Лили коллинз: «готова на все ради своей мамы»

Лили коллинз: «готова на все ради своей мамы»

Папа Лили — суперизвестный британский музыкант Фил Коллинз. Мама актрисы была второй женой Коллинза, а на данный момент есть президентом респектабельного женского клуба в Беверли-Хиллз, что само по себе говорит о привилегированном положении в высшем обществе Лос-Анджелеса. До пятилетнего возраста Лили жила в Англии, но по окончании развода своих родителей переехала в Лос-Анджелес, где окончила школу и кроме того поступила в Калифорнийский национальный университет на журфак, не смотря на то, что образование собственный в том месте она не завершила, дав предпочтение актерской карьере.

Лили Коллинз оказалась писаной красавицей: белокожая, чернобровая, легко настоящая Белоснежка. Как раз в этом образе вы имели возможность ее заметить в легко пародийном фильме «Белоснежка: Месть гномов». Лили прелестна и на экране, и в жизни.

Она миниатюрна и красива, как фарфоровая статуэтка, но ей это сравнение не нравится. Ей хочется быть сильной и смелой, исходя из этого роли, каковые она выбирает (либо те, что находят ее), так или иначе отвечают ее жажде.

Фильм, для которого мы встретились поболтать, — это адаптация популярной подростковой фантазийной серии «Орудия смерти». Книги Кассандры Клэр говорят о старой касте Сумеречных Охотников — полуангелов, борющихся с демонами, каковые никак не покинут людей на почва в покое. Воздействие происходит в Нью-Йорке и параллельных ему мирах.

Мы встретились с Лили в лос-анджелесском фешенебельном отеле SLS, что на проспекте Ла-Сьенега в районе Беверли-Хиллз. Нам повезло и в этом случае, поскольку разговор у нас был эксклюзивный, один на один, лишь для КиноПоиска.

Нужно согласиться, что по окончании данной (второй по счету) встречи с юной актрисой у нас не осталось сомнений в том, что у нее окажется стать таковой, как ее кумиры. Серьезность отношения данной девушки к ее работе кроме того с прессой создаёт приятное чувство. Но, это и неудивительно. У нее имеется опыт журналистской работы. Будучи еще ребёнком, она вела колонку в английской версии Elle Girl, которая именовалась NYConfidential. Она писала для Teen Vogue, LA Times и в издание Seventeen.

Ей кроме того довелось быть ведущей в шоу «Дети выбирают президента» канала Nickelodeon, а кроме этого взять признание в 2008 году на церемонии призов «Юный Голливуд» как лучшему новому обозревателю на красной дорожке. Так что актриса в полной мере осознаёт важность прессы в продвижении к зрителю ее нового фильма.

«Обложка книги Кассандры Клэр привлекла мое внимание»

Лили, как бывший журналист, сама начала с вопроса: «Ты просматривала „Орудия смерти“? Хоть одну книгу?» Мне было нужно согласиться, что я услышала об данной книге лишь тогда, в то время, когда в первый раз определила о ее адаптации, прочесть не успела, но пролистала пара страниц, из чего сделала вывод, что я уже безнадежно выпала из того возраста, в то время, когда меня смогут увлечь приключения 15-летней девочки в компании полуангелов. Но я тут же увидела, что основная героиня мне сходу показалось весьма похожей по описанию именно на Лили.

Лили весело закивала головой: «Вот-вот, я также так думала. Я была поклонницей данной серии еще перед тем, как выяснила, что по ней будут снимать фильм. Случайно отыскала ее в одном книжном магазине.

Мне нравится бродить между полок и наугад брать книги, листать и обнаружить что-то для себя. Я довольно часто подхожу к отделу литературы для тинейджеров, где неизменно возможно отыскать интересные книги фантазийного жанра, что я весьма обожаю. Обложка книги Кассандры Клэр привлекла мое внимание, я взглянула описание книги на последней странице, полистала и увлеклась.

Приобрела сходу все книжки, что были в тот момент на прилавке, и прочла их весьма скоро. Такие книги, где приключения и погони перемежаются с описаниями и мистикой необычных существ, легко читаются. В то время, когда я услышала, что по этим книгам будет сниматься фильм, то сделала вывод, что в обязательном порядке обязана попробоваться на роль Клэри Фрэй, так как ощущала, что она мне весьма близка по многим параметрам».

— Чем она тебе близка?

— Ты знаешь, я весьма обожаю мою маму, и мы весьма близки. Я не воображаю того, чего я не имела возможности бы сделать для нее! Историю Клэри двигают исчезновение ее мамы и последующие поиски. Клэри готова на все, дабы отыскать ее и вернуть к судьбе.

Эмоционально все это мне весьма близко. Кроме того тинейджеровское отношение Клэри ко всему мне также до сих пор близко, поскольку я сама не так в далеком прошлом вышла из этого периода, я все еще превосходно не забываю себя в то время. (Смеется.) Все эмоции Клэри, ее индивидуальные качества достигают экстрима, она страстна в собственном жажде сделать все вероятное для матери, она полностью верна приятелям, и в ней имеется эта непреодолимая убежденность, что она в обязательном порядке добьется собственного.

Мне хотелось бы думать, что все эти качества имеется и во мне. Я себя ею, мне не требуется было искать что-то извне, дабы создать данный образ. Все это имеется и во мне самой.

«Эмоционально все это мне весьма близко»

— Как ты взяла эту роль?

— В неспециализированном-то нежданно для меня все сложилось достаточно органично и легко. Продюсеры, с которыми я трудилась над фильмом «Пастырь», также появились в этом проекте, так что не было неприятностей связаться с ними и попросить пробы. Не смотря на то, что, честно тебе согласиться, я была все-таки поражена и кроме того шокирована, что роль мне внесли предложение фактически сходу.

Но я была в восхищении от данной возможности. При благоприятных событиях я смогу возвратиться к Клэри и в следующих фильмах. По-моему, они сохраняют надежду хотя бы на трилогию, но все, как ты знаешь, само собой разумеется, зависит от зрителей.

В случае если публика продемонстрирует собственную заинтересованность, тогда будут и другие фильмы. Об этом еще рано сказать.

— Мы с сотрудниками, обсуждая фильм, сделали вывод, что в случае если у него и имеется шанс на франшизу, то это будет благодаря актерам, каковые в нем заняты.

— Правда?! Я счастлива, что ты увидела, какой гениальный у нас ансамбль! Все парни легко прекрасные.

Джейми Кэмпбелл Бауэр, Кевин Зегерс, Роберт Шиэн, и я уже не говорю о Лине Хиди и Джонатане Ризе Майерсе, а они совсем неповторимые! Но в случае если сказать о нас, главной группе Сумеречных Охотников, то мы старались изо всех сил донести до зрителя отечественную любовь к материалу. Я бы весьма желала, дабы зрители заметили это.

— Ты в первый раз познакомилась с Джонатаном Ризом Майерсом? Каким он тебе показался?

— Да, в первый раз, и я его актерский талант. Он прекрасен в каждом фильме. Я была чуть-чуть напугана его интенсивностью во всем практически.

Он славный, само собой разумеется, но весьма напряженный, в особенности в работе. Мои эмоции в сценах с ним полностью настоящи. (Смеется.)

— Мне бы хотелось возвратиться к чтению. На каких книгах ты росла, не считая жанра фэнтези?

— По большей части на сказках. (Смеется.) В детстве я зачитывалась братьями Гримм и сказками Андерсена, как, возможно, и любой ребенок. В английском фольклоре также большое количество занимательных сказок. Мне нравились кроме этого сказки Вильгельма Гауфа. Я зачитывалась книгами Энид Блайтон. Позднее, уже в школе, я увлеклась хорошей литературой. Ты знаешь, в школе, где я обучалась, была потрясающая программа по британской литературе.

Мы просматривали довольно много, и нас учили разбирать прочтённое. Я обожала просматривать Шекспира, но особенно мне была близка английская литература и Джейн Остин особенно. Я прочла все ее романы. Чтение всегда было необходимостью для меня. Кроме того в то время, когда я не осознавала какие-то произведения, каковые были в школьной программе, по причине того, что многие из них, честно тебе сообщить, все-таки вычислены на взрослых. «Убить пересмешника», к примеру, либо тот же «Портрет Дориана Грея».

Но сейчас я знаю, как принципиально важно было познакомить нас с громадной литературой как раз в то время, в то время, когда формировался интерес и вкус. Возможно, в публичных школах и не такая интенсивная программа по литературе, но я получала образование личной школе, и мне поразительно повезло с преподавателями. Все эти знания осели во мне и сильно помогают на данный момент в работе.

«В школе мне особенно была близка английская литература»

— Какие конкретно книги стали для тебя как бы комфортным чтением, то имеется ты к ним возвращаешься опять и опять для обретения внутреннего спокойствия?

— Это, само собой разумеется, Джейн Остин. Я знаю все ее романы. Я совсем сравнительно не так давно была дома, в Англии. По окончании съемок в Дублине у меня была возможность совершить несколько дней в доме моего отца, где я имела возможность в саду, наслаждаясь солнечной погодой и ничего не делая, наслаждаясь деревьями, травой. Я тогда поразмыслила, что так как как раз за это я обожаю Джейн Остин. В то время, когда просматриваешь ее романы, в том месте в каждом слове родная мне Англия, мое детство, эти зеленые просторы.

Я ощущаю себя дома, открывая любую страницу наугад в «предубеждении и Гордости». Это один из самых моих любимых романов. В ее романах столько настоящих чувств, ее язык живой и ощутимый. Просматривая ее, я ощущаю, что должна была жить в то время, в той атмосфере. Это комфортное и утешительное чтение для меня. Ты совсем совершенно верно подметила. Я ни при каких обстоятельствах не думала об этом с данной точки зрения!

Комфортное чтение — хорошая формулировка.

— Бенедикт Камбербэтч сообщил мне в интервью, что хорошему актеру чтение нужно, как воздушное пространство, оно питает твое воображение и оказывает помощь накопить необходимые чувства.

— Это полностью совершенно верно сообщено! Тебе не необходимо искать какие-то дополнительные штрихи к созданию образа. Все это уже имеется в тебе, в твоем подсознании, если ты большое количество просматриваешь. Все эти знания оседают где-то в и появляются в необходимый момент.

И не просто памятью о каком-то конкретном храбрец, а легко ощущением, что ты знаешь это чувство, эту чувство, ты где-то и когда-то уже пережил это. И не сходу вспоминаешь, где это было, в каком романе ты это в первый раз почувствовал. Чтение — это часть твоего общения с миром через любимые книги.

«Сценарий — он как карта, по которой мы совместно идем к конечной цели»

— Просматривать сценарий — это, но, совсем не то, что просматривать книгу. Он больше напоминает мне скелет, которому необходимо нарастить мясо. Как ты обучилась просматривать сценарии?

По-моему, это требует определенного навыка.

— Ты права, познание сценария требует определенного навыка. Но это потрясающий опыт. В то время, когда я в первый раз прочла сценарий, у меня также было чувство, что это легко скелет, что в том месте должно быть куда больше, чтобы выяснить, каким будет фильм. Со опытом и временем ты начинаешь осознавать, что тебе и не требуется видеть, каким может оказаться из этого сценария фильм.

Режиссер совершенно верно знает, каким будет фильм. У него имеется видение, имеется точное представление и тон о том, кто храбрецы и где место твоего персонажа в данной истории. Сценарий — он как карта, по которой мы совместно идем к конечной цели.

Режиссер обсуждает с тобой подробности, оказывает помощь нарастить мясо на кости твоего храбреца. Вы совместно ищете изюминке характера храбреца. На странице сценария ничего этого нет, нет прошлого, нет будущего, а имеется лишь определенные сцены, каковые ведут историю.

К примеру, мы с тобой на данный момент сидим в помещении, а так как было что-то до этого и с тобой, и со мной, будет что-то затем, но на данный момент имеется лишь эта помещение, ты, я и отечественный разговор. Эта сцена может дать представление о тебе и обо мне, но, дабы продемонстрировать ее на экране во всей полноте, необходимо знать, кто мы. Для этого во время работы над ролью мы придумываем истории для каждого храбреца, пробуем осознать, что их организовало, какое у них прошлое и так потом.

То же самое происходит и в работе с вторыми актерами. Мы ищем собственных храбрецов в ходе работы, наполняем их судьбой, которой не будет видно на экране, но от которой мы отталкиваемся в сцене, реагируя приятель на приятеля, а не просто проговаривая диалоги, написанные на странице сценария. И в будущем, просматривая новый сценарий, уже будучи вооруженным этим знанием, ты видишь больше, чем написано на странице. Ты видишь развитие храбреца, арку этого развития от начала до финиша.

Я могу вообразить, что движет героиней, которую мне предстоит воплотить в судьбу, я придумываю ей прошлое, ее интересы, увлечения, и тогда мне просматривать сценарий весьма интересно. Я уже вижу глубину истории, то, в каком направлении она начинается. В данный момент сценарий делается для меня собственного рода литературой.

Тяжело в первый раз просматривать и пьесы, но с опытом они оживают у тебя на глазах.

— Творческий человек творчески подходит ко всему. Я полагаю, что со временем ты перейдешь от актерской работы к чему-то еще. Что бы это могло быть?

— Кроме актерской профессии, меня очень многое интересует в жизни, это правильно. Я так же, как и прежде обожаю журналистику, в особенности фотожурналистику. Я сейчас увлеклась фотографией и кроме того приобрела себе полупрофессиональную камеру Olympus с фильтрами и разными линзами. У меня имеется кроме того Polaroid.

Я обожаю фотографировать все подряд, в то время, когда у меня появляется свободное время. Мир через глазок фотокамеры выглядит самую малость в противном случае. В то время, когда мы снимали «Белоснежку», я довольно часто одна по улицам Монреаля и снимала различные занятные сюжеты, каковые попадались мне на глаза и приводили к интересу. Мне нравится снимать архитектуру. Я обожаю обнаружить увлекательные лица. Это совсем особое наслаждение!

Мне нравится делать черно-белые фотографии. В них почему-то чувствуется больше жизни. Необычно, правда? Либо, возможно, в них имеется элемент мастерства?

Не знаю, как это растолковать, но я обожаю черно-белые фотографии. Мне нравится, что одним снимком возможно сообщить больше, чем словами. Любая фотография — это мелкий сюжет. Я обожала занятия фотографией, в то время, когда обучалась на факультете журналистики в университете. Интерес к фотографии показался еще тогда, легко у меня не было времени заняться этим более без шуток. Возможно, увлечение фотографией приведет меня в один раз к режиссерскому креслу.

Мне нравится говорить истории при помощи картины. Мы все можем сказать на различных языках, но изображение мы видим и понимаем. Возможно, за это еще я и полюбила фотографию.

«Я так же, как и прежде обожаю журналистику»

— В то время, когда ты наблюдаешь какие-то фильмы, ты подмечаешь неточности режиссера?

— Я пологаю, что подмечаю маленькие ляпы, нарушение последовательности в кадре. К примеру, в одной сцене при монтаже из различных ракурсов с руки героини внезапно исчезает браслет, а сцена та же. Меня такие вещи легко злят. Я знаю, что и зрители это подмечают. Время от времени попадаются в интернете подборки таких ляпов из фильмов.

Мне безрадостно на это наблюдать. Исходя из этого я стараюсь обращать внимание на сохранение последовательности при работе. Я знаю, что имеется особые люди, каковые должны смотреть за этими вещами, но нереально уследить за всем.

Мне думается, что и актеры также должны быть внимательны к мелочам, не забывать, какого именно цвета лак на ногтях был при съемке сцены день назад, а сейчас, в то время, когда мы продолжаем ее снимать, у актрисы уже второй цвет лака. (Смеется.) Я считаю, что мы также важны за такие мелочи. Так как зритель довольно часто не знает процесса съемки, и такие мелочи отвлекают его от фактически истории, которую говорит фильм, а то и все на нет, оставляя лишь чувство фальшивости происходящего на экране.

Я постоянно помню об этом на площадке и кроме того стараюсь смотреть за вторыми актерами либо напоминаю им о таких мелочах. Мне думается, что это принципиально важно. Неточности режиссера — тут я не совсем осознаю, что ты имеешь в виду. Возможно, что-то более общее, да?

Развитие истории, непоследовательность в подаче истории? Не знаю, я так сходу не могу дать тебе четкий ответ. Спроси об этом у меня через год-второй, прекрасно?

— Откуда в тебе таковой опытный и важный подход к работе?

— (Смеется.) Благодарю за комплимент. Я пологаю, что начала обращать внимание на то, что делаю, с какой-то большей серьезностью, в то время, когда побывала на съемочной площадке с такими актрисами, как Джулия Робертс, Джулианна Мур, Дженнифер Коннелли, Сандра Буллок. Я восхищаюсь этими замечательными дамами, их профессионализмом, отношением к работе и к людям, причем не лишь к сотрудникам, партнерам, но и ко всей съемочной группе.

Я следила за тем, как они задают вопросы режиссеру, оператору, вторым участникам группы, как они держат себя в различных обстановках, как реагируют на какие-то неприятности либо неполадки в ходе съемки. Мне не требуется было задавать вопросы их ни о чем. Я многому обучилась у них, легко замечая за манерами и поведением.

И я решила для себя, что в обязательном порядке буду такой же, как они, с таким же важным отношением к работе и профессионализмом.

Создатель Наталья Хиггинсон

Дыра съедает мое лицо (полный выпуск) | Говорить Україна


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться