«Последнее изгнание дьявола»: очень страшно

«Последнее изгнание сатаны» — пожалуй, самое ужасное кино со времен «Омена».  Ужасное вследствие того что начинается… весьма смешно.

Живет себе  на свете преподобный Коттон Маркус (актер Патрик Фабиан). С детских лет он проповедует и ведет за собой впечатлительную паству. К делу собственному относится как к… коммерции. Над паствой посмеивается, говорит, что на протяжении проповеди может прочесть рецепт бананового пирога, а верующие  в экстазе лишь и будут повторять: « Аллилуйя!»

— Основное в проповеди – ритм, а не  содержание, — цинично заявляет пастор.

И вдобавок на досуге он изгоняет дьявола из бесноватых. Делает это артистично, как карточный шулер, – да и атрибутикой пользуется столь же мошеннической. Лишь вместо крапленых карт у него распятие на батарейках: коснешься – током тебя долбанет, полное чувство, что так бес на святыню реагирует… Не считая распятия имеется фонотека с записью самых ужасных голосов, хрипов и воев – это дабы незаметно включать и демонстрировать родственникам бесноватого, как страшен изгоняемый Зверь.

Довершают боекомплект пастора-иллюзиониста чуть видимые ниточки, каковые он тайком цепляет к предметам интерьера – дабы дернуть их в час изгнания беса. Бес же обязан финал собственный сопроводить ужасным тарарамом…

В общем, развлекается пастор, как может, беря деньги с несчастных верующих. Сам не веря – ни в Всевышнего, ни в линию. Не верит ни во что и его семья – и ничего, живут в полной мере припеваючи.

Лишь в один раз цинизм и тщеславие пастора заходят совсем уж на большом растоянии: он приглашает к себе компанию телевизионщиков и предлагает снять реалити: я буду изгонять беса – а вы снимать это на камеру, беря крупным планом все мои фокусы с батарейками и ниточками. Так мы наконец развенчаем постыдные суеверия — ужас перед не существующими в природе бесами.

 То, что показывается после этого, – очень напоминает по форме ставший культовым фильм «Колдунья из Блэр». Снятый в псевдодокументальной манере  фильмец, начинающийся бойко и радостно, неспешно  перерастает в тотальный кошмар,  заставляющий зрителей вжиматься в кресло.

Пастор Маркус  берет из стопки  писем первое попавшееся, прочтя  его по диагонали, осознаёт, что  где-то по соседству живет бесноватая 16-летняя женщина Нелл (актриса Эшли Белл), чьими приступами очень озабочен папа (Луис Суитцер), — и  отправляется в путь – со съемочной группой и своим чудесным чемоданчиком…

 На месте узнается, что каждую ночь женщина  убивает на ферме по животному. Утром просыпается в собственной постели – вся в крови – и не помнит ничего.  Женщина  — дорогая, застенчивая, еще совсем пастор… и ребёнок  Коттон проводит над ней собственный клоунский обряд.  Голоса из магнитофона вырываются самые ужасные, картины  на стенах трясутся и падают, вода в тазике бурлит  —  бес изгнан.

Все радостны, пачка  зеленых в кармане пастора. 

Последнее изгнание дьявола: очень страшно

Лишь на следующий сутки  начинаются такие странности! Час за часом  цинику Маркусу   предоставляются все новые доказательства одержимости девушки. Нелл  бродит в беспамятстве  в ночи, шепча  заклинания по латыни (которую не знает), она извивается и гнется, выворачивая конечности и шею, словно бы у нее нет костей,

она зверски убивает кошку, она рисует ужасные картины, в которых предвещает, какой смертью погибнет любой из участников съемочной группы и сам Маркус, она  заговаривает с пастором чужим, ехидным голосом, представляющимся бесом Алабамом…

Маркус наконец осознаёт: жизнь его столкнула с настоящим Злом и отважно кидается выполнять собственный пасторский долг…

Идею этого фильма  первым озвучил продюсер Эрик Ньюман. Он обратился к кинодраматургам  Эндрю Гарланду и Хака Ботку, каковые  пришли в тут и  неописуемое возбуждение же ринулись писать сценарий об одержимой.  По словам Гарланда, источником воодушевления  для них стала документальная лента  начала 70-х  «Марджо» — о священнике, что  раскрыл перед киношниками  закулисье собственной работы, обман и всю фальшь, с которыми она сопряжена.

— Мысль снять документалистику о секретах мастерства экзорциста-мошенника уже сама по себе была хороша, без всякой дьявольщины, — говорит Гарланд. — Исходя из этого мы руководствовались принципом: снять хороший документальный фильм. А позже вывернуть его наизнанку. Мы смогли добавить в «Последнее изгнание сатаны» массу того, чего ни при каких обстоятельствах бы не смогли включить в сценарий игрового фильма – в простой картине эти элементы показались бы через чур необычными и чересчур неправдоподобными.

Для воплощения собственного плана  эта троица отыскала молодого режиссера  Даниэля Штамма, что начинал псевдодокументальной лентой «Нужная смерть», удостоенной массы призов. 

— И Штамм стал капитаном команды «Последнего изгнания сатаны», сумевшим продемонстрировать целый психологизм, добившимся от актеров  очень реалистической игры, — говорит Гарланд

Способы у Штамма были преинтересные: он трудился по принципу Стэнли Кубрика, что постоянно изолировал собственных актеров от внешнего мира. Актеров намерено мучили бессчётными дублями, получая психологического дискомфорта и измождённости.

— Как раз в следствии  этих бесчисленных дублей я и получил от актеров  резкие, сырые, ничем не приукрашенные чувства,- хвастает Штамм.

Сценарий наряду с этим неспешно преобразовывался в набросок, а изможденные актеры имели возможность время от времени та-а-кое ляпнуть в камеру! И это значительно чаще оставлялось режиссером.

Помимо этого, режиссер вынудил пересмотреть актеров последовательность  документальных фильмов про изгнание бесов – по большей части, дабы они не повторили штампов.

Съемки проходили в настоящем фермерском доме в Луизиане, около которого кишели змеи, другие хищники и аллигаторы. Другими словами воздух жути кроме того не было нужно воссоздавать намерено.

Живописцу картины было нужно  по-настоящему потрудиться, пожалуй, лишь в одной сцене —  самой ужасной —  сатанинского ритуала, в то время, когда одержимая, беременная  Нелл создаёт на свет  бесенка, его бросают в пламя – и Зло вырастает в сатану…

Нужно было придумать, как будет смотреться только что вышедший из людской чрева  бес ( бр-р, плохо!), нужно было придумать вертикальное пламя – зловещее, пугающее…

Со всеми этими задачами съемочная несколько  справилась – зрителю будет реально страшно.

А вот каков посыл данной истории? Верят ли создатели фильма в бесов?

Похоже, к этим вопросам они относятся так же цинично, как и  пастор Маркус в начале фильма.

Исполнитель роли Маркуса Патрик Фабиан  говорит, что  на Карибах в один раз видел на плантациях тростниках  привидение Джамби – призрака ветхого раба. А сценарист Гарланд и вовсе  лихо шутит:

— Вам поведать о каком-нибудь кошмаре из моей жизни? Моя церемония бар-мицва подойдет?

Пожалуй, самый важный человек во всей данной компании  — режиссер Даниэль Штамм, что говорит:

— Таких семей, в которых имеется помой-му одержимые дети, — полно в Америке и везде по миру. Люди не знают, как совладать с проблемой – то ли из-за отсутствия образованности, то ли из-за отсутствия веры. Но они страдают!

А кто-то на этом наживается… Взглянув отечественный фильм, любой примет решение для себя – одержима ли Нелл бесом либо она просто шизофреничка. Отечественный фильм – о вере, о ее влиянии на людей, о том, оказывает помощь она человеку либо вредит…

Похоже, съемочная несколько  твердо сделала вывод, что  вера — это страшно.

Значит, сатана до сих пор не изгнан?

Илона Егиазарова

 

 

Изгнание дьявола | Очень страшное кино 2


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться