Кино и ненцы

кино

Крым, 1908 год. Девочка Полина расправляется с кремовыми фигурками на торте — она метко палит по ним из маузера. Два десятилетия спустя бывшая провинциальная аристократка, а сейчас храбрец Октябрьской революции товарищ Шнайдер (Дарья Екамасова) приобретает ответственное партийное задание.

Шнайдер необходимо сколотить группу деятелей культуры, каковые отправятся в Сибирь наставлять хантов и ненцев на путь подлинный — те не хотят отдавать детей в школы, а вместо марксизма-ленинизма настырно исповедуюткульт ветхой богини. Компанию Шнайдер составляют режиссер латышского театра в Москве Смирнов (Алексей Солончев), режиссёр Петр (Павел Басов) и архитектор Николай (Константин Балакирев). Отказывается от участия в экспедиции только композитор Иван (Олег Ягодин).

В тех краях ему, но, предстоит появляться — действительно, события будут уже совсем иными.

Ангелы революции. Трейлер Как столкнулись лбами модерн и традиция

Алексей Федорченко начинал в режиссуре десять лет назад Первыми на Луне — изобретательным мокьюментари о том, что в действительности задолго до американцев на спутнике Почвы побывали советские астронавты. Данный фильм, казалось, открыл нам режиссера, в совершенстве обладающим псевдодокументальным киноязыком, что в то время как раз входил в моду. Предстоящая изменение творческого способа Федорченко была и неожиданной, и занятной.

По окончании Первых на Луне он трудится в соавторстве с писателем Денисом Осокиным — сперва он экранизировал его повесть Овсянки, а после этого в соавторстве с ним написал сценарий картины Небесные жены луговых мари. Ни в Овсянках, ни в Небесных женах… от дебютного увлечения режиссером конструированием действительности не было и следа. Те фильмы были территорией чистой мифологии — фактически, о мифологии малых населений украины они и говорили.

В какой-то момент в адрес Федорченко посыпались эпитеты в диапазоне от поэтического кинематографа до занимательной этнографии. Все они были сколь честны, столь и снисходительны — казалось, что режиссер отыскал собственную негромкую нишу и без того и будет дальше снимать мелкие фестивальные фильмы про экзотические народности громадной страны. Тем приятнее, что все эти рассуждения были напрасными.

По причине того, что вышедшие в прокат Ангелы революции знаменуют новый уровень. Это по-настоящему громадное кино громадного режиссера, работа поразительно узкой выделки и гармоничный итог творческой эволюции Федорченко.

Ангелы в первый раз объединяют два магистральных федорченковских мотива — псевдодокументальность и этнографию. Эти мотивы тут накладываются на еще один полюбившийся режиссеру прием — разделение одного сюжета на маленькие новеллы.

События, о которых идет обращение в Ангелах, точны — это история Казымского восстания 1931 года, в то время, когда ханты и ненцы без особенного энтузиазма отнеслись к появлению в их краях советской культбазы. Другое дело — подробности. Полина члены и Шнайдер ее экспедиции — люди настоящие, вот лишь никакого отношения к авангардным живописцам они не имели. Сама Шнайдер к тому моменту была вовсе не пышногрудой юный революционеркой, а пожилой аппаратчицей.

Под каждым из участников ее экспедиции Федорченко имеет в виду настоящего деятеля советского мастерства тех лет. В режиссёре, скажем, легко угадывается Сергей Эйзенштейн. В новелле, посвященной его прошлому, имеется настоящие кадры из картины Эйзенштейна Да здравствует Мексика!.

Данной картине в Ангелах придуман собственный миф — якобы на протяжении съемок Эйзенштейну внесли предложение на роль предателей, которых казнят изуверским методом, не актеров, а настоящих изменников — дескать, все равно их казнить, ко всему прочему и для мастерства поработают. Другими словами Эйзенштейн еще и изобретатель снаффа. В данной новелле вся сущность Ангелов, в художественном пространстве которых фундаментом помогает настоящее событие, на котором возводится причудливое строение сложносочиненной мифологии.

Александр Велединский: В ЮАР не был — для этого мне хватает фантазии

Само собой разумеется, дабы расшифровать все заложенные в картине коды, зрителю нужно будет потрудиться — в этот самый момент хорошим подспорьем было бы хорошее искусствоведческое образование либо хотя бы базисные знания о соцавангарде. Но как любое настоящее произведение искусства Ангелы революции трудятся на всех уровнях — ускользающая многослойность многим в самом деле покажется туманной, то не оценить ход режиссера навстречу широким зрительским весам также не окажется. Федорченко в первый раз облекает собственные опыты в жанровую рамку, не смотря на то, что классического линейного повествования практически нет, тут легко возможно разглядеть залихватский вестерн, историю покорения, сопротивления и кровавой мести, в равной степени наполненную сентиментальной печалью и иронией.

Ангелов революции возможно крутить и без того, и эдак, придумывая про них все новые теории и растолковывая множественные побочные тропы — и это по-настоящему отрадно, по причине того, что современное российское кино как правило неимеетвозможности похвастать и сотой долей таковой многомерности. Но в этом случае лучше один раз заметить собственными глазами, чем сто раз услышать — и сложить из драгоценной мозаики кадров, смыслов и новелл Ангелов собственную историю.

5.0

Кино и ненцы


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться