегаполисах. В итоге, кому нужен сюжет в фильме, в то время, когда в нем так уютненько, что не хочется из него просыпаться.

А хочется, напротив, завернуться поплотнее в огромные уши Адама Драйвера и захлебнуться в данной сладкой утопии.

5

Евтушенко. Поэт в России больше, чем поэт. Часть 1


Темы которые будут Вам интересны: