Зона ужаса — аттракцион жести (рецензия)

Зона ужаса — аттракцион жести (рецензия)

Осуждать руководство — дело щекотливое. Но высказаться-то хочется, блин! Так что, я все-таки попытаюсь, без прикрас и лишней лести, по существу.

Итак, около семь дней назад в свет вышла Территория кошмара, первый авторский сборник Парфенова М. С. Говорить, что это за человек, возможно, нет потребности. В итоге, место, в котором мы на данный момент находимся, Horror Zone, также его детище, как и множество вторых тематических сайтов. Помимо этого, именно он несмотря ни на что организовал проект, что в итоге вылился в успешную литературную серию Самая ужасная книга.

Меньше, мужик тянет на себе русский хоррор, нет, не в одиночку, но в самом авангарде. Итак, о Парфенове-организаторе мы сообщили, сейчас поболтаем о Парфенове-писателе.

Как водится, разберем сборник по косточкам, другими словами по рассказам, а позже соберем все в кучку и поглядим, что вышло. Патологоанатом из меня был бы так себе, да… Ну, может, критик выйдет получше.

Предисловие от писателя-фантаста Майка Гелприна опустим, потому что мы-то уже в курсе, чью книжку забрали почитать.

Страна тараканов — крепкое начало и достаточно показательный, как мне думается, рассказ, чтобы оценить средний уровень этого автора. Как возможно додуматься по заглавию, тут Михаил как направляться пройдется по омерзительным подробностям нашествия насекомых: усики, колючие ножки, шелест хитина, они уже везде, лезут под одежду, под кожу… Nice! Если вы инсектофоб — берегитесь.

В случае если нет — не так долго осталось ждать станете.

Начинает Парфенов любопытно, помещая нас в голову персонажа по имени Костя, обычного для того чтобы чувака со собственными… ну да, с тараканами. Липкий преследующий храбреца образ матери с ее кубанским говором станет колоритным рефреном этого рассказа, что на первых порах может показаться камерной историей одного превосходного сумасшествия, но скоро перетекает (лавиной из шелестящих хитиновых телец) в настоящий тараканий финиш света.

И в собственном старании всецело раскрыть эту тему, Парфенов не гнушается применять хорошие клише зомби-апокалипсиса. Бывалый дядя Витя, что в второй истории имел возможность бы раздавать нужные рекомендации наподобие стреляй им в голову. Девочка-ангелочек, дабы было кого выручать. И на крышу, само собой разумеется, все полезут, и Костя, обычный трусоватый чувак покажет себя как храбрец, и вертолет их заберет в финале…

Либо нет?

Парфенов сперва воссоздает шаблон, а позже с нарочитой жестокостью рвет его. Храбрецы рассказа попали в кино, которое мы видели уже неоднократно, но остались людьми, исходя из этого все идет не так, как положено. Финал, как мне думается, не должен нравиться, но он оптимален.

Мост. А данный рассказ из жемчужин книги. Пускай просматривать его не слишком-то приятно, и бьет он открыто ниже пояса. О нем говорилось уже много, поскольку Мост уже успел засветиться в межавторском сборнике Хеллоуин в 2015 году, неспециализированный уровень которого был, согласиться, не довольно большой, но тем удачнее стал фон для одного из лучших произведений моего тезки. Пересказывать его, пожалуй, не буду.

Сообщу только, что это чёрная история, завязанная на воспоминаниях.

Корректура. Минутка юмора от Парфенова. Не то дабы уморительная либо уникальная вещь, но для отечественного брата-писателя (и собрата-редактора) достаточно забавная.

Но, соль шутки будет понятна всем. Ну, и нужно сообщить, образ старенького жалкого вампира-графомана — основное, что мне тут понравилось.

Финиш пути. Помнится, первое чувство от рассказа было отвратным. Произошло это еще при чтении Самой ужасной книги 2015, куда Финиш пути был включен.

Казалось, ну, постапокал, ну, голод, ну, плохиши-каннибалы из обворовавшихся криминальных государственныхы служащих. Ну, а где что-то новое? И вот я не знаю, что Михаил сделал в новой редакции рассказа, но совсем нежданно сейчас он мне в полной мере так зашел.

Может, я прекратил быть привередой, либо создатель в том месте чего-то нашаманил, но история показалась живенькой, ищущей надежду в самой глубине безнадеги.

Гроб на колесах. Приблизительно та же история. Отторжения не было, но в Чёрной стороне дороги 2014 года рассказ смотрелся маленькой, сырой и трэшовой страшилкой. Я кроме того почувствовал тогда обиду, поскольку зерно-то в сердцевине весьма кроме того годное. Тем более, я обожаю боди-хоррор, а тут, блин, маршрутка, поглощающая пассажиров!

Ну, шикарно же? Нет. Тогда не было шикарно. Стало ли на данный момент? Пожалуй, да, ну либо, по крайней мере, стало весьма норм. Показалась какая-то цельность, суть.

Фактически, появилась история.

Снежки — еще одна жемчужина, успевшая сравнительно не так давно блеснуть в ССК-2017. Тут у нас, казалось бы, тот самый хороший зомби-апокалипсис, но соответствующих штампов вы не дождетесь. Это маленькая история про мелкого мальчика в маленькой локации. Имеется бабушка, имеется ужасные детишки за окном, имеется затхлости и ощущение тесноты, чувство безнадежности, от которого хочется кричать, но ты молчишь, все молчат, создатель молчит. Это очень сильно.

И к слову, Снежки хороший пример того, что кроме того таковой замученный жанр как зомби-хоррор еще возможно подать, если не свежо (гнильцой-то от него всяко должно разить), то по-новому.

Ампутация. Опять попытка в тёмный юмор, в этом случае — совсем как-то не весьма. Какой юный создатель не писал о продаже души? Чтобы сатана был забавный и очеловеченный, и в финале необходимое эх, все-таки одурачил, собака!.

Хорошо, многие для того чтобы не писали, не кидайте тапками-то сходу! Меньше, Парфенова сия чаша не миновала. Если доверять Фантлабу, Ампутация вышла из-под пера еще в 2006 году, и автору тогда было что-то около 22-23 лет (я математик от всевышнего). Что ж, самое время кропать такие штуки. Стоило ли включать эту вещь в сборник?

Не знаю, не уверен.

Остановка у кладбища — еще одно слабоватое место книги и опять-таки раннее произведение. Но, наигранность а также приторность в описании юных готов создатель компенсирует самим финалом и краткостью. Концовка вышла твёрдой и нежданно настоящей.

Зацепило-таки.

Бабай. Как говорят, данный рассказ 2009 года был написан как пример того, что кроме того фанфик может перерасти в независимую историю. Что ж, не знаю по поводу независимой истории, но как фанфик смотрится в полной мере недурно.

Имеется маньяк, имеется дитё, имеется Кинговский Бука и имеется вот-это-поворот в финале, что оправдывает и удачно закольцовывает сюжет.

В пыль возвращает нас в настоящее, к тому писателю Парфенову, которым он есть на данный момент. И это опять замечательная вещь, не самая-самая любимая среди вторых читателей, как я увидел, но отчего-то одна из самый родных мне. Пускай ворчливый утративший все Сан Саныч не вызывает симпатий, но, ему невольно сопереживаешь, поскольку он живой, и та ужасная моральная задача, что его мучает, она также живая.

В дело вступает ужасная пыльная фантасмагория, переводя внутреннее во внешнее, сбавляя тем самым напряжение а также даруя катарсис, как персонажу, так и читателям.

Любой юноша обязан пройти через это. Снова кинематографические мотивы, снова тема матери. Сцена с ней, кстати, весьма хороша. Меня не пробрали тараканы, скачущие по лицу, но вот эта пьяная хрипловатая нежность — это жуть. Ничего не случилось, но жуть.

В остальном же, рассказ помогает очередной одой Парфенова фильмам кошмаров. Это практически прямо говорится в тексте, да и развязка как бы намекает на парочку известных хорроров. Мне, действительно, показалось, что Михаил проводит символ равенства между гендерной идентичностью и сексуальной ориентацией, но это не совершенно верно, так что не обращайте внимания.

Презент — еще одна весточка из прошлого. Рассказ написан в 2005 году, и это чувствуется. Михаил обрисовывает обычное семейство россиян незадолго до Нового года, причем в собственной типичности члены семьи доходят до карикатурности, до смешного рассказа.

Фактически говоря, это и имеется анекдот, с хорошей задумкой, но неприятным послевкусием.

Благословенная тишина. Добротная жесть, причем снова бьющая ниже пояса, целенаправленно, опять и опять. Перекликается с неизвестным романом Чистота Юрия Аверченкова, но в случае если в том месте очень многое оставалось за кадром, дабы поберечь читателю нервы, то тут никто вас жалеть не будет.

Парфенов идет на все, дабы поймать и удержать нерв. Пересказывать это не имеет смысла, сообщу только, что стилистика окаймляющей истории показалась мне пара анахроничной и неестественной, в то время как центральная сюжетная линия выписана на превосходно. Не обращая внимания на то, что подается она в дневниковой форме, у истории имеется замечательная ощутимая динамика, подчеркивающая творимый в ней звиздец.

Что тебе снится? — проникновенная история в духе позднего Кинга, как мне думается. Образ усталой домохозяйки Лиды и по большому счету все эти супружеские диалоги перед сном — все вышло весьма быстро. И жуть тут также какая-то домашняя, пускай непонятная сначала, но не фантастическая, и это пробирает.

Я осознавал, что ответ тут будет из области психологии, но финал Парфенова меня поразил. Для того чтобы я не ожидал.

Помещение Павлика привела к противоречивым чувствам. С одной стороны, имеется чувство затянутости, и сам сюжет начинается по киношному лекалу впредь до мелочей. Новый дом, персонаж-предвестник беды, кроме того сцена в поликлинике будет (ну, в том месте, понимаете, в то время, когда столкнувшись с НЕХ, один попадает в поликлинику и уговаривает второго или поверить в существование НЕХ, или просто не лезть в это дерьмо, но все напрасно, само собой разумеется).

А в финале нас, очевидно, ожидает гроза.

Иначе, рассказ может похвалиться увлекательным главным храбрецом. Никаких гротескных внутренних драм, легко немолодой мужик со собственными заморочками. Ну, и НЕХ тут красива и вправду неизвестна, таковой прям космический кошмар. И в итоге получается эдакий Лавкрафтианский Ребенок Розмари.

Сильно же звучит? Так оно сильно и имеется. Но со всеми перечисленными оговорками.

Тени по воде. Также видно, что вещь не новая. Но и не юношеская. Скорее, ностальгирующая по молодости с ее свойством к мрачному и романтическому максимализму.

Не то чтобы зацепило, но как прощальный аккорд в книге воспринимается прекрасно и гармонично.

Обожаю долгие увлекательные послесловия, и Парфенов не разочаровал. Поболтал о жанре, поведал всякое о себе, растолковал кое-что из сборника. Превосходно закончил.

Ну, и давайте сейчас собирать всю эту расчлененку. Что мы имеем в итоге? От чего погиб больной?

Ой, а он вообще-то жив. Неудобно вышло.

Да, Территория кошмара в полной мере себе жива и удалась как книга. Кроме того те вещи, каковые я бы назвал ученическими рассказами для Парфенова, наглядно показывают нам, какой путь он прошел с того времени в качестве писателя. на данный момент это крепкий и умелый хоррор-мейкер, что может давить на необходимые чувства, проявляя наряду с этим настоящую жестокость и не брезгуя запрещенными приемами.

В случае если сказать об авторском стиле, то я бы выделил три броские изюминки.

Во-первых, любовь к рефренам. Я говорю о раз за разом повторяющихся фразах, мыслях либо образах, это придает цельность и ритм произведению. Прием употребляется многими, но у Парфенова он один из стилеобразующих, как мне думается.

Во-вторых, нелюбовь к людям. Хорошо, это звучно сообщено, но Михаил весьма наглядно нам говорит о том, что в каждом человеке сидит зло. Его возможно удержать, как будто бы Люцифера в аду, но оно в том месте имеется.

И наконец, в-третьих, любовь к кино. Как вы имели возможность подметить кроме того по моим отзывам, создатель довольно часто вмешивает в собственные истории мотивы из фильмов кошмаров, расставляет пасхалки, применяет киношные клише, где-то осознанно, а где-то — хз. хороший пример: в Бабае маньяк добывает широкий кухонный нож и ловит на его лезвии отражение собственных глаз. Сцена определенно из кино, так? Тяжело поверить, что такое возможно засунуть в литературное произведение случайно. Но тогда для чего?

Дабы высмеять киношный штамп, продемонстрировать, что персонаж фальшивый , а просто отыгрывает роль? Меньше, сложно. Но в собственный оправдание могу сообщить: я по большому счету не весьма умный.

Так или иначе, мне думается, Территория кошмара — это добротный русский хоррор. Сравнивая ее с первым авторским сборником в серии, я пологаю, что это более массовая книга, нежели Запах незабвенного Владислава Женевского. Не сообщу, что Парфенов существенно проще, но он доходчивее, и его работы с большим трудом, но возможно принимать как развлечение, аттракцион жести, испытывающий ваши нервы.

Ну, и отсылки к фильмам кошмаров должны оказаться по вкусу многим читателям, благо жанр хоррора в кино кроме того еще более популярен, чем в литературе. А в Зоне кошмара эти ветви в некоем роде сплетаются. Настоящая услада для хоррор-фана.

Напоследок захочу книге успеха, а ее автору — двигаться дальше. Сейчас он забрал хорошую высоту, это уровень, от которого сейчас необходимо отталкиваться. Слышал, он с Максимом Кабиром планирует сделать литературный аналог Баек из склепа под роскошным заглавием Голоса из подвала. Предвкушаю, должно быть сильно!

Ну, а до тех пор пока рекомендую всем приглядеться к Территории кошмара, отыскать ее в магазине, пощупать, поглазеть на внутренние иллюстрации и обложку (а они хороши), ну и принести к себе, родимую.

Думаю, Территория кошмара должна быть у каждого. И пускай уж лучше на книжной полке.

ЗОНА ЗЕК — СИЗО УЖАС ШОК! ЖЕСТЬ


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться