70 Лет народному индейцу ссср

В конце 60-х – начале 70-х этих слов на афише хватало, дабы у касс кинотеатров выстраивались очереди из подростков. Школу прогуливали, дабы на дневной сеанс попасть – билеты на вечерние были раскуплены на сутки вперёд! С мамами и папами по выходным ходили!

Потому как в любом обычном отце неистребим мальчишка, грезящий напоминать индейца Чингачгука. А матери не могли пройти мимо красоты югославского мачо… правильнее – сербского, но Сербия тогда была только частью Югославии, самой заграничной из соцстран, а слова «мачо» вовсе не знали. Мальчишки, попав на «След Сокола» либо «Ульзану», глазели на подвиги Митича, разинув рот. мужчины и юноши – также, но наряду с этим косились на спутниц: больно оптимален был Гойко, дабы не приревновать к нему…

Шварценеггер, Брюс Ли, Чак Норрис – все эти кумиры показались позже. Любой прогремел на всю землю. Но ни один не взял в этом государстве столько детского обожания, сколько Митич. Благодаря ему гэдээровские индейцы в секциях игрушек расходились влёт, ребёнок мастерила луки, дабы играться в краснокожих, а пределом мальчишеских мечтаний были привезенные из зарубежа головной убор из перьев и револьвер-пугач.

Не забывайте сынишку Семена Семеныча Горбункова из «Бриллиантовой руки»? Что привез ему папа из круиза по Европе? Отыскали в памяти? То-то же…

70 Лет народному индейцу ссср

В «Сыновьях Громадной Медведицы» на переговорах с бледнолицыми

Подобное счастье было штучным. Исходя из этого самые продвинутые из столичной ребёнка ехали на улицу Огарева, к киоску с зарубежной прессой – листать гэдээровские издания о кино. С надежной отыскать в них постер с Митичем.

И в случае если надежда сбывалась!..

К чему всё это? А просто к тому, что

рожденный 70 лет назад в сербском городе Лесковац актер киностудии DEFA (ГДР) Гойко Митич в 60–70-е годы был самым заслуженый артистом мальчишек СССР.

В тех же «Сыновьях», но уже в сражении

Тогдашний коммунистический зритель кроме того не знал, что вестерны с Митичем появились как идеологический ответ братской ГДР небратской ФРГ. В начале 60-х у «бундесов» пачкой вышли в прокат вестерны по романам немца Карла Мая – с главным храбрецом Виннету в исполнении француза Пьера Бриса. Германская ребёнок тут же на них запала – причем по обе стороны границы.

Видя такое, коммунисты ГДР решили дать ответ «бундесам»: созвали пленум собственного ЦК, решили снимать личные вестерны – цикл из 12 картин. Начать его поручили чешскому режиссерру Йозефу Маху. Тот в первую очередь взглянул работы соперников – западных немцев. И среди актеров второго замысла высмотрел… Гойко Митича – каскадера и эпизодника.

Высмотрел, отметил, переманил, дал ключевую роль в первой ленте цикла – «Сыновья Громадной Медведицы». Роль индейца Токеи-Ито, сына Мототаупы, вождя племени делаваров. Звучит-то как!..

Ленту сняли в Грузии и югославии (в местах, похожих на прерию), в 1966 г. выпустили в прокат – и она стала самой кассовой за всю историю кино ГДР: 11 миллионов зрителей!

С прелестной скво в ленте «Чингачгук — Большой Змей»

И понеслась! «Чингачгук – Большой Змей», «След Сокола», «Оцеола», «Апачи», «Ульзана» – и везде «в ключевой роли Гойко Митич». Афиши с его головой, развёрнутой в три четверти, лицо медальной лепки под короной из перьев, прямые тёмные волосы ниже плеч, охотничий прищур – и всё… У мальчишек один вопрос: в то время, когда ближайший сеанс?

В картине «Ульзана»

Что было на уме у девчонок, девушек и дам – в принципе легко додуматься, но… герр Митич дожил до восьмого десятка, ни разу не женившись. Было время, кроме того ходили слухи: Митич – гей.

Из его недавних интервью:

– Моя жизнь была постоянным путешествием: фильм за фильмом, различные государства, переезды с места на место. Везде – прекрасные дамы, но… крайне мало талантливых ожидать собственного мужчину дома. Да, мне грех жаловаться на недочёт женской любви.

Легко с ней, возможно сообщить, не везло. Но, последние четыре года живу в гражданском браке с подругой. И ощущаю, что совместно нам прекрасно.

– Дети у вас имеется? – Дочь – единственный и поздний ребенок. Появилась в 1991-м, назвал Натальей.  – Из-за любви к Российской Федерации?  – Нет. К Российской Федерации я отношусь весьма тепло, знаю, как меня в том месте обожают. Но дочь назвал не вследствие этого: легко она появилась в Италии, в Рождественскую семь дней, в то время, когда везде кричат: «Бон Натали!» – «Радостного Рождества!».

Вот и я дал имя в честь этого праздника.

По вторым слухам, Митич с подругой живет в берлинском районе Кёпениге.

По слухам – по причине того, что адрес он скрывает, журналистов к себе не кличет:

– Из-за бульварной прессы люди стали интересными: все-то им нужно знать! Считаю, это плохо. И не могу осознать, для чего копаться в личной судьбе каждого.

В то время, когда между двумя людьми что-то имеется, это никого больше не касается.

 

Личная судьба, она – сундучок с сокровищем, принадлежащим одному человеку, вторым в него заглядывать запрещено. Исходя из этого не обожаю рассуждать о личном. А говорю только: в моем вигваме тепло.

В  этом смысле Митич – кремень, уникум, настоящий индеец: дал зарок не пускать прессу в личную и – всю жизньего держит. Но об актерской части собственной биографии говорит легко и радостно. Но без пафоса.

В фильме «Вождь Белое Перо»

– Как пришли в кинематограф?– Легко, кроме того скучно. В юности получал образование спортшколе в Белграде. И подрабатывал дублером на съемочной площадках. Так и попал в кино – действительно, скучно? (Смеется.) – Первая ваша роль?– 1962 год, британцы снимали в Югославии картину «Клинок Ланцелота», искали дублеров из местных с  навыками фехтования и верховой езды. К нам в спортшколу пришел режиссер и заметил, что я похож на главного храбреца ленты.

Так я стал его дублером… чему был не рад. Меня заковали в тяжеленные латы, посадили на коня, сунули в руки копье. И поскакал я впереди толпы рыцарей, и сходу поразмыслил: «Вылечу из седла – первая роль станет последней!» (Смеется.) – А по окончании уже для вас режиссеры подбирали дублеров?– Нет. Все трюки делал сам. Да и не было у меня особенных трюков. К примеру, в ленте «Чингачгук — Большой Змей имеется сцена, где меня преследует патруль, а я цепляюсь за ветку и, сделав подъем переворотом, забираюсь на дерево.

По каскадерским меркам трюк пустяковый. – В «постельных» сценах вас дублер заменял?– Увы, таких сцен у меня практически не было. Разве что в «Белых волках» мелькнул «пятой точкой»… В общем, в случае если в каком-нибудь кадре заметите обнаженную часть моего тела – она моя! – Действительно, что долгие волосы ваших храбрецов – ваши личные?– Лишь в «Оцеоле» – тогда отпустил их по плечи. А сравнительно не так давно покрасил волосы. (Смеется, тыча в седину.)

Вот таковой он в 70 лет!

– Как сумели к 70 годам сохранить хорошую форму?– Секрета нет: походы в спортзал, езда на велосипеде. Плюс гребля – мой дом в Берлине неподалеку от реки. Ни при каких обстоятельствах не курил, из вина – лишь чуть-чуть красного…

Как раз его Гойко Митич пригубит 13 июня – в сутки собственного 70-летия. Те, кто не забывают его с детских советских лет, смогут сделать то же самое – за здоровье актера, за «тепло его вигвама», с признательностью к его ролям.

Чингачгук, Оцеола, Зоркий Сокол, Ульзана… вождь племени не-персе, «проколотых носов», Белое Перо… звучит-то как!

С юбилеем, герр Митич, будьте здоровы. И знайте, что в вашу честь

10 июня на канале «Российская Федерация 1» с утра пораньше – в 9.05 – выйдет фильм «Основной индеец Страны Советов». Документальный, практически часовой.

«Хау – я всё сообщил».

70-ти летие Народного Артиста СССР Джурабека Муродова | JM 70 — Jurabek Murodov’s 70th Anniversary


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться