Желтый карлик

желтый

Неизменно приводит к уважению, в то время, когда у режиссера имеется позиция, программа, как у Дмитрия Астрахана, отвечающего собственными фильмами на потребности зрителей, в то время, когда он делает как раз то, что желал сделать. Желал снять простую домашнюю историю про мужа-ходока, жену-домохозяйку, их сына, влюбленного в неподходящую, согласно точки зрения своих родителей, особу, — и снял. Она ни на что больше и не претендует. Только обрамление картины, пожалуй, легко «грузит».

Фильм «Желтый карлик», первый показ которого состоялся пару дней назад в пресс-клубе киножурналистов России, начинается и кончается маршировкой курсантов. Сын, что наблюдает на бравых солдатиков, задаёт вопросы у отца, а вдруг что-то, дескать, произойдёт, отец, они придут и спасут? Отец лжёт крохе, как и положено, а про себя знает и нам не преминет сказать при помощи внутреннего монолога: не придут и не спасут.

Вот такая мрачная жизненная философия.

Неприятности домашних пар среднего возраста, стареющих мужей и жён, отцов и детей — что возможно несложнее, понятнее, узнаваемее, ожидаемее для большой категории зрителей? Постоянный сценарист Астрахана Олег Данилов трудится с режиссером в полном согласии и легко мастерит подобные сюжеты. Может еще и подзакрутить, дабы увлекательнее было.

Как тут, к примеру.

Дабы отвадить сына-переростка от нежеланной особы из торговой сети, мать (Елена Проклова) готова пойти на рискованный ход. Она требует супруга, видного писателя (Александр Абдулов), критически на него поглядев (хорошо, сойдет), завязать с той романчик. В случае если потребуется, так и переспать. Поломавшись для виду, литератор, что когда-то сочинил роман «Желтый карлик», в который положил и талант и душу, а позже начал лепить бульварное чтиво, совершает родительский подвиг.

Да продавщица (Анна Легчилова) также не лыком шита: потому, что ее, беременную, только что кинул прошлый ухажер, она ищет варианты отца для собственного ребенка и исходя из этого не упускает из виду обоих, и писателя и его юного отпрыска. В это же время шустрая мама выслеживает ее в женской консультации и разоблачает. В финале маски сорваны, все про всех всё определят, не считая сына, которого решают не лишать иллюзий и отдают в мужья продавщице.

Так, на лжи, замешивается «обычная» семья — такая же, как и многие другие.

История несложная, житейская, из тех, что обсуждают в троллейбусе, как обсуждают храбрецов сериалов, каковые «живут» у нас в квартире. Все, что происходит с храбрецами, точно, жизненно, и, не смотря на то, что мастерство помой-му не должно быть копией судьбы, эта функция у него имеется также.

Сбивает с толку жанровая чересполосица да и то, что Астрахан как-то не договорился с актерами. По сюжету, мизансценам, это что-то наподобие театрального водевиля — храбрецы топчутся на одной и той же площадке, произносят большое количество слов, время от времени забавных, происходит всяческая путаница; замыслы, по большей части, средние, кинематографических изысков не отмечается. (Заметно, что кино малобюджетное). Одновременно с этим линия бедной беременной девушки сугубо мелодраматическая.

Ко всему прочему появляется некоторый пафос, некая идейно-психотерапевтическая нагрузка с этим несчастным карликом из того давешнего романа, с которым отождествляет себя автор, и с защитниками отчизны — крутись, гражданин, как знаешь, ни армия, ни государство тебя не защитят. Что вызывает у храбреца жёсткие размышления о смысле судьбы, каковые как-то некстати в данной комедии-мелодраме.

Исходя из этого актеры — кто в лес, кто по дрова. Абдулов шутит, поддает легкого и тяжелого юмора, «хлопочет лицом», войдя в эргономичный и привычный для него образ элегантного, стареющего донжуана. Легчилова играется нелегкую женскую судьбу, достаточно органично себя ощущая в собственной мелодраматической ситуации.

М. Парыгин (сын) — персонаж, "Наверное," комический, но не играется он ничего, разумеется, сообразив, что его роль — чисто функциональная. А вот Елена Проклова, не снимавшаяся лет восемь, к сожалению, представляет собой одну громадную проблему.

Изображая легко стервозную дамочку, не смотря на то, что и более либо менее верную жену, хорошую домохозяйку и примерную мать, она целый фильм находится в одном и том же эмоциональном состоянии: возбуждения и ажиотажа, что выражается в беготне туда-сюда по съемочной площадке, крике, непрестанном размахивании и выпучивании глаз руками. По всей видимости, отражается беспокойство от продолжительного отсутствия тренинга, и только в то время, когда она «успокаивается», мы внезапно видим «ту самую» Лену Проклову, органичную и естественную.

Так что в то время, когда фильмы Дмитрия Астрахана и данный, например, сравнивают с бразильским «мылом», опасаюсь, что режиссеру льстят. Ясно, что в этот самый момент и в том месте — «дела домашние», и историю подходящую Данилов напишет так, дабы было захватывающе, но в любом бразильском сериале в любой третьестепенной роли, актеры правильны и профессионально безукоризненны. Исходя из этого наблюдаешь и сопереживаешь.

Само собой разумеется, у нас на данный момент никого ничем не поразишь. Но, в фильме, претендующем на внимание достаточно старомодных зрителей среднего возраста, вряд ли необходимо было так весьма пользоваться известным легкоматерным выражением «чудак на букву М». Не просто несколько раз употребить, а многажды строить на нем целые смысловые эпизоды. Пускай в быту ежедневно эти зрители употребляют куда более крепкие словца, но на экране сквернословие режет им ухо.

Это традиция, которую нельзя не учитывать.

И, наконец, последнее. В одном супруга храбреца фильма была совсем права. В то время, когда сказала, что книжку с таким заглавием — «Желтый карлик» — ни в жизни бы ни приобрела.

Все объяснения супруга-писателя, как много для него значит данный «желтый карлик» — от великого до забавного, от ничтожного до огромного, как само Солнце, — звучат как-то неубедительно.

Вот и на фильм с таким заглавием что-то не весьма тянет идти, при том, что режиссер Астрахан раньше выбирал такие милые, такие славные зрительские заглавия: «Все будет прекрасно», «Ты у меня одна»… Тут же какая-то двойная патология: кроме того, что карлик, к тому же, наверное, из желтого дома. Так что с заглавием, опасаюсь, что Дмитрий Астрахан просчитался.

Желтый карлик


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться