Исчезнувшая империя

На экраны страны выходит «Провалившаяся сквозь землю Империя» Карена Шахназарова – романтичный приквел «Курьера», сделанный в актуальном стиле «Одноклассники.Ру».

Провалившаяся сквозь землю империя (2008)

драма

Режиссер: Карен ШахназаровВ ролях: Егор Барановский, Армен Джигарханян, Владимир Ильин, Янина Калганова, Александр Ляпин

Москва, 1974-й год. Сергей – студент педагогического института, таскает в комиссионку книги дедушки-археолога, на вырученные рубли берёт «вранглер», которым, со своей стороны, соблазняет однокурсниц. Оставшаяся наличность уходит на рестораны, пластинки «Роллинг Стоунз», приобретённые из-под полы с риском загреметь в билеты и милицию в «Таганку», где дают «Гамлета» с Высоцким.

Поссорившись с любимой девушкой, Сергей сбегает с практики в Гагры, где устраивает дебош. А позже в Среднюю Азию взглянуть на дедовы раскопки и осознать, что СССР, как и Хорезм, также канет в Лету.

Кадр из фильмаИсчезнувшая империя

На пресс-конференции по окончании показа «Провалившейся сквозь землю империи» (2008) режиссера Карена Шахназарова задавали вопросы, и из-за чего он не продемонстрировал лицо главного храбреца через три десятилетия по окончании 1974-го, времени действия картины («актер переиграл, было нужно поработать ножницами»). И предвидел ли он распад СССР («не предвидел»). И не испытывали ли обоюдную отвращение «Слава КПСС», несколько «Роллинг Стоунз», которой торговали из-под полы, и Федор Михайлович, которого проходили в школе («не испытывали, и по большому счету, понимаете ли, такие вопросы нам на комсомольских собраниях задавали»).

Единственное, о чем страно мало задавали вопросы Шахназарова – в каких совершенно верно отношениях состоят его «Провалившаяся сквозь землю фильм» и империя «Курьер» (1987), чье воздействие происходит десятилетием позднее в той же самой империи СССР. Вопрос отнюдь не схоластический, памятуя о нынешней установке правительства и партии на восстановление того, что у Карена Шахназарова, мужа не только творческого, но и национального, трактуется как «исчезавшее», либо «уже провалившееся сквозь землю», три десятилетия назад.

Но для чего давить на автора и поминать ветхий хит – лучший фильм и лидер проката 1987 года по опросу «Советского экрана» (что, в отличие от нынешних бокс-контор тогда кое-что да означало)? То, что «Провалившаяся сквозь землю Империя» – зеркальное отражение лучшего, пожалуй, шахназаровского фильма, расцвеченное изумительным «кодаком» оператора Шандора Беркеши, повторяющая черты оригинала впредь до дежавю, видно и без того.

Исполнителя ключевой роли очевидно и сознательно подобрали по параметрами практически стопроцентного физиогномического сходства с курьером Иваном 1986 года выпечки. Студент-балбес замечательно справившегося со своей ролью Александра Ляпина вышел красивый, но отмахаться от флегматичной харизмы Федора Дунаевского, застрявшего между непоступлением и окончанием школы в университет, не получилось – ни у него, ни у зрителей. Дежавю.

Мать-разведенка главного храбреца вспоминает загулявшего отца – вечного командировочного представителя романтической профессии (в «Курьере» он трудился этнографом в зарубежных джунглях, тут – археологом в советской Средней Азии). Ольга Тумайкина кроме этого правильна и убедительна, но, думается, совсем сравнительно не так давно в ту же стенку с отставшими обоями наблюдала неподвижным взором готовая разрыдаться над женской долей Инна Чурикова. Дежавю.

Да и отличие между 74-м и 84-м представляется не таковой уж значительной, честно говоря. Большое количество ли, положа руку на сердце, найдется знатоков (не считая, само собой разумеется, изумительного живописца фильма Людмилы Кусаковой, трудившийся еще над «Покровскими воротами» (1982)), различающих с первого взора изюминки начертания «Славы КПСС»? Для тех, кто в том месте не жил и дыма советского отечества не нюхал, подобные нюансы относятся к разряду эзотерических.

Торговля «вранглером» с риском загреметь на зону – эзотерика тем более. А для тех, кто нюхал, так ли уж принципиально, что брейкданс поменяли на «Шизгару», а ужасную «копейку» на любовно отреставрированный «москвич» (пара раз занимающий у Шахназарова почетное место в кадре)? Поразмыслишь, громадная отличие.

Дежавю.

Кадр из фильма

Подобные сравнения возможно развивать и дальше, но при всем необычном внешнем сходстве, генотип этих фильмов не сходится ни в одной молекуле. Основное отличие: собственному храбрецу 74-го года выполнения режиссер Шахназаров не подарил того, что в парне-курьере примера 86-го возможно выяснить как правильнейшую сопричастность времени. В том месте она развивалась не из «Славы КПСС», преследующем «Роулинг Стоунз» и джинсы, а из конфликта отцов и детей – безотказного как неизменно.

На кону стояло будущее главного храбреца, его «вторая страна», о которой тосковал Иван, упражняясь в метании копья, подаренного провалившимся сквозь землю в джунглях отцом-романтиком. Благодаря данной цене вопроса, а не брейкдансу и девушкам с начесами, «Курьер» продержался двадцать последних лет, нисколько не устаревая. От «Империи» же остается чувство, что мельчайший намек на цену и «конфликт вопроса» шепетильно изгонялся авторами за пределы кадра.

Отца, алиментчика и мятежника из джунглей, поменяли на комфортного дедушку-археолога (Джигарханян), вспоминающего, как он дрался на саблях в двадцать каком-то году прошлого столетия. Сергей с ним дружит. Он по большому счету со всеми дружит, а также учитель истории партии злобный доктор наук Григорьянц – не такое уж исчадие ада, дабы лишать себя душевного самообладания перед тем, как отправиться на толкучку к фирмачам брать желаемые американские брюки.

За неимением (правильнее – изгнанием) других движущих сил сюжета, Шахназаров сосредоточил внимание на вечном. Другими словами на амурном треугольнике, что пережил Хорезм (открытый археологом Джигарханяном), и «Славу КПСС», и энергетическую сверхдержаву – также, дай всевышний, переживет. Грубо говоря, такое мещанское пораженчество совсем не компенсирует отсутствие в фильме национальной идеи, чья цена поднималась бы выше ста рубликов, данных Сергем за «пласт роллингов» – презент девушке, в действительности жульнически появлявшийся «Лебединым озером» Чайковского.

Кадр из фильма

Но, иначе, пускай и нечайно, но в «Провалившейся сквозь землю Империи», как и в «Курьере», также блещет собственная историческая мудрость. Вот через надцать эдак лет, в то время, когда иссякнут углеводороды, о чем будут вспоминать россияне на «Одноклассниках.Ру», вращая под столом динамо-агрегат на велоприводе? О том, как Петя влюбился в Катю, а Катя полюбила Надю. Это и имеется счастье.

Какая кому будет отличие, что когда-то они не сходились во взорах на замысел Путина?

Исчезнувшая империя


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться