Джейден смит: «я обожаю актерскую игру»

Джейдену Смиту, сыну звездной пары Уилла Смита и Джады Пинкетт-Смит, вряд ли удалось бы избежать актерской карьеры. Началась она в детсадовском возрасте на телевидении и продолжилась уже с папой на громадном экране в фильме «В погоне за счастьем». Джейден с младенчества привык к съемочной площадке, броскому свету, шуму и суете, исходя из этого перед камерой чувствует себя в полной мере конечно, как в собственной гостиной.

Так или иначе, но подобная окружающая среда развивает молодого человека в самых различных направлениях, о чем он и говорил журналистам в Канкуне за круглым столом. Это интервью было посвящено выходу нового фильма М. Найта Шьямалана «По окончании отечественной эры», где неприятности отцов и детей решают сын и отец Смиты.

Мы предлагаем вам запись с этого круглого стола, где разговор довольно часто идет вразнобой. Нам ничего не хочется выбрасывать, дабы дать вам более полное представление о человеке. Потому, что Джейден еще весьма молод, прямо скажем, идеальный мальчишка, то и обращение у него соответственная: легкие ответы, маленькие фразы, местами уличная терминология.

Это естественно для его возраста.

Отработал он отечественный круглый стол совсем без шуток, иногда разрешая прорваться смешку, что он скоро прятал, не переставая крутить на тоненьких пальчиках правой руки четыре плоских и узких ободка-колечка. По всей видимости, все-таки обилие взрослых, зарубежных журналистов приводило его в некое смущение. Время от времени он на собственные ладони и раскачивался на них, в случае если вопрос вгонял его в минутную задумчивость.

В целом же он весьма приятный и красивый мальчишка с забавной полудетской самоуверенностью. Мы считаем, что лет так через пяток он будет держаться в противном случае, спокойнее, сказать красочнее и высказывать собственные мысли.

Джейден смит: «я обожаю актерскую игру»

— В фильме «Карате-мальчик» твой папа был продюсером, тут же он твой партнер. Отличаются ли в этом случае ваши взаимоотношения на площадке?

— Отличаются, да. В том фильме он ощущал необходимость быть на площадке со мной неизменно. И не лишь вследствие того что я его сын, а еще и вследствие того что он был продюсером проекта.

Он мне весьма помогал тогда, подсказывал мои реплики, давал мне реплики вторых актеров для реакции. В данной же картине он осознавал, что я уже очень многое могу и знаю, и исходя из этого не было необходимости в его присутствии на съемках сцен, в которых сам он не принимал участие.

— Твое привилегированное положение сына известной пары как-то отражается на твоем отношении к миру?

— Хм, я ощущаю, что обязан миру за то, что мне повезло появиться с привилегиями, что я обязан применять это положение для помощи тем, кому не так повезло.

— Тяжело быть Джейденом Смитом? Либо ты очень не заморачиваешься на эту тему?

— Ну, время от времени за тобой вьется стайка папарацци, время от времени любой твой ход осуждают, не обращая внимания на то что тебе всего лишь 14 лет. А ты пробуешь в школу, как и все. Они придумывают какие-то истории про тебя, говорят о каких-то ужасных вещах, каковые я якобы натворил.

Но я как-то прохожу через это все, занимаясь собственными делами.

— Разве ты не занимаешься дома с частными учителями?

— Да-да, но это все равно, что ходить в школу, поскольку занятия ежедневно, но я не против. Мне это нравится кроме того. Я обожаю поэзию и пишу стихи.

Занятия кроме того в домашней школе сильно помогают мне в этом.

«В то время, когда я огорчен чем-то либо сердит на кого-то, я пишу стихи об этом»

— Поэзия оказывает помощь тебе справляться с твоими настроениями?

— В то время, когда я огорчен чем-то либо сердит на кого-то, я пишу стихи об этом, и это оказывает помощь мне в моих переживаниях, затем я могу забрать мой скейт и пойти кататься.

— О чем ты в большинстве случаев пишешь?

— М-м-м, о любви. Все пишут о любви. (Ухмыляется легко.) Либо я отбивать ритм ладонями. Никаких слов, лишь ритм.

— А на данный момент ты влюблен?

— М-м-м, я пологаю, что ты ощущаешь влюбленность неизменно в моем возрасте. Ты влюблен в каждого, кого встречаешь. Ну, ты осознаёшь, что я имею в виду. Не знаю, не могу сообщить тебе определенно.

Дай мне пара лет, дабы лучше ответить на данный вопрос.

— Ты влюблен в актерскую профессию?

— О, это без сомнений. Я обожаю актерскую игру. Я влюблен в ритм, в музыку.

Я влюблен в стиль и моду, влюблен в процесс создания нового стиля в одежде. Я влюблен в предпринимательство. (Все это говорится с полностью важным лицом и кроме того с чуть немного поднятыми кверху бровями домиком, что придает его лицу милое и удивленное выражение.)

— Ты обожаешь создавать модели одежды? Как дизайнер?

— О да. Я обожаю придумывать что-то новое в одежде. У меня имеется собственный личный бренд и три pop up shops в Азии, в то время, когда я в том месте бываю (pop up shops — временный отдел в громадном магазине либо уголок в мелком, где предлагается продукция совсем неповторимая и новая; в таких местах в большинстве случаев реализовывают так именуемую нишевую продукцию, предназначенную узкому кругу заинтересованных клиентов — Прим. авт.). Возможно, я кроме того смогу открыть таковой и в Лондоне.

Время от времени я в том месте выступаю с каким-нибудь номером, песней. Да, я это дело обожаю. Я весьма радостен, что могу этим заниматься.

— А твоя сестра принимает участие в этом?

— Уиллоу обожает одежду, само собой разумеется, но мы с ней сотрудничаем в главном музыкально. Мы вот лишь намедни написали песню «Я обожаю тебя!». Уиллоу обожает придумывать песни, но тут такая вещь. Вы, парни, быть может, ни при каких обстоятельствах их не услышите.

Она может: «Нет, я не желаю эту песню до тех пор пока отдавать». И это туда-сюда не будет прекращаться какое-то время. Дам либо не дам. (Смеется.) Ты знаешь, я пологаю, что у меня имеется музыкальный талант. Я могу заниматься музыкой целый сутки, ежедневно, но Уиллоу — она просто замечательна в этом! В случае если бы ты слышала, какие конкретно она пишет стихи к песням, как просматривает их!

Она просто потрясающе гениальная.

— Твои родители как-то поощряли твои занятия музыкой? Либо это все твоя инициатива?

— Я сам. Папа знал, само собой разумеется, что я в один раз начну этим заниматься, но ничего не сказал. Но он не удивился, в то время, когда я сообщил ему, что желаю заниматься музыкой.

— То же самое и с актерской игрой случилось?

— Я думаю, он желал, дабы я стал актером. Папа сказал мне: «А что в случае если мы сделаем вот таковой фильм совместно, Джейден?» В то время, когда он трудился над картиной «В погоне за счастьем», я сходу сообщил: «Само собой разумеется». У меня был уже опыт, я трудился в телевизионных сериалах различных.

И я все время задавал вопросы его: «Что дальше? Что будем делать?» Так вот все и пошло по этому пути. И вот мы сейчас тут.

— Это, возможно, мешает твоим занятиям в школе?

— Да, время от времени, но я могу и дпльше заниматься везде, куда бы ни отправился.

— В то время, когда ты думаешь над моделями одежды, к чему ты обращаешься за воодушевлением?

— Моя тетя Пэм мне сильно помогает в этом, и воодушевление приходит отовсюду. Мне особенно нравится искать воодушевление в Европе. Позволяй говорить честно. В случае если бы все американцы тащили шмотки из Европы, то мы бы их за пример и стали производить дома, в США.

Фактически, так и происходит на данный момент. Я вот думаю про себя: а что я желал бы надеть, в то время, когда отправлюсь кататься на скейте? То, что возможно комфортно, сильно и недорого.

В этом и мысль. Я ищу возможность сделать такую одежду самым недорогим методом. Мне хочется дать скейтбордистам эргономичную, крутую, актуальную и недорогую одежду.

— Занимательная мысль, а так как кто-то может поразмыслить, что одежда, которая связана с твоим именем, будет именно дорогой.

— Так и было в начале, но позже я поразмыслил, что это неправильно. И я решил отыскать метод снизить цены, и мы здорово сократили цены на отечественную продукцию. Сумасшедшие деньги легко.

— На чем вы экономите? На материалах, на рабочей силе?

— Я не один тружусь над этим. Меня окружают люди, каковые знают это дело. Я знаю, что они здорово снизили цены на отечественную продукцию через сокращение отечественных затрат на производство, но я не могу поведать тебе подробности.

Не знаю легко.

«Я был плохо доволен тем, что мне разрешили сделать самому хоть что-то!»

— В чем, по-твоему, ты похож больше на отца, а в чем на маму?

— Ну, я снаружи похож на отца. А мама легко превосходная. Я пологаю, что похож на них обоих. Отцу нравится быть на публике, он обожает видеться с людьми, общаться, смешить их, и это здорово. Но я похож на маму, в то время, когда тружусь над чем-то своим.

В случае если я на съемочной площадке, то ты можешь рассчитывать на мое стопроцентное присутствие. В случае если же я пишу музыку, то ты меня не отыщешь, меня тут нет. И моя мама такая же, она не обожает быть у всех на виду. Она вот с нами не приехала. И я также не обожаю быть на виду неизменно.

Это у меня от нее, возможно. Папа на сто процентов экстраверт, я же лишь на семьдесят.

— Твоя мама также воздействует на твою карьеру, как и твой папа?

— О да, само собой разумеется. В то время, когда мы снимали «Карате-мальчика», она кроме этого была одним из продюсеров. Они оба всегда были на площадке.

на данный момент все больше завязано на сотрудничестве скорее, чем на влиянии либо направлении.

— Ты когда-нибудь испытывал на себе тяготы известности?

— Нет, не думаю. По-моему, это здорово, это приносит наслаждение. Так было неизменно, сколько я себя знаю. Я не знаю второй жизни.

Мои родители — знаменитости. Я появился, и всем до меня имеется дело. Так что я также оказываюсь в центре внимания, никаких упрочнений для этого не приложив.

Ты спроси меня, испытываю ли я проблемы с дыханием. (Смеется.) Это то же самое для меня.

— Как ты осознаёшь фразу «Ужас — это твой выбор»?

— Это значит, что ужас живет лишь в твоем сознании. Опасность возможно настоящей. Допустим, ты тонешь, да? Но ты сам обязан выяснить, имеется ли у тебя шанс, а дабы выяснить это, ты обязан отключить целый данный шум в голове, что начинает рисовать тебе картины вероятных последствий.

Ты еще не утонул, но твое сознание включает инстинкт, что пришло время опасаться. И понеслось. Тебе необходимо решить и приложить упрочнение, дабы оценить обстановку, включить рациональную часть сознания, и тогда у тебя имеется шанс выбраться.

Ты делаешь сознательный выбор между практической оценкой и страхом обстановки. Выберешь ужас — утонешь.

— Ты когда-нибудь сталкивался с хулиганством в школе либо на улице? В случае если кто-то тебя всегда задирает и не дает проходу, как ты преодолеешь ужас в этом случае?

— Это второй ужас, возможно. Тут ужас не перед тем, что тебя побьют либо унизят. Все желают смотреться сильно, а если ты жалуешься, то тебя перестают уважать и задирают еще больше. Так думают дети в главном, само собой разумеется. Преодоление страха в том, дабы дать вторым возможность обезопасисть тебя, в то время, когда ты сам не можешь. Сообщить по правде, я так близко с этим не сталкивался, исходя из этого рассуждаю лишь в теории.

Я не опасаюсь собственных своих родителей и не опасаюсь не быть крутым. Я бы сообщил, в случае если бы кто-то меня начал доставать.

— В фильме, наверное, много каскадерских трюков. Тебе было нужно прекрасно готовиться к этому?

— Я отработал четыре месяца предварительной физической подготовки. Бегал, прыгал, нырял, плавал, карабкался по камням и занимался с каскадерами, каковые учили меня работе и приёмам безопасности с их инвентарем. Многие трюки делал сам. Возможно, и не самые страшные, но все равно классные.

Я был плохо доволен тем, что мне разрешили сделать самому хоть что-то!

— Что тебе понравилось в этих тренировках и трюках больше всего?

— Паркур. Паркур — это бег в сочетании с кувырками и прыжками, собственного рода мастерство удирать, в первый раз показавшееся во французской армии. Паркур, возможно, был любимым занятием, по причине того, что бежать нужно весьма скоро, скользить, переворачиваться, прыгать, кувыркаться и опять бежать.

Это все классно и здорово. Я взял кучу наслаждения, не смотря на то, что, делая паркур, возможно и покалечиться. Я знаю, что могу применять данный прием, в случае если будет потребность удрать откуда-то, применяя все подходящие предметы.

— Что доставляет тебе особое наслаждение, делает тебя радостным в последнее время?

— Поэзия, скейтинг, возможность и музыка путешествовать, как с этим фильмом, видеться с людьми, говорить. Мне все это не лишь приятно, но оно делает меня радостным. Особенно работа над музыкой и текстами. Различные сумасшедшие штуки в жизни делают меня радостным. (Смеется.)

— Ты уже знаешь, что будешь делать дальше?

— Я с нетерпением ожидаю следующий проект, но это будет не весьма не так долго осталось ждать. Папа разрабатывает один проект вот уже три года. Я пологаю, что пройдет еще три года, перед тем как он готовьсяк производству, позже еще год-два до того момента, как вы сможете его заметить. Весьма нескоро.

Но я не спешу. Мне имеется чем заняться. Я скучать не буду.

— Потому, что ты все время на виду, тебя в какой-то мере тревожит ответственность за собственный поведение? Так как все, что ты делаешь, так или иначе делается достоянием широкой публики.

— Я просто не делаю глупостей и не устраиваю никаких дурных выходок. И не вследствие того что опасаюсь чего-то, а вследствие того что не желаю. Мне это неинтересно. И я не желаю, дабы меня брали в качестве примера. В случае если я бываю в гостях, то неизменно крайне осторожен в выборе людей, с которыми мне предстоит общаться. Я стараюсь смотреть за тем, что говорю, кому и как, за тем, что я делаю. Особенно за тем, что я делаю.

По причине того, что в случае если кто-то меня поймает за этим делом, то в первую очередь мне предстоит отвечать перед отцом, а позже на меня это не составит большого труда валиться отовсюду. Такой-сякой сын Уилла Смита. Я знаю, что дети весьма обожают испытывать терпение своих родителей либо окружения.

Я не особенно к этому стремлюсь. Я знаю последствия. Для чего их на собственной шкуре-то испытывать, в случае если знаешь, к чему это поведение может привести?

Я ж не псих какой-то.

— Ты и друзей, возможно, с опаской выбираешь?

— У меня друзей особенно-то и нет, я бы сообщил. У меня лишь два приятеля. Они оба из мира кино. Это Мойзес Ариас и Матео Ариас. Мойзес начинал с канала Disney и позже перешел в кино. Он был в фильме «Игрушечный дом», что привозили на Sundance в текущем году.

Он — один из главных героев нового фильма «Игра Эндера», что обязан не так долго осталось ждать выйти. Но он еще и режиссер. Он снял большое количество моих музыкальных видео, снял короткометражку, которую желает послать на Sundance в будущем году. И Матео таковой же. Мы все практически одного возраста.

Матео 17 лет, а Мойзесу только что исполнилось 19. Мне же 14. Матео продюсирует кое-что из моей музыки.

Он актер, пишет музыку к фильмам. То имеется мы все актеры, но у нас всех имеется и еще большое количество различного, что нам нравится делать.

— А другие сверстники?

— Я не знаю никого особенно из моих сверстников, не считая моей сестры, возможно, лишь. Я общаюсь лишь с Матео и Мойзесом. Для чего мне общаться с людьми, каковые не знают то, что я делаю? Мне увлекательнее с теми, кто знает и осознаёт то, чем я занимаюсь. Мы все как бы отталкиваемся приятель от приятеля. У нас имеется идеи, каковые мы пробуем приятель на приятеле.

Я придумываю музыку, Матео ее записывает, Мойзес все это снимает, а позже мы изменяемся местами. Нам нравится заниматься творчеством совместно. У нас прекрасно получается. Возможно, кто-то из моих сверстников предпочитает игры, но я это не обожаю. Многие обожают с девчонками в торговых комплексах либо клубах. Снова же не я. Мне это не необходимо. Нет, не думай, что я не обожаю общаться с девчонками! Я не против, в то время, когда девчонки разделяют мои интересы.

Для общения я выбираю тех, кто осознаёт, что игра в баскетбол — это прекрасно. Но не любой же сутки по пара часов? Имеется и другие вещи, которыми необходимо заниматься на данный момент, дабы выстроить собственный помочь и будущее вторым.

Создатель Наталья Хиггинсон

ХУДШАЯ АКТЁРСКАЯ ИГРА В ИСТОРИИ КИНО


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться