Шик

Повествующий о отечественной нынешней провинциальной действительности, «Шик» снят на российско-германо-итало-украино-французские деньги, а премьера его состоялась на Берлинале. Премьера была на внеконкурсной основе, что обидело постановщика Бахтиера Худойназарова, в далеком прошлом живущего в Германии. Вправду, в фильме совсем хорошо играются Елена Дробышева, Андрей Панин, Ингеборга Дапкунайте, да и три основных храбреца (Иван Кокорин, Артур Смольянинов, Иван Яценко) выглядят непротивно.

Еще больше похожим на правду выглядит условно-южный приморский город, за что сошла отечественная дорогая сердцу Ялта. Но в то время, когда деньги на кино даются европейские, профессионализм в большинстве случаев гарантируется во всем, а также в драматургии и режиссуре, про какое бы отечественное нынешнее безденежье ни шла обращение. В этом смысле Худойназарову совсем не на что обижаться.

Смотрится фильм легко, кроме того легкомысленно, но в то время, когда кончается, неприятно делается до предела. Снова одурачили, взяли на понт узнаваемости, а под ней что-то тухлое-тухлое.

Кадр из фильмаШик

У трех захолустных тинэйджеров жизнь достаточно безрадостная. Один видит, как шлюховатая мачеха изменяет отцу-придурку, желает отомстить, а заодно желает ее сам. Второму невдомек, как оказать помощь матери-одиночке, бывшей арфистке, сейчас торгующей пирожками. Третий – сиротка, живущий с бабушкой и безнадежно влюбленный в девушку-продавщицу из рыбного магазина.

Первый, значит, обязан доиграться со собственными разоблачениями. Второй обязан отыскать беглого папашу. Третий очень сильно осложнит себе жизнь, в то время, когда откроет собственные эмоции. Это в полной мере настоящие бытовые неприятности, не смотря на то, что в истории кино видятся из десяти раз одиннадцать – от «Трех товарищей» по Ремарку, снятых во второй половине 30-ых годов XX века в Голливуде значительно более верно, до «До свиданья, мальчики» по Балтеру, снятого во второй половине 60-ых годов двадцатого века прямо у нас.

С последним аналогом сходится несколько возраст персонажей, но кроме того условно-южный приморский город. Но, не греша, необходимо заметить, что в «Шике» также весьма верная история с концертом бывшей арфистки. Ей не уступает фрагмент в осенне-пляжном ресторане с беглым папашей-любителем абсента.

И от ностальгического фильма 1966 года сегодняшний фильм отличается большое количество более беспросветным настроением. Имеется еще верные мелочи, но в целом, когда появляется история костюма, сходу негромко подташнивает.

Кадр из фильма

В витрине местного бутика тинэйджеры нашли костюм от Гуччи. Продолжительно пялились на него, пробовали неудачно похитить, пробовали трудиться на бензоколонке, дабы скопить на него, похитили для него целую цистерну с пивом. В то время, когда, наконец, вступили во владение, стали носить костюм попеременно и лишь затем попытались решить все вышеописанные неприятности. Во-первых, в то время, когда все равно на всех в наше время джинсы, каким же недоумком нужно быть, дабы такую эпопею затеять для костюмчика?

Во-вторых, все неприятности находились перед тинэйджерами реально, в быту, в повседневности, их было нужно бы решать с костюмчиком либо без, он притянут к ним практически за уши. Это что, лишь по причине того, что в том месте, в Европе думают, словно бы «мы все вышли из гоголевской »Шинели«?» Но на шинели повернулся один Акакий, что от одиночества именно и был развёрнутым, причем полтора столетия назад.

Либо костюмчик, напротив, появился под Европу с ее итальянским неореализмом? «Шик» норовят сравнить с «Похитителями велосипедов», но кроме того полвека назад в данной неореалистической классике похищение велосипеда для совсем сына и голодных отца было проблемой одного дня. Тинэйджеры не недоедают, а история костюма продолжается с ними семь дней.

В-третьих, одному из них брючки от Гуччи элементарно малы, а второй, почему-то лишь в костюмчике посмевший явиться к мачехе в валютный ресторан, что само по себе вызывающе большие сомнения, в ресторане зачем-то тут же его снимает. Его друг в простых шмотках за столиком смотрелся большое количество естественней.

Кадр из фильма

В общем, вся эта символика, включая еще белый пароход, совсем умозрительна на фоне настоящего быта, а в то время, когда все выстроено на ней, фальшивым делается также все. Фальшивый пафос съедает остатки правдоподобия, а финал фальшив сам по себе. В случае если все трое такие приятели, не разлей вода, то в то время, когда одного убили, оставшиеся честно желали отыскать убийцу.

Желание пропало мгновенно, как стало известно, что сперва нужно будет встретиться аж с пятьюстами девушками, не смотря на то, что и на 60 секунд. Но вообще-то для двух молодых ребят опросить пятьсот девушек – работа на месяц-полтора. Может, меньше. По окончании убийства столько уже прошло.

Какие конкретно ж тогда «приятели» у Бахтиера Худойназарова, которым он посвятил собственный фильм отдельным титром? Не приятели это, а иуды, и за костюмчик они в первую очередь удавили бы друг друга.

В следствии Европа не переварила «Шик» так же, как Америка – «Дом дураков». Видно, отечественные постановщики, посидев в том месте, за горизонтом, определят только один метод выживания. Понравиться сходу всем, и этому дать, и этому, и этому… А тамошнее коренные жители с для того чтобы одного-единственного метода дай всевышний дабы начинало. Позже оно успело определить очень многое второе, повысило квалификацию и видит отечественных полностью, не обманываясь ни на миг.

Недаром ни «Гуччи», ни «Риччи» не разрешили Худойназарову назвать своим именем данный откровенный домодел.

Аз просто те обичам — Дует \


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться