Квентин тарантино: «америка сто лет избегала темы рабства»

Квентин Тарантино — сценарист и режиссёр, которого не нужно воображать практически всем читателей КиноПоиска. В Российской Федерации у режиссера поклонников не меньше, чем в каждый стране. Мы знаем его работы, мы понимаем и принимаем его взор на мир через линзу кинокамеры. В большинстве собственном мы разделяем иронию и кроме того сарказм, которыми изобилуют его фильмы.

Если бы вам довелось встретиться с Квентином, он бы вас мгновенно обаял собственной непосредственностью, юмором, добротой и честностью. Да-да, он создаёт чувство как раз хорошего и внимательного человека. Говорить с ним легко, как будто бы вы привычны лет сто и лишь вчерашним вечером превосходно совершили время в дружеской посиделке.

Вы ощущаете, что он ценит ваше вывод и вы ему занимательны.

В сутки отечественной встречи с режиссером Штаты потрясла трагедия в начальной школе, где маньяк расстрелял практически целый класс малышей, включая учительницу, применяя оружие, которое принадлежало его матери. Весьма неудачное начало дня для интервью с Квентином Тарантино, у которого в каждом фильме прорва маньяков и моря кровищи. Только сложный момент для выхода его нового фильма «Джанго высвобожденный» в широкий прокат.

Но справедливости для нужно подчернуть, что настоящие поклонники кино (и Квентина Тарантино) могут отличить действительность ежедневной судьбе от действительности экранной. Тем не меньше обстановка потребовала соответствующих вопросов.

Квентин тарантино: «америка сто лет избегала темы рабства»

— Ты точно слышал утренние новости о начальной школе…

— Само собой разумеется, слышал. Ужасная катастрофа, но ты так как не пробуешь, надеюсь, в сотый раз задавать вопросы меня о количестве насилия в моих фильмах?

— Ну, возможно, не о количестве насилия, а о моменте выхода фильма в широкий прокат, о том, какой ты воображаешь себе реакцию американского зрителя. Фактически говоря, тема фильма — расизм и рабство — больное место для американцев и по этот сутки.

— Ну, знаешь… Возможно, в ближайшие две семь дней фильм и позовёт какую-то полемику. Но, в случае если честно, кто на данный момент без шуток относится к спорам о расизме и рабстве?! Пускай картина и станет противоречивой в чем-то для кого-то, какие-то ее элементы смогут кому-то нравиться либо не нравиться.

Все это не будет прекращаться какое-то время лишь вследствие того что фильм свеженький, только что вышел в прокат, по причине того, что это высокобюджетный фильм, он оказывается в центре внимания и рассматривается чуть ли не под микроскопом. Так происходит фактически с каждым моим фильмом. Я не пробую это проигнорировать, не поразмысли ничего для того чтобы, но вся эта полемика около моих картин так иллюзорна и неустойчива.

Через девять недель кто отыщет в памяти об данной полемике около картины, кто будет вычислять ее спорной? Всем будет начхать на это. Люди будут и смотреть за происходящим в ней. Через полгода ты будешь наблюдать фильм на DVD, сидя на собственном диване, в четыре часа утра, в пижаме и с кружкой тёплого кофе, чая либо легко молока. И где будут все эти споры о нем?

Верно. (Кивает, прочтя по моим губам то место, куда я шепотом послала всю эту полемику.) Именно там.

— Мне «Джанго» все-таки показался пара тяжелее тематически, чем твои прошлые фильмы…

— Ну да, но это лишь вследствие того что фоном для моей истории стал самый тяжёлый и больной период истории страны. Ты знаешь, я вот что сообщу тебе, нет таковой страны в мире, где в прошлом люди бы не совершали страшные, кошмарные вещи по отношению приятель к приятелю. Где-то это происходит и сейчас. Большая часть государств не скрывается от собственного прошлого, они разбираются с этим, и целый остальной мир в той либо другой степени принимает это на конкретных условиях и определяет собственный отношение.

Америка же хорошую сотню лет всячески избегала больной темы рабства, а в последние десятилетия от ее дискуссии либо остерегается любого упоминания о ней. Это умалчивается, игнорируется. Причем это делают не лишь белые, но и тёмные также.

Все не иметь дела с некрасивой стороной этого периода в отечественной истории. Я не пробовал сделать фильм в духе «Хижины дядюшки Тома» либо «Перечня Шиндлера», где я бы вас по самые уши в ужас и криминал происходящего, дабы вы прочувствовали, как страшно и больно все это было. Я же лишь желал поведать вам хорошую, волнующую приключенческую историю, которую поместил в те времена.

Цель моего фильма заключалась в том, дабы завлечь зрителей различных государств и поместить их на американский Юг до отмены рабства и Гражданской войны, дав тем самым возможность бегло посмотреть на то время и на то, как в том месте все было устроено.

«Я не могу лгать, в то время, когда речь заходит о моих героях и моей истории!»

— В фильме довольно часто употребляется слово «ниггер», а мы знаем, как болезненно американцы принимают его потребление публично. Вы как-то обсуждали данный вопрос с продюсерами либо маркетологами дистрибьюторов?

— Мне ни при каких обстоятельствах не приходило в голову… Окей, был разговор, само собой разумеется, но ты же осознаёшь, что кроме того сказать об этом было бы бессмысленно, так как мы имеем дело с тем периодом, в то время, когда это слово употреблялось, убрать его из диалогов было бы по меньшей мере нечестно. Если бы они мне заявили, что в то время на Юге это слово употреблялось намного меньше, чем я это показываю в фильме, тогда я бы имел возможность расценить это как попытку что-то доказать мне аргументированно.

Я бы заявил, что они ошибаются, и доказал бы это. Но никто не сделал таковой попытки, они  , дабы я сгладил углы, попросту соврал и приукрасил реальность. А я не могу лгать, в то время, когда речь заходит о моих героях и моей истории!

— Я увидела множество отсылок к спагетти-вестернам в картине. Тут у тебя и настоящий Джанго — Франко Неро, и Эннио Морриконе, и элементы фильмов Серджио Корбуччи и Леоне. Ты вставляешь эти отсылки намеренно, для любителей вестерна?

— Люди довольно часто говорят, что я вставляю большое количество отсылок к каким-то конкретным картинам прошлого в мои фильмы. Не знаю, возможно, это происходит подсознательно. Ты знаешь, я весьма обожаю вестерны, я постоянно любил данный жанр и спагетти-вестерны в особенности. Я громадный поклонник итальянского жанрового кино. Мне страшно нравится их возвышенная драматичность.

Я восхищаюсь тем, как они берут какой-то жанр и делают из него что-то совсем неподражаемое. Особенно в случае если сказать о вестернах и о тех двух режиссерах, что ты только что упомянула, с их вестернами. Я использую влияние спагетти-вестернов и их эстетику фактически во всех собственных фильмах.

Раньше я сказал, что «Криминальное чтиво» — это современный рок-н-ролльный спагетти-вестерн с сёрф-роком, что прикидывается рок-н-ролльным Эннио Морриконе. То же самое имеется и во второй части «Убить Билла», и, конечно, в «Бесславных ублюдках», где открывающая фильм сцена выглядит практически так же совершенно верно, как сцена из вестерна, что имеется в картине (оммаж фильму Серджио Леоне «в один раз на Диком Западе» — Прим. КиноПоиска).

Последнее десятилетие я использую музыку спагетти-вестернов во всех собственных картинах, так что было здорово сделать в итоге один настоящий спагетти-вестерн и иметь возможность применять музыку так, как необходимо для жанра! Но, с второй стороны, уже нереально сделать настоящий спагетти-вестерн в отечественное время, как, но, и настоящий нуар. И тот жанр, и второй были продуктами собственного времени.

— Раз уж ты затронул тему музыки, как ты в большинстве случаев ее подбираешь? У тебя неизменно самая классная музыка в фильмах.

— Подборка музыки — это отдельный процесс в неспециализированной разработке всего проекта. В действительности для меня она начинается еще до фактически сценария. В то время, когда у меня появляется мысль, о чем я желаю сделать фильм, я иду в мою помещение с коллекцией записей и ищу музыку, которая будет как-то отражать эту идею либо соответствовать жанру, куда возможно эту идею поместить.

Я нахожу несколько вещей, каковые мне нравятся. И не имеет значение, войдут они в итоге в фильм либо нет, но эти вещи оказывают помощь мне укрепиться в идее и начать ее разработку. Музыка меня поощряет, подталкивает идея, дает мне дополнительные идеи и оказывает помощь заметить фильм в возможности, как бы уже на экране, а не на странице сценария. И так длится во время всего процесса работы над сценарием. Я слушаю различную музыку и ощущаю ее соответствие тому, о чем пишу.

Данный процесс не заканчивается и на протяжении съемок, и на протяжении монтажа. Я все время в поиске и приобретаю от этого огромное наслаждение. Причем время от времени необходимая музыка приходит по большому счету из совсем неожиданных мест, не лишь из моих записей, не смотря на то, что у меня их тонны.

— Музыка додаёт романтизма в фильм, да и история в нем также в полной мере кроме того романтична. А в жизни ты сам романтик?

— Когда-то был романтиком. По-моему, самый романтичный фильм из всего, что я написал, был «Настоящая любовь». Со временем я как-то поизносился, подустал, поскучнел. (Вздыхает.) Я стал все больше предпочитать собственную компанию, мне нравится одиночество.

— Поведай про Франко Неро. Возможно, он был твоим храбрецом. Как тебе удалось заполучить настоящего Джанго на маленькую роль в твоем «Джанго»?

— В первый раз я встретился с Франко на премьере «Ублюдков» в Риме. Я знаком с Энцо Дж. Кастеллари, что сделал уникальных «Ублюдков», а он трудился с Франко неоднократно. Энцо пригласил меня и Франко пообедать тогда в Риме. Мы превосходно совершили время, говорили большое количество различных историй друг другу. Позже был фестиваль итальянских фильмов в Лос-Анджелесе, и Франко в большинстве случаев ежегодно на него приезжает в Штаты. Мы снова встретились пообедать совместно. И так было пара раз.

В то время, когда пришло время снимать моего «Джанго», я решил позвонить Франко и задать вопрос, не захочет ли он сняться в камео у меня. Мне, действительно, было пара неудобно просить его об этом, все-таки роль совсем маленькая, фактически ничего и не было на странице сценария. Я сообщил ему: «Слушай, я осознаю, что если ты взглянуть в сценарий, то не захочешь ничего делать у меня.

Я бы с наслаждением написал больше, но это таковой громадный фильм, и в случае если я начну писать для тебя что-то приличное, то на это уйдет еще 20 мин. фильма, а он не резиновый! Я и без того написал больше, чем нужно было!» Я плохо опасался, что он откажется. Но он дал согласие! Честно тебе сообщить, я, тем не меньше, знал: кроме того не обращая внимания на то что в сценарии фактически не было его роли, в случае если я заполучу Франко Неро к себе на площадку, то использую его на полную катушку.

Такую возможность нельзя упустить!

— Кстати о камео. Ты постоянно появляешься в собственных фильмах. Как ты выбираешь для себя роль?

— В случае если сказать о «Джанго», то данный кусочек с ковбоем был достаточно страшным, и я не имел возможность себе позволить попросить какого-либо актера выполнить его. Я имел возможность бы попросить каскадера сделать это, но ни при каких обстоятельствах не подвергну опасности актера! Никто до меня ничего аналогичного не делал, правильно? (Подмигивает.) И мы сделали это втихую, в противном случае нам бы из мыслей безопасности на площадке.

Я кроме того с продюсерами данный момент оговаривал весьма бережно, легко преуменьшив размер того, что должно было случиться. Лишь каскадёр и инженер спецэффектов знали про то, как данный трюк был вправду страшным. В моем сидельном мешке была тонна взрывчатки. (Смеется.) Здорово оказалось, правда?

«Я увольняю людей значительно стремительнее, чем прежде»

— Если бы ты имел возможность выбрать какой-то наилучший фильм из спагетти-вестернов, то что бы ты выбрал?

— Я пологаю, что это была бы «долларовая трилогия» («За пригоршню долларов», «На пара долларов больше», «Хороший, плохой, не добрый»). Я пологаю, что эти три фильма самые лучшие. Но я кроме этого громадный поклонник «Навахо Джо» Серджио Корбуччи, весьма обожаю «Ожесточённых» с Джозефом Коттеном.

— Изменился ли со опытом и временем твой подход к созданию фильма?

— М-м-м, мне бы хотелось заявить, что я стал лучше. Вернее, лучше сообщить так: я знаю, в чем я стал лучше. (Подмигивает.) Я увольняю людей значительно стремительнее, чем прежде. Если ты не тот, кто мне нужен, если ты лажанулся, то ты — прошлое.

У меня нет времени на лентяев и идиотов.

— Как ты относишься к различным призам — к «Оскару», «Золотому глобусу»?

— О, это все превосходно! Я обожаю все тусовки и эти церемонии, с ними связанные. (Смеется.) Видишься в том месте со всеми, с кем не видишься весь год! Но из всех призов, взятых мною, я, пожалуй, больше всего ценю «Пальмовую ветвь». Ты знаешь, номинации «Джанго» на «Оскар», «Золотой глобус» либо BAFTA не сделают фильм лучше.

Если он ничего не возьмёт от этих ребят, то это не сделает фильм хуже. Множество из тех фильмов, каковые я ценю и обожаю, ничем и никем не были отмечены. Эли Уоллах не взял «Оскар» за «Хорошего, нехорошего, злого», к примеру. Все это не имеет значения.

Фильмы имеют значение лишь для истории кино. Не смотря на то, что, честно сообщить, приятно закончить год лучшим фильмом. (Смеется.) Не напрасно трудились!

— О чем ты грезишь?

— (Вспоминает на секунду.) О времени, в то время, когда я смогу возвратиться к самому любимому собственному занятию — наблюдать различное кино. В последние годы я был так занят собственными фильмами, что у меня по большому счету больше ни на что не оставалось времени. Я в постоянных изучениях материала, над которым тружусь, и думается, что возьму «диплом» за все эти годы «учебы» в сутки, в то время, когда погибну.

Я грежу о дне, в то время, когда моя жизнь снова будет принадлежать мне. У меня раньше было самым любимым занятием наблюдать фильмы, разыскивать все вероятные материалы по нему, по режиссеру, что его снял, просматривать о нем всю вероятную литературу. Мне нравится открыть для себя какого-либо режиссера, что меня воодушевляет, просмотреть все его фильмы, делая заметки.

То же самое я делаю, в то время, когда меня впечатляет какой-то актер либо какой-то жанр, разыскиваю все, что только возможно разыскать по теме либо имени. Я от этого большое наслаждение. Мне не получалось возвратиться к этому занятию так в далеком прошлом!

Я скучаю по этому. Исходя из этого могу заявить, что грежу о времени, в то время, когда смогу посвятить время своим мелким увлечениям, связанным с кино.

Создатель Наталья Хиггинсон

Обзор всего Тарантино [Кино-Мыло #7]


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться