Визит на площадку фильма «мачо и ботан 2» в новом орлеане

Прекрасным ноябрьским днем мы волею студии и судеб Сони появились в Новом Орлеане, где сейчас снимался на данный момент успешной комедии «Мачо и ботан», основанной на сериале финиша 1980-х «Джамп-стрит, 21».

Фильм снят режиссерами, каковые, по их собственным словам, громадные любители делать то, за что никто второй ни за что не взялся бы. «Мы известны еще и тем, — смеется в беседе с нами Фил Лорд, — что беремся за проекты, каковые любой здравомыслящий режиссер посчитал бы провальными. Нам таковой проект особенно увлекателен.

Это собственного рода вызов для нас, за что мы хватаемся, делая все, что в отечественных силах». «И больше того, — подхватывает Кристофер Миллер, — вся отечественная карьера складывается из таких проектов. Забери не смотря на то, что бы „Облачно“. Ну кто бы еще взялся за то, дабы сделать анимационный фильм по данной необычной книжке?

А нам было весьма интересно».

Вообще-то говоря, я забежала мало вперед, дабы дать некое представление об этих двух юношах — режиссерах, взявшихся сделать фильм по любимому зрителями сериалу, а мы-то с вами знаем, как зрители относятся к таким проектам. Правильно, они относятся скептически. Тем более что историю для этого фильма взялся писать Джона Хилл (в соавторстве с Майклом Бэколлом), а мы знаем, чей он протеже. Правильно, Джудда Апатоу.

Юноша из команды Джудда может написать вправду забавную историю и с юмором, что любой из нас принимает очень и очень лично. Вопреки циникам и скептикам, кроме того критики, но, оценили непритязательный юмор, растолковывая собственную хорошую реакцию на фильм тем еще, что в базе его лежит история неочевидной и важной дружбы, а персонажи ленты весьма обаятельны в собственном рвении преодолеть препятствия на пути к успеху возложенной на них миссии.

Визит на площадку фильма «мачо и ботан 2» в новом орлеане

В ходе работы над первым фильмом, как нам помнится по визиту на площадку в Новом Орлеане, его создатели особенно не вспоминали над сиквелом. Продюсер картины Нил Мориц заявил, что нужно бы подождать, пока выйдет первый фильм. Никто не был ни в чем уверен, не смотря на то, что все, с кем мы поболтали, сохраняли надежду, что зрители останутся довольны.

Актеры, режиссеры, вся съемочная несколько, среди которой было много местных обитателей, взяли огромное наслаждение от работы, и это не было страно, поскольку воздух в том месте царила самая что ни на имеется развеселая, что дополнительно подчеркивало: храбрецы картины возвратились в школьные годы.

На площадке всегда было большое количество молодежи, режиссеры давали полный простор актерам для импровизации, что являлось развлечением как для артистов, так и для всех остальных. Тем не меньше продюсеры постоянно думают о будущем, и мысль сиквела, само собой разумеется же, витала в воздухе.

Сам по себе сюжет — два оболтуса на спецзадании — открывал возможности для картин, только бы первый фильм зацепил. «Мы совершили громадную исследовательскую работу по реакции зрителей на первую картину, — говорит нам продюсер Нил Мориц, — и заключили  , что людям фильм вправду понравился. Отечественные храбрецы пришлись всем по душе. на данный момент мы контролируем реакцию зрителей на трейлер новой ленты и видим, что уровень ожидания картины довольно большой.

Тут имеется увлекательный момент, что я обязан отметить. Довольно часто так происходит, что зрители ожидают продолжение, и студии делают продолжение какого-либо фильма, основываясь на том, что первый проект прекрасно получил. Но не исключено, что хорошая касса первого фильма совсем не значит, словно бы фильм вправду понравился зрителю, и тот отправится наблюдать его продолжение.

Я пологаю, что сиквелы прекрасно принимаются в том случае, если зритель полюбил его храбрецов. Основное условие успеха любого хита содержится в их взаимоотношениях и героях. Если они фальшивые, не вызывают симпатий у зрителей, то никакой самый крутой экшн, никакие эффекты и компьютерная графика фильму не окажут помощь.

Он провалится. Зрителям необходимо ощущать сообщение с храбрецами картины». «

Актер ни при каких обстоятельствах не откажется от продолжения, если он знает, как его храбрец любим зрителем»

Разговор отечественный проходит в красивом, когда-то белом, но сейчас изрядно облупившемся особнячке, выстроенном в стандартном для этих мест колониальном стиле. Дом находится рядом с закинутой вьетнамской христианской церковью. В этом особнячке, в далеком прошлом покинутом хозяевами, как и большая часть домов на данной улице, расположилась маленькая несколько администрации фильма.

 В том же направлении заглядывают все, кому необходимо передохнуть от шума рабочего дня на площадке.

В то время как первый фильм снимался в действующей муниципальный школе , строение церкви для съемок было обнаружено в районе называющиеся 9th Ward, самый пострадавшем от урагана «Катрина». Нам, журналистам, приехавшим на съемки комедии, было необычно и кроме того мало не по себе видеть последовательности закинутых домов с заколоченными окнами, формирующими целые улицы.

Возможно, два-три дома в течении всей улицы и выглядят обитаемыми, но в целом картина достаточно неприглядная, в особенности в свете солнечного дня и при наличии красивой зелени около. Район-призрак. Наоборот церкви, где снимается фильм, находится католическая школа, в которой никто в далеком прошлом уже не обучается.

Мимо пробегает беспризорная собака, и очень безрадостно видеть, с каким трудом данный многострадальный город возвращается к судьбе по окончании разрушительной стихии, прошедшей через него вот уже практически девять лет назад. Кстати, нужно дать должное Голливуду. В Новом Орлеане снимается много фильмов, что дает работу многим компаниям и людям.

Фактически вся съемочная несколько местная. Восемьдесят процентов всего персоналатрудились и на первой картине о мачо и ботане. Нужно ли сказать, что работа над лентой идет весьма споро и без сбоев?

В момент отечественного появления в церкви шли съемки, и войти мы в том направлении не имели возможность. Исходя из этого публицист фильма внесла предложение нам поболтать с продюсером, у которого именно появилась свободная 60 секунд, но через несколько часов он улетал на съемки седьмого «Форсажа», думается, в Абу-Даби.

— У вас в этом фильме заняты два актера, каковые становятся все более известными. Соответственно их рабочий график уплотняется. Как вычисляете, они будут заинтересованы в возвращении в эту комедийную серию, учитывая разнообразие их заинтересованностей?

— Я практически стопроцентно уверен, что они будут рады возвращению. Они совершенно верно были весьма заинтересованы в том, дабы сделать данный фильм, поскольку взяли огромное наслаждение от работы в первой картине. И это одно из важных условий жажды актеров принимать участие в сиквелах.

Хороший положительная реакция и опыт работы зрителей — все это есть нужными условиями для актеров, дабы отыскать место в собственном рабочем графике для полюбившихся храбрецов. Целый мой "стаж работы" в кино говорит о том, что актер ни при каких обстоятельствах не откажется от продолжения, если он знает, как его храбрец любим зрителем.

— Но они становятся дороже…

— Это вне всяких сомнений. (Смеется.) У нас кроме того имеется шутка в фильме на эту тему. Я надеюсь, что и мои услуги по производству фильмов в рамках франшизы станут дороже. Мы самую малость подшучиваем в собственном фильме над сиквелами в целом, но не так, дабы придавать этому какое-то особое значение.

Шутка содержится в том, что дело, над которым трудятся храбрецы, стало больше, бюджет больше, оплата должна быть больше и так потом. Мы как бы подшучиваем над Голливудом, что делает дорогостоящие сиквелы.

— Как дороже стало производство второго фильма по сравнению с первым?

— Мало. У нас средний бюджет по меркам Голливуда. Умеренный бюджет, не выходящий за пределы разумного для фильмов этого жанра.

У нас имеется экшн, кроме того больше, чем в первом фильме, но не так большое количество, дабы на нем держалась вся картина. У нас нет дорогих эффектов. База отечественного фильма — их взаимоотношения и герои, так что особенных затрат на производство у нас нет, лишь оплата главных производственных затрат.

— Из-за чего адрес агентства поменялся?

— Шутка содержится в том, что агентство на Джамп-стрит, 21, размешалось в закинутой корейской церкви, но в один прекрасный день корейцы церковь выкупили обратно, исходя из этого агентству было нужно переехать на противоположную сторону во вьетнамскую церковь по адресу Джамп-стрит, 22. К тому же это трудится и на подшучивание над сиквелами. Церковь больше по размерам, конторы у отечественных храбрецов больше.

И мы подготовили землю под следующую шутку, быть может, для третьего фильма, поскольку рядом с церковью идет стройка. Возможно, это будет Джамп-стрит, 23.

— на данный момент от фильма ожидают по крайней мере того же уровня, что понравился зрителям. Чувствуется ли давление?

— Зрителям легко нравятся фильмы, в то время, когда они не ожидают от них чего-то особого, и сложнее угодить зрителю, у которого уровень ожидания какого-либо фильма довольно большой. Для нас это показатель того, что мы должны хоть ненамного, но превзойти их ожидания. Мы совершили исследования рынка по итогам первой ленты, и я совершенно верно могу заявить, что зрители ожидают отечественный сиквел с громадным нетерпением.

Мы стараемся приложив все возможные усилия сделать фильм лучше, чем первый, не лишь оправдать ожидания зрителя, но и превзойти их. Это отечественная цель. По сути, никому из нас особенно не необходимо было браться за второе кино, в случае если лишь не сделать его более увлекательным для зрителя, чем первое.

В то время, когда мы прочли сценарий, то заключили   (вместе с режиссерами), что можем сделать новый фильм лучше, и это была единственная обстоятельство, побудившая нас всех взяться за данный проект.

— Что имело возможность поменять фильм и сделать его лучше?

— Я пологаю, что это был более пристальный взор на отношения между приятелями Дженко и Шмидтом. Их дружба стала все больше напоминать брак, исходя из этого мы сделали вывод, что будет смешно, в случае если мы заберём неприятности настоящего брака и применим их к отношениям парней. Когда мы осознали, как сможем это совершить через историю, все сходу поднялось на собственные места, и мы запустили проект в работу.

Тем временем в съемках наступил паузу, и мы, завершив пытать продюсера, отправились на площадку, дабы собственными глазами убедиться в том, что главный офис агентства стал больше и круче. Из открытой настежь двери нам навстречу выплывали белые облака тумана. В он был гуще и скрывал в себе практически фантастические очертания огромного стеклянного (во всяком случае, издали казалось, что это как раз стекло) куба на платформе, огороженного перилами.

Представлялось, что платформа парит в воздухе. Но при ближайшем рассмотрении было видно, что это не так. Около куба с прозрачными стенками, в котором был офис капитана Диксона (Айс Кьюб), как соты в улье, разместились личные кубы-конторы остальных сотрудников, пардон, агентов.

Большая часть из них сидели на собственных рабочих местах, кое-какие кроме того задрав ноги на стол, прихлебывали кофе, смеялись, наслаждаясь перерывом.

Мы неспешно обошли помещение, налюбовались на статую Христа с раскосыми, как у корейца, глазами. Большая часть участников группы толклись ближе к середине церкви. В том месте, где сосредоточились камеры, мелькала кудрявая шевелюра Фила Лорда, слышался голос Джоны Хилла и хохот Ченнинга Татума.

Мы подошли ближе и заметили Джону и Ченнинга стоящими у громадной доски с какой-то необычной схемой. Под заглавиями групп («Поставщики», «Подозреваемые», «Распространители» и так потом) пребывали квадраты, громадные и мельче, и все они были соединены многоцветными нитями. Неясно было, что исходило из чего, но по ходу съемки этого эпизода все прояснилось, действительно, только для нас, а не для Дженко и Шмидта, каковые, как выяснилось, отчитывались перед капитаном Диксоном, в итоге совсем запутавшись в собственных ответах и тем самым запутав всех остальных. «

База отечественного фильма — их взаимоотношения и герои, так что особенных затрат на производство у нас нет»

Мин. пятнадцать мы находились и слушали обсуждение следующей сцены, из чего осознали лишь то, что Джона будет импровизировать, а Ченнингу для начала нужно будет придерживаться главного текста. Фил заявил, что снимать будут безостановочно. Нам приветственно помахали руками и попросили возвратиться к мониторам, каковые мы увидели практически у входа.

В том месте нас ожидали наушники, стулья, расположенные полукругом у трех мониторов, бутылки с водой. Мы устроились эргономичнее, и ассистент режиссера рявкнул: «Тишина! Снимаем!» За этим раздался голос Криса Миллера: «Action!»

Снимали эпизод практически сорок мин.. За это время мы не раз утирали слезы, выступившие от хохота, позванного импровизациями Джоны. Самое сложное во всем этом для нас, гостей, было не смеяться во целый голос.

А Джона тем временем разливался соловьем, импровизируя на реплики, каковые подавали ему Ченнинг Татум и Айс Кьюб. На очень успешные ответы Джоны кроме того Чен и Айс не выдерживали, смеялись, а Крис Миллер, не останавливая камеру и сам отсмеявшись совместно со всеми, просил продолжать с какого-либо места.

В следующий паузу Крис Фил и Миллер Лорд подошли к нам, дабы ответить на вопросы.

— Из-за чего вы решили возвратиться к данной теме, к этому фильму?

Крис Миллер: Сначала мы отнеслись к идее сиквела скептически, но новый сценарий нас убедил, что история возможно занимательной, тем более что мы дружно искали ту базу, на которой имел возможность бы быть выстроен фильм. Нам необходимо было придумать что-то такое, дабы новый фильм стал забавнее, а история увлекательнее. Это собственного рода ответ головоломки. В первом фильме мы встречаем парней, легко и скоро находящих неспециализированный язык, будучи совсем различными людьми.

И эта дружба сравнима с любовью с первого взора. Люди уже не воображают собственной жизни приятель без приятеля. Таковой броманс у нас оказался.

Сиквел обязан дать нам возможность не лишь сохранить эту дружбу, но и продемонстрировать, что эмоции смогут быть свежими, как в первый раз, но как этого достигнуть, в случае если люди привычны уже много лет? Вот в этом и содержится головоломка. Так, сиквел обязан как бы рифмоваться с тем, что происходит в судьбах этих двух парней в течении того периода времени, пока мы их не видели.

Фил Лорд: Кстати, о сиквеле. Это не продолжение, которое требует знания первого фильма. В данной картине в полной мере независимая история.

Все достаточно светло, речь заходит о двух друзьях-агентах, идущих на новое спецзадание.

— Вы снимали один эпизод практически 45 мин..

Крис Миллер: Мы трудимся с цифровыми камерами и можем себе позволить снимать долгие дубли. У нас в распоряжении весьма гениальные импровизаторы, исходя из этого легко грех останавливаться, в то время, когда они трудятся с воодушевлением.

Фил Лорд: Мы наснимали довольно много материала для этого фильма, будет из чего выбирать при монтаже. Большая часть, само собой разумеется, мусор. (Смеется.) Но попадаются настоящие перлы, каковые в итоге и войдут в окончательный вариант.

Крис Миллер: Тяжко нужно будет отбирать. (Смеется.) Мы трудимся в монтажной сутками. Это кошмар, само собой разумеется. Бессонные ночи. Мы в полной мере отдаем себе отчет в том, какую проблему на данный момент себе создаем.

Отечественная работа во время монтажа будет напоминать работу золотоискателей. Придется перемыть груду руды, дабы выловить кусочек золота.

— Как вы строите сцену при таком подходе к съемке?

Фил Лорд: Сперва мы делаем главную версию сцены по сценарию, позже начинаем снимать подробности сцены, а позже пара других предположений с вторым направлением шуток, из которых мы позже выберем то, что не будет мешать придуманной нами истории.

— Вы так как также познакомились в колледже, правильно?

Крис Миллер: Да-да. И мы вносим отечественный личный опыт колледжа в данный фильм. Во всяком случае то, что все еще помнится.

Фил Лорд лишь качает головой и посмеивается, ничего не говоря.

— Ваше сотрудничество также напоминает чем-то супружескую несколько, как и главный посыл фильма?

Фил Лорд: (Смеясь .) Я пологаю, что да. Отечественные годы в колледже были собственного рода периодом встреч, а на данный момент мы как бы в браке, трудимся в одной упряжке. Я подозреваю, что в случае если бы Крис решил сделать данный фильм с Содербергом, к примеру, то я бы совершенно верно взревновал как сумасшедший.

В случае если лишь супружеством возможно назвать самые нехорошие из всех вероятных взаимоотношений между людьми. Ты живешь со всеми обязанностями настоящего брака, но без приятной его части — секса, что примиряет все другое.

Его, само собой разумеется, прервал неспециализированный хохот, поскольку сравнение было совсем в духе только что снятых импровизаций. Отсмеявшись, мы возвращаемся к важному беседе. «

У нас в распоряжении весьма гениальные импровизаторы, и грех останавливаться, в то время, когда они трудятся с воодушевлением»

— Как изменение размера и бюджета фильма в целом отразилось на вашей работе?

Крис Миллер: Я бы желал, дабы бюджет был больше.

Фил Лорд: Мы пробовали сделать фильм так, дабы он стал масштабнее. В нем будет больше экшн-сцен, чем в первом. Кстати, экшн и забирает солидную часть отечественного бюджета.

Это неизменно дорого. Офис, что мы разрешили себе выстроить в этом фильме, существенно роскошнее, что отражает повышение масштаба фильма.

Крис Миллер: Отечественные актеры стали за это время куда круче, чем в то время, в то время, когда они начинали с нами. Они также недешево обходятся. (Смеется.) Так уж принято снимать сиквелы, что тут сделаешь?

— В сцене, которую мы только что наблюдали, главное внимание направлено на Джону Хилла, то имеется на Шмидта. Как вы писали сценарий, разделяя эпизоды на сцены Джоны либо сцены Татума?

Фил Лорд: Мы писали так, что у каждого из них была возможность взять собственный выигрышный момент. Они трудятся в совсем различных стилях, и мы желали дать им обоим хватает места, дабы показать себя во всем блеске. Нам нравятся они оба, и мы старались, дабы время блистать поделилось между ними поровну.

Крис Миллер: Вы следили за сценой, которая в главном происходит между Джоной и Кьюбом. У нас имеется момент, в то время, когда у Кьюба будет сцена лишь с Ченом. Мы сохраняем надежду, что нам удалось соблюсти баланс в применении талантов этих превосходных ребят.

— Как вы объясните, в чем секрет экранного успеха пары Дженко и Шмидта?

Фил Лорд: Они весьма родные приятели, люди, каковые знают друг друга так прекрасно, как лишь супружеские пары знают друг друга. (Смеется.) Мы сделали вывод, что комедийный элемент будет как раз в этом. В том, дабы раздвинуть границы броманса — комедии о мужской дружбе — до самых очень допустимых пределов. По ходу развития сюжета у Дженко появляется новый приятель — юноша, с которым у него больше схожих заинтересованностей, а Шмидт начинает вести себя и как кинутая супруга, и как девочка-ребёнок, что в сочетании поразительно смешно (по крайней мере для нас).

— В чем, на ваш взор, секрет для того чтобы необыкновенного согласия между этими актерами, что это выглядит так гармонично и конечно на экране при всем их внешнем поразительном различии?

Крис Миллер: Я не знаю, на самом деле не знаю. Возможно, нам.

Фил Лорд: Для нас самих это тайная. Они весьма подружились с первого фильма, по-моему, с первых же мин., как определили друг друга. И, не обращая внимания на такую очевидную отличие, они находят неспециализированный язык фактически по всем вопросам и во всех обстановках. Я пологаю, что сущность тут возможно в том, что им не необходимо соревноваться между собой. Ну, отношения между людьми довольно часто по собственной сути соревновательны. Мы все время соперничаем между собой в различных областях.

Эти двое дополняют друг друга. Потому, что они весьма различные, наряду с этим весьма хорошие люди. Любой из них восхищается тем, что может делать второй.

Возможно, в этом и содержится секрет их взаимоотношений. Это достаточно непривычно для стороннего наблюдателя — видеть, как они знают друг друга в ходе работы, отталкиваются от сильных и не сильный сторон друг друга, обыгрывая в сцене и то и второе. Мы сами довольно часто легко с восхищением замечаем за процессом.

Эта дружба между актерами передается на экран и видна зрителю, исходя из этого и зритель может ощутить родство с ними.

Фил Лорд: Для всех нас второй фильм — это какие-то перемены. В большей степени, возможно, они заключаются в том, что мы уже совершенно верно знаем, что делаем. У нас больше уверенности в себе. Актеры знают друг друга лучше. Все выросли лично и профессионально. В то время, когда мы снимали первый фильм, мы были полны сомнений, как все это окажется.

А что в случае если это нехорошая мысль сделать фильм, основанный на сериале? Никто не знал, что из данной выдумки выйдет. на данный момент мы в случае если и волнуемся, то лишь о том, дабы оказалось забавнее, увлекательнее, бросче, чем в первый раз.

— Вы планируете какие-то увлекательные камео в данный раз?

Крис Миллер: Да, у нас будут увлекательные камео. Мы планируем использовать пара актеров начального состава сериала, будут и возвращенные персонажи из первого фильма. Но вы осознаёте, что я не могу большое количество сказать об этом.

И Фил также не сообщит, поскольку многие из этих имен сохраняються в тайне. (Смеется.) Я шучу, само собой разумеется.

Фил Лорд: Мы желаем ввести камео тех персонажей, каковые существовали в той вселенной, в которой существовал сериал, непременно.

— Вы, возможно, просмотрели огромное количество комедий, посвященных данной теме?

Фил Лорд: Дабы сделать фильм о современном колледже, не хватает знать комедии, сделанные по данной теме, не смотря на то, что они смогут послужить хорошим информационным ресурсом с точки зрения внедрения комедийных элементов. Мы снимаем современный фильм, и нам принципиально важно, дабы зритель ощущал собственную сообщение с этим временем, исходя из этого используем все знания о нынешних студентах колледжей, изучаем их чувство юмора, применяя все средства общения между людьми в отечественное время.

Мы побывали в различных университетах, общагах, братствах. И удивились тому, что в колледже именно мало что изменилось по сравнению со школой , где все на данный момент совсем не так, как было в отечественное время. (Качает головой.) Их среда обитания фактически была как раз той, что мы и ожидали. Как ни необычно это звучит.

Крис Миллер: Это совершенно верно. В то время, когда мы снимали первый фильм, то прошли по многим средним школам различных штатов и удивились тому, как мало мы знали на самом деле об данной среде. В отечественное время все было в противном случае. (Смеется.) Звучит это практически по-стариковски, правильно?

— Вам нравится трудиться в Новом Орлеане, похоже.

Фил Лорд: Данный город располагает к легкости, как ни необычно. Все на юге воспринимается не так, как в вторых местах. Но, само собой разумеется, отечественные восхищения от места — это вовсе не обстоятельство возвращения ко мне для работы.

В главном, как я осознаю, это экономические обстоятельства, производственные.

Крис бар: и Миллер Чена тут же, ага. А он один из продюсеров. Осознаёте, к чему я?

Мы осознавали. Про бар попросили поподробнее и с подробностями.

Фил Лорд: Бар именуется «грешники и Святые». Всей отечественной команде в том месте предоставляются скидки на спиртное. Достаточно сообщить «Kurtz make it hurts» (это пароль таковой), и вы получите скидку. Я не знаю, честно говоря, сколько времени члены отечественной группы выполняют в баре Чена, но сам он в том месте не редкость нечасто.

Он так как тут с семьей — супруга, дочка новорожденная. Он, наверное, собственный по барам отгулял. (Смеется.)

Режиссеров требуют на площадку. Паузу закончился, пора снимать. В данный раз прогоняли не всю сцену, а кусками, снимая большие замыслы. Это самое нудное и тягомотное (в случае если наблюдать со стороны и думать о том, в то время, когда же наступит обеденный паузу) время в съемочном дне. Диалоги, отдельные фразы повторяются неоднократно.

Ты и сам уже запомнил их наизусть, а они продолжают, завлекая любой раз новые лица из массовки. По окончании обеденного перерыва мы видимся с Ченнингом Татумом и Джоной Хиллом, каковые поведают обо всем подробнее в следующем интервью.

Создатель Наталья Хиггинсон

Мачо и Ботан 2 смешной отрывок


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться