Изгой

изгой

Это сказка о потерянном времени. О человеке, что пробовал обогнать время. И о том, как жестоко оно ему отомстило.

Время неумолимо. Оно как всевышний, всемогущее, бессердечное, вечное. Люди – всего лишь песчинки, сыплющиеся через его ровные, как лед, пальцы, и нет никакой возможности за них зацепиться.

Жизнь – только миг полета данной самой песчинки из ладони, именуемой “рождение” до поверхности почвы, являющейся “вечностью”. Песчинка легка, она может попасть в воздушный поток и мало полетать, отдалив собственный падение в никуда, но законы природы не разрешат ей парить очень долго. Законы природы, а возможно всего лишь причуды всевышнего, именуемого “временем”.

Всевышние обожают кротких, безмолвных, послушных, а мятежники страшны, они через чур многого желают, и где гарантия, что когда-нибудь не замахнутся на святое, и не займут чье-то пошатнувшееся кресло.

И, по всей видимости, Время посчитало, что Чак Ноланд страшен. И, возможно, имело на то основания.

руководящий сотрудник – и Чак среднего звена службы доставки “FedEx”. Он – живое воплощение американской грезы, человек, сделавший себя сам. Чак трудится по 25 часов в день, неизменно в гуще событий, он то тут, то в том месте: сейчас – в Америке, на следующий день – в Российской Федерации, послезавтра – в Малайзии.

И без того неизменно – с самолета на самолет, в праздники и будни. Чак Ноланд проносится как вихрь, заводит всех ,и работа спорится.

“Время к нам беспощадно. Ему безразлично, здоровы мы, либо больны, голодны либо пьяны, русские мы, американцы либо марсиане. Время как пламя, может нас стереть с лица земли, быть может согреть. Вот из-за чего в каждом офисе FedEx имеется часы.

По часам мы живем и умираем, мы не можем повернуться к ним спиной, ни при каких обстоятельствах не разрешаем себе роскошь не знать необходимое время.” – такова жизненная философия Чака Ноланда.

Но время – не резина, его не растянешь по собственному жажде, на что-то его неизменно не достаточно. На то, дабы вылечить зубы, оказать помощь жене приятеля, побыть продолжительнее с любимой, сообщить ей самые серьёзные слова.

Канун Рождества. Труба кличет, и Чак планирует в путь через целый земной шар на Таити. У трапа самолета он прощается со своей Келли, дарит любимой обручальное кольцо и улетает на самолете компании вместе с грузом посылок. Где-то над Негромким океаном борт попадает в центр сильнейшей бури, теряет сообщение с диспетчером, ориентацию в пространстве и падает в океан.

Спастись удается только Чаку Ноланду.

Его выбрасывает на находящийся в отдалении от транспортных дорог необитаемый остров, где нет практически ничего, не считая скал и кокосовых пальм. Нет ни птиц, ни животных. И с собой нет ничего, не считая прощального подарка и одежды Келли – именных часов с фотографией.

Правда в недалеком будущем Чак обнаруживает пара прибившихся к берегу посылок FedEx, но от них мало толку.

Так начинается жизнь современного Робинзона, совершившего продолжительные 4 года на острове, годы тягот, испытаний и лишений, надежды и годы отчаяния на чудо. Жёсткая судьба без приключений и радостей. не сильный вероятнее не выдержал бы того, что выпало на долю Чака Ноланда, но острый ум, нескончаемый оптимизм и неуёмная энергия этого человека помогли ему выжить и отыскать путь к спасению.

Все это и, само собой разумеется, любовь, вера в человека, что на втором краю света за тебя молится, обожает, не забывает и, возможно, ожидает.

Портрет Келли, наблюдающий на него с часов, поднимал настроение и придавал силы, дарил надежду. А от одиночества его спаc Уилсон, кожаный мяч компании Wilson, что в один раз в порыве гнева он схватил окровавленной рукой и кинул в дерево. А в то время, когда остыл, то с удивлением понял, что кровавый отпечаток на мяче сильно напоминает человеческое лицо.

Уилсон стал его единственным втором, собеседником и помощником. Уилсон помог сохранить ему рассудок.

Четырехлетняя Борьба за выживание на острове закалила темперамент Чака, и помогла стойко вынести те удары судьбы, каковые ожидали его дома, в родном Мемфисе, где о нем успели забыть.

Фильм оказался философским, в нем большое количество символизма, подтекста, метафор, но через чур важным я бы его не назвал. Да, он грустный, но не больше, чем сама жизнь, и смотря под каким углом на нее взглянуть. В ней имеется и нехорошее и хорошее, и что-то постоянно преобладает. На первый взгляд тут нехорошего больше, оно на виду, но присутствует чувство, что и хорошее притаилось где-то рядом и вот-вот покажется на свет.

Имеется в этом фильме какой-то скрытый оптимизм.

Мне “Изгой” понравился, кроме того весьма. Снято отлично, высокопрофессионально, в меру красиво. людям и Любителям боевиков недалеким наблюдать не следует, возможно заснуть.

Те же, кто взглянет, не сможет не подметить вдохновенную, завораживающую игру Тома Хэнкса. Он жил данной ролью, честно радовался, в то время, когда добыл пламя, и страдал, в то время, когда утратил Уилсона. Обратите внимание, как похудел артист по окончании нахождения на острове, это может многое сказать. Об остальных актерах сообщить нечего, как словно бы их и не было.

У одних роль была через чур малый (как у Хелен Хант), у других (у всех остальных) – и вовсе эпизодическая.

Это был театр одного актера. Актера с громадной буквы.

ИЗГОЙ – Лучший спортивный фильм года! Победитель кинофестиваля SPORT FILM FESTIVAL (PALERMO, ITALY)


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться