Стив маккуин: «„12 лет рабства“ — фильм о любви»

В русском прокате идет фильм Стива МакКуина «12 лет рабства» — экранизация одноименных мемуаров Соломона Нортапа, размещённых в 1853 году. Автобиографической книге не повезло появляться в тени второй аболиционистской классики — «Хижины дяди Тома» Гарриет Бичер-Стоу, оказавшей большое влияние на предстоящую эрозию американского рабовладельческого строя.

Продолжительное время текст Нортапа считался полузабытым артефактом и опять был включен в американский литературоведческий канон лишь в 1960-е. КиноПоиск воображает интервью с режиссером киноверсии «12 лет рабства».

Слава к чернокожему англичанину Стиву МакКуину пришла задолго до его кинематографических упражнений. Он успешный на родине лауреат премии и современный художник Тернера. Многие уроженцы видеоарта довольно часто пробуют себя в игровом кино, сохраняя надежду применить собственные могучие изобразительные свойства к классическому повествованию, но, увы, не у всех это получается одинаково удачно.

К примеру, практически незамеченным прошел дебют Пипилотти Рист «Пеперминта», но лучше сложилась режиссерская будущее Сэм Тейлор с ее «Стать Джоном Ленноном».

Стив маккуин: «„12 лет рабства“ — фильм о любви»

МакКуин на этом поле затмил всех. Его «Голод», вышедший в 2008-м и говоривший о безрадосно известном протесте ирландских арестантах 30-летней давности, попал в число триумфаторов Кинофестиваля в Каннах и запустил карьеру Майкла Фассбендера, чуть ли не самой востребованной юный звезды современности. «Майкл – один из самых гениальных актеров со времен Микки Рурка либо Гари Олдмена. Люди желают быть в его компании.

Люди желают играться в фильмах вместе с ним. Наконец, многие выбирают актерскую профессию из-за него. Так он одарённый человек и харизматичная личность. Мне весьма повезло, что я его знаю.

А познакомились мы в 2008 году на прослушивании к фильму „Голод“. Весьма интересно, но, в то время, когда я заметил Майкла в первоначальный раз, мне он совсем не пришолся по нраву. „Какой гордый наглец!“ — поразмыслил я тогда. Но когда начались съемки, мы сразу же поняли друг друга», — заявляет режиссер на протяжении интервью в Нью-Йорке.

Сотрудничество с Фассбендером продолжилось и на следующей картине МакКуина «Стыд». Это рассказ об успешном 30-летнем менеджере Брэндоне, сексуально одержимом Аполлоне, для которого постоянное и механистичное влечение к противоположному полу переросло в манию: «Мы с Майклом отлично понимаем друг друга. И исходя из этого получается весьма действенно и скоро трудиться. Это как влюбиться в кого-то. Вам данный человек понятен и близок по духу.

И вы держитесь за него и ваши отношения. Либо по крайней мере должны это делать».

Фассбендер перекочевал и в третий фильм МакКуина «12 лет рабства», являющийся его первой большой студийной работой, даровавшей режиссеру максимально широкую аудиторию, в то время как «Стыд» и «Голод» пребывали в статусе фестивальных хитов. Первые мысли о подобном проекте пришли к кинематографисту еще по окончании успешной каннской премьеры «Голода», в то время, когда он обратил внимание на то, что многие студийные управленцы сходу удивлялись тому, что англичанин МакКуин — чернокожий (особенно ироничным происходящее выглядит потому, что режиссер есть тезкой легендарного белого голливудского актера, именно считавшегося совершенным выразителем мужской харизматичности).

Впечатления от походов по студийным конторам наложились на роившиеся в голове режиссера мысли о рабстве, в итоге убедив его в том, что фильм на подобную тему имел возможность бы быть увлекательным: «Я сам англичанин. Мои предки были родом с Карибских островов и пережили рабство. Мои родители из Гренады. Такое островное государство на юго-востоке Карибского моря. В том месте появилась мать известного американского борца за права темнокожих Малькольма Икса.

Осознаёте, я часть данной диаспоры. И мне показалось, что было бы весьма интересно снять фильм об этом. И скоро мы начали писать сценарий со сценаристом Джоном Ридли.

Тема весьма непростая, и процесс, соглашусь, шел у нас медлительно. В этот самый момент я поведал собственной жене о собственном новом проекте. Она у меня историк по профессии, и она говорит: „Из-за чего бы вам с Джоном не поискать записи и мемуары людей, каковые побывали в рабстве?“ Мысль нам весьма понравилась, и скоро мы нашли книгу „12 лет рабства“. И затем я уже не производил ее из рук. „Какая успех!

Готовый сценарий у меня в руках!“ — радовался я. Я не имел возможности осознать, как пропустил эту книгу и не прочёл ее раньше».

На ключевую роль МакКуин утвердил популярного характерного актера Чиветеля Эджиофора, в данной картине очень ярко показавшего впечатляющие драматические свойства: «Он мне напомнил Гарри Белафонте и сэра Сидни Пуатье — первого темнокожего американского актера, награжденного „Оскаром“ за лучшую мужскую роль. Великие звезды! Чиветель похож на них своим хорошим благородством, харизмой и породистостью.

Как раз для того чтобы актера я и искал. И сыграл он просто блестяще!»

«Для меня это фильм о любви!» — в дополнение ко всему заявляет МакКуин, но в второй беседе отмечает, что «12 лет рабства» — это кроме этого и в собственном роде сказка в духе братьев Гримм. Так как хорошие сказки довольно часто бывают безумно мрачными, пока свет радостного финала не рассеивает все напасти. Вправду, возможно отыскать в ленте что-то от структур «Колдуна страны Оз» и «Пиноккио» (на сравнении с последним настаивает и сам постановщик).

В первой половине 40-ых годов девятнадцатого века вольный чернокожий скрипач Соломон Нортап счастливо живет со своей семьей в Саратоге, пока к нему не поступает заманчивое предложение от двух подозрительно вежливых импресарио — недельный вояж с цирковой труппой. На протяжении ужина Соломона опаивают, а утром он просыпается на пыльных досках каморки работорговцев. Позднее Нортапу предстоит пройти все главные этапы тогдашней подневольной судьбе: плавание по Миссисипи на корабле, где санитарные условия способны сломать кроме того самого стойкого мужчину; распределение, которым ведает ожесточённый господин Фримен (Пол Джаматти), неизменно раздающий затрещины рабам; предстоящее приобретение будущим хозяином.

Череду «сказочных злодеев», любой из которых демонстрирует нехорошие стороны тогдашней социальной обстановке, открывает, пожалуй, самый двуличный плантатор — Уильям Форд (Бенедикт Камбербэтч). Перекупающий Нортапа в будущем храбрец Фассбендера, Эдвин Эппс, открыто безумен и противоречив. Персонаж же Камбербэтча прикрывается напускной добродетелью, просматривая рабам проповеди, а по окончании эксплуатируя и оставляя их на попечение ожесточённых подчиненных, в защите от которых Форд демонстрирует полную слабость.

Бессчётные муки рабов МакКуин показывает систематично, не скупясь на физические подробности, не смотря на то, что и временами он щадит зрителей, достаточно культурно обходя совсем уж брутальные эпизоды, выстраивая кадр так, дабы в него не летели лоскуты кожи пытаемых персонажей, либо размывая задний замысел, на котором кого-то в очередной раз хлещут плантаторы: «Книга намного более ожесточённая, чем отечественный фильм. Осознайте, я снимал фильм про рабство. А оно по собственному определению было насилием.

Находящиеся в рабстве люди были подвержены физическим и психологическим пыткам. И как возможно это не продемонстрировать, говоря историю бывшего раба? Так что критики смогут осуждать, пожалуйста.

А я не сомневается в собственной правоте».

В трагедии Соломона имеется что-то похожее на известный ежедневник Анны Франк — иудейской девочки, вместе с семьей скрывавшейся в убежище от охватившего Амстердам нацистского кошмара. МакКуин говорит, что оба настоящих случая объединяет гуманистический посыл: «Эти две истории похожи тем, что в обеих обрисовано зверское отношение людей друг к другу. Мне как чернокожему история иудейской девочки так же близка, как и Соломона.

Так как они оба сохраняют немыслимое человеческое преимущество и силу духа в нечеловеческих условиях. Наряду с этим книга „12 лет рабства“ была написана практически на сто лет раньше мемуаров Анны Франк. Я живу в Амстердаме с детьми и женой. И могу вас уверить, что историю Анны знает у нас любой. То же по идее должно было произойти и с мемуарами Соломона в Америке. Книга была опубликована в первой половине 50-ых годов XIX века, было реализовано более чем 20 тысяч копий. Но дело в том, что годом раньше была опубликована „Хижина дяди Тома“.

Она-то и захватила всех читателей. Но назовете ли вы историю Анны Франк иудейской историей? Я не думаю! Сообщите ли, что „12 лет рабства“ — это лишь история про чернокожих? Снова же нет. Но они обе говорят о человечности, преимуществе, стойкости и любви.

Вот о чем и мой фильм».

Картина МакКуина — не первая экранизация текста Нортапа. В 1984-м вышла телевизионная версия, снятая Гордоном Парксом, при таком богатом на подробности материале появлявшаяся через чур классической (Паркс некогда считался чуть ли не самым радикальным чернокожим фотографом Америки, кроме другого, живописавшим похождения нью-йоркских гангстеров, но в игровом кино продемонстрировавшим себя скорее старательным ремесленником, чем визионером).

Из афроамериканских киносюжетов в том году куда больший резонанс позвала «Военный история» Нормана Джуисона — детективная драма об убийстве чернокожего офицера. В состязании с таким соперником телевизионное кино Паркса.

В том месте, где собственные художественные амбиции усмирил его предшественник, 42-летний МакКуин наверстал потерянное визуальной поэтикой. Красиво в полной тьме размыкаются кусочки горящего письма, подвешенный Соломон продолжительно и монотонно дергает еле соприкасающимися с почвой ногами, пока сзади него совершают собственные нехитрые бытовые обязанности остальные рабы. Эти сцены — фактически готовые видеоинсталляции, уместно смотревшиеся бы не только в кинематографическом контексте.

Сам МакКуин честно вычисляет оказавшееся кино коллективным достижением: «Мы трудимся как одна громадная команда. Начиная от организации питания, грима и до света и звука. Это отечественный неспециализированный фильм. На съемочной площадке царит дружбы и атмосфера любви. Простите, в случае если это звучит через чур очевидно, но это вправду так.

Мы все поддерживать друг друга, планируем где-нибудь в конце долгого рабочего дня и едим, выпиваем, говорим. Благодаря такому подходу у меня на съемках весьма комфортно и безопасно. В том смысле, что актеры не опасаются совершить неточность, оператор не опасается экспериментировать и без того потом.

Так мы получаем выдающихся результатов».

Изматывающие съемки «12 лет рабства» проходили в Луизиане, не так на большом растоянии от тех мест, где собирал хлопок сам Нортап, причем для воссоздания воздуха киношникам очень сильно помогли настоящие плантации той эры. В числе самые пронзительных эпизодов картины присутствуют ожесточённые взаимоотношения Эдвина Эппса, сыгранного Фассбендером, и «королевы полей» Пэтси, блестяще воплощенной дебютанткой Лупитой Нуинго. Псевдонабожный садист Эппс остро переживает влюбленность в молодую рабыню.

Напряжение в этих сценах было столь высоким (как и, само собой разумеется, температура окружающей среды), что один раз Фассбендер сознание: «В общем, снимаем мы сцену, где господин Эппс, которого играется Фассбендер, насилует рабыню Пэтси, которую играется Лупита. Вы же осознаёте, весьма тяжелая сцена. Так вот в какой-то момент Майкл сознание. Падает на Лупиту без эмоций. Мы весьма нервничали! Но он скоро пришел в себя, не смотря на то, что не сходу осознал, где он и что происходит.

Да, пережили мы много за время съемок».

Еще один человек, большое количество сил положивший в фильм, но занимающий в нем скромное количество экранного времени, — это Брэд Питт, сыгравший канадского плотника Басса: «Его роль хоть и второстепенная, но очень важная в истории отечественного храбреца Соломона. Брэд заявил, что мой фильм рассуждает о сути человечества. Эта тема его весьма привлекла. Я весьма рад, что он дал согласие трудиться с нами!

Он так как еще и продюсер этого фильма, весьма гениальный. Понимаете, в то время, когда один из актеров еще и продюсер, то он уж совершенно верно хочет всего наилучшего режиссеру. Так что мне весьма повезло!»

на данный момент для фильма МакКуина основное — не повторить судьбу хита 1985 года «Цветы лиловые полей» Стивена Спилберга, приспособившего для громадного экрана бестселлер пулитцеровской лауреатки Элис Уокер, в котором обращение шла о тяжёлой доле чернокожих обитателей американского Юга 1930-х, где последствия отмены рабства изживались десятилетиями. Лента до сих пор ходит в рекордсменах по числу потерянных оскаровских статуэток (из одиннадцати номинаций картина Спилберга не победила ни в одной). «12 лет рабства» уже в перечне основных соискателей на «Золотой глобус», до «Вручения Оскара» от него рукой подать.

Успех у академиков второй тематически схожей работы — постмодернистского вестерна Квентина Тарантино «Джанго высвобожденный» — намекает на то, что на будущей церемонии результаты «12 лет рабства» могут быть не столь плачевными, как когда-то у Спилберга. На близкий выход столь вторящих друг другу картин (и, само собой разумеется, развивающих схожие вопросы «Прислуги» Тейта Тейлора и «Дворецкого» Ли Дэниелса) американские издания сходу обратили внимание, но самому МакКуину это скорее кроме того нравится: «Мы с Квентином столкнулись в Новом Орлеане.

Он именно закончил съемки, а я лишь начинал. И он мне говорит: „Надеюсь, найдется место для двух фильмов на такую тему“. Я ему: „Само собой разумеется! Так как какое количество вестернов либо фильмов про гангстеров. А их все снимают и снимают.

И люди наблюдают с наслаждением“».

Недавно режиссер подтвердил, что собирается сделать телевизионную драму вместе с HBO, но МакКуин не против попытаться себя и в менее важных жанрах: «Да, соглашусь, я уже об этом подумываю. Хотелось бы снять мюзикл с Фассбендером. Он же здорово поет! Вы знали об этом?

У него потрясающе получается пародировать Майкла Макдональда из The Doobie Brothers».

С 12 декабря фильм «12 лет рабства» ищите в расписании кинотеатров вашего города.

Авторы Екатерина Обельченко, Илья Кнапский

12 años de esclavitud (Doblada)


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться