Шнапс с тарантино

Майк «Остин Пауэрс» Майерс, сыгравший в «Бесславных ублюдках» роль генерала, поведал о том, как выпивал шнапс с Тарантино, и о родителях, переживших войну.

Майк Майерс, сделавший в свое время лучшую пародию на Джеймса Бонда, «Остин Пауэрс» /Austin Powers in Goldmember/ (2002) сыграл в армейском эпосе Тарантино «Бесславные ублюдки» /Inglourious Basterds/ (2009) собственный любимый штамп: генерала, что растолковывает храбрецам задание. В интервью Фильму.Ру он говорит тайную историю генерала, конечно о родителях, переживших войну.

Кадр из фильмаШнапс с тарантино

— Тарантино сам пригласил вас в «Бесславных ублюдков?»

— Да, он позвонил мне и cпросил: «Желаешь сняться у меня в кино?» Ну я ясно что ответил, кто ж не желает. А позже он мне растолковал, что это будет тот юноша, что растолковывает храбрецам их задание. Это штамп, что я обожаю с детства, история из фильмов, каковые я наблюдал в юные годы с отцом. Я просто не мог поверить. «Я желаю, дабы ты сыграл английского генерала, что растолковывает храбрецу его миссию».

Да ты что, шутишь? В общем, еще три часа пообсуждав с ним фильмы о войне, я повесил трубку.

— А ваш папа сражался?

— Да. Он служил в Королевских инженерах, был во втором эшелоне на протяжении операции «Огород», это города Остербек, Неймеген, Арнем, он расчищал минные поля и ремонтировал мосты, как в фильме «Мост через чур на большом растоянии» /Bridge too far, a/ (1977). Мы наблюдали совместно фильмы о войне, он говорил собственные армейские истории, это нас весьма связывало.

И во всех военных фильмах мне неизменно весьма нравился вот данный умный юноша, офицер либо генерал, что разъяснял задание. Я написал для того чтобы персонажа для «Остина Пауэрса», и планировал сам его сыграть, но в следствии роль досталась Майклу Йорку. А с приятелями и в семье у нас имеется такая шутка, в то время, когда мы с весьма официальным и аристократичным английским выговором говорим: «Ровно в 17.00 мы планируем встречу с бутербродами, соленые огурцы будут выданы на месте».

Майк Майерс

— Тарантино придумал всего персонажа, либо вам удалось внести что-то собственный?

Кое-что удалось добавить. Само собой разумеется, Тарантино – визионер. Вы понимаете, что свет – это и частица, и волна? Вот он в один момент фанат и маэстро, и он все время колеблется между этими двумя состояниями, вот из-за чего от него такое сияние исходит.

Он одновременно и сам творит и от чужого творчества фанатеет. И это заразно.

— Вы сочинили историю собственного персонажа за пределами ваших трех мин. экранного времени?

— Невидимыми чернилами я написал историю и бэкграунд для каждой строки собственной роли, благо их мало. К примеру, для чего в том месте Черчилль? Из-за чего эта миссия невыполнима? Из-за чего она так ответственна, и что они утратят, если она сорвется? А что произошло с прошлыми чуваками?

Какая у него следующая встреча? Все это очень важная работа, она разрешает вам убедить себя самого в действительности происходящего, а позже уже и публика врубается в эту действительность. Для меня данный человек все равно, что Дирк Богард в «Через чур далеком мосте».

Он весьма страдает, у него имеется секрет, что-то с ним происходит.

Майк Майерс

— Сложно было подобрать выговор?

— Тут кроме того не в диалекте дело, не смотря на то, что само собой разумеется у моего храбреца типично английская офицерская обращение. Основная его черта – он страшно устал от данной войны, в случае если его подчиненные смогут ее закончить, это превосходно, по причине того, что страна уже и без того в руинах. Вы имеете возможность услышать это в его голосе, это часть его истории.

Ну и кстати, в то время, когда я играюсь выговор, я остаюсь в роли все время, по причине того, что мне хочется, дабы все было как нужно. На съемках же довольно много приходится «ожидать и догонять», и в то время, когда до тебя доходит очередь, получается войти в роль к третьему дублю. А необходимо дать режиссеру максимум в каждом дубле. Ну а Тарантино мне помогал.

Он все время кликал меня генералом. И вдобавок у него имеется традиция – каждые сто сцен он ставит шнапс всей команде. И тогда он кликал меня и я просматривал ребятам маленькую вдохновляющую обращение.

— А ваша мама так как также перенесла войну. Вы с ней говорили об этом?

— Мы ходили с ней в Ливерпульский армейский музей, и в том месте они воссоздали вот эти вот жестяные бомбоубежища, каковые люди строили в собственных садиках. У моей мамы на приусадебном участке был таковой. Ей весьма не пришлось по нраву в музее. У них сработал датчик перемещения, закричала сирена, совершенно верно такая же, как на протяжении налета, в этот самый момент с ней произошла истерика. Она рыдала, мне было нужно ее вывести и приобрести ей чашку чаю.

Ливерпуль так как плохо бомбили на протяжении войны, и она все это пережила.

Quentin Tarantino interview: ‘I’m shutting your butt down!’


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться