Вдова уильямса рассказала о паранойе и проблемах мужа с кишечником

вдова

Сьюзан Шнайдер, бывшая семь лет — впредь до его самоубийства в 2014-м — спутницей Робина Уильямса, разместила в на ресурсе Neurology колонку называющиеся Террорист в мозгу моего мужа (The terrorist inside my husband’s brain). Где поведала о последних месяцах судьбы Уильямса.

СМИ: Анджелина Джоли собирается совсем раздавить Брэда Питта

Это весьма личная история, ужасная и душераздирающая, — начинает собственный обращение Сьюзан, потом высказывая надежду, что ее рассказ сможет оказать помощь всем тем, кто так или иначе сталкиваются с LBD — деменцией с тельцами Леви, заболеванием, доведшей ее мужа до греха суицида, заболеванием, от которой лишь в Соединенных Штатах страдают практически полтора миллиона человек.

Наряду с этим, по словам Шнайдер, случай Уильямса был экстремальным — все четверо докторов, с которыми по окончании разговаривала вдова, в один голос заявили, ознакомившись с историей заболевания актера, что диагноз Робина — один из самых ужасных примеров патологии, с которым им приходилось видеться.

Как пишет Сьюзан, они были безмерно радостны совместно, но уже в последних числахОктября 2013 года, на их вторую годовщину свадьбы, начались Робин и серьёзные проблемы был должен уйти под присмотр докторов. Причем изначальные симптомы, казалось, не имели к слабоумию никакого отношения: неприятности с кишечником (то запор, то недержание), изжога, бессонница, постоянные стрессы и потеря обоняния. Плюс маленький тремор рук, что списывали на застарелую травму плеча.

Уж не ипохондрик ли мой супруг?, — задавала вопросы себя Шнайдер, замечая, как Уильямс на глазах погружается в пучины паники. Но заболевание быстро прогрессировала. И вот уже стало ясно, что все это возможно ранними показателями LBD.

К зиме того же года у актера развилась паранойя, бредовые идеи и зацикливания, а бессонница стала хронической, он начал терять память. В апреле Робина Уильямса уже вовсю накрывали огромные провалы и приступы паники памяти — особенно это было видно, в то время, когда актер снимался в Ванкувере в третьей части комедии Ночь в музее

Доктора прописали антипсихотические препараты, но это уже мало помогало. Плюс Робин имел повышенную чувствительность к лекарствам, так что его реакция на кое-какие из них была непредсказуемой.

В следствии Робин уже не имел возможности запомнить кроме того реплики одной-единственной сцены со собственные участием. И это притом, пишет Сьюзан, что незадолго до этого Уильямс отыграл в бродвейской постановке Bengal Tiger at the Baghdad Zoo, точно заучив много строчков текста.

неспособность и Потеря памяти это осуществлять контроль совсем разрушали его, — пишет вдова. — Он сходил и ума, распадался на куски, и осознавал это. Все, о чем он грезил в те дни, это и возможности перезагрузить собственный мозг.

28 мая актеру был поставлен диагноз заболевание Паркинсона.

Лечение длилось.

В августе 2014-го, казалось, актеру стало лучше. Возможно, сработали новые препараты, — пишет Сьюзан: Мы совершили прекрасный уик-энд, в субботу днем и вечером занимались всем тем, что Робин обожал. И к концу воскресенье я ощущала, что он в красивом размещении.

В то время, когда мы планировали ложиться дремать, супруг сообщил мне, Спокойной ночи, любовь моя, и дождался, в то время, когда я ответилаСпокойной ночи, любовь моя Те его слова до сих звучат в моем сердце В понедельник, 11 августа, Робин ушел.

Паранойя. Что это такое? Какая она бывает и чем отличается от…


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться