Longin (гевал). рецензия зу

Longin (гевал). рецензия зу

Как бы мы не ругали ветхий хороший русский рок за заимствования и плагиат у западных мастеров в музыке, нельзя не согласиться с тем, что на обычно стибренные ритмы и мотивы ложились тексты высокого качества. Такие сильные поэты, как Цой (Кино) и Кормильцев (Наутилус Помпилиус) поднимали планку собственной лирики на такую высоту, что чтобы принимать во внимание хорошей рок-группой, вольно либо не вольно, а приходилось расти и тянуться вверх. Вспомните это:

Белый снег, серый лёд

На растрескавшейся почва.

Одеялом лоскутным на ней

Город в дорожной петле.

Либо это:

С причала рыбачил апостол Андрей,

А Спаситель ходил по воде,

И Андрей доставал из воды пескарей,

А Спаситель погибших людей.

И вам все станет светло. И смерть русского рока стоило зафиксировать, в то время, когда как раз в текстовой части он совсем сравнялся с поп-музыкой. Какая отличие, под какую музыку петь, в случае если петь одно и также?.. Снова же, для сравнения:

Я обучилась жить одна

Без тебя, без твоих глаз.

Что было дорого тогда,

Уже не следует этих фраз.

Полгода высушенных слёз,

Истерик допила до дна.

На тротуарах белый снег,

Я для тебя сошла с ума.

Это куплет из песни современной рок-группы ГильZа. На большом растоянии ли эти строки отстоят от, допустим, слов песни поп-группы с (характерно схожим) заглавием Plazma:

В небо зонты.

Облака над нами.

Сводит мосты.

Город в тумане.

Рейс ровно в пять —

Опять прощаться.

Что-то терять,

В ком-то теряться.

Тут еще так как поразмыслить стоит, у кого из исполнителей текст посильнее будет, не правда ли?

Само собой разумеется, мёртвый русский рок может ответить на это Бредом Бредовичем Бредянским, комплектом многозначительных словоформ и слов, в которых желающий подыщет себе смыслы сам… но, вообще-то, современная рашен попсня также уже давным-давно обучилась петь с умным видом не меньше многозначительную нелепость. С одной стороны вам Бутусов и лабрадор — за спиной крадется преступник, иначе какие-на данный момент мелкие мальчики загибают пальчики, с одной стороны иномарки целуются, с другой — бей меня, мой сатир. Все нормально, неспециализированный уровень — один.

И давайте будем честны и откровенны — примитивизация русского рока идет в далеком прошлом и с успехом параллельно тому, как растет уровень качество и техники фактически звука. Форма превалирует над содержанием, допустим, в творчестве отечественных эпигонов очень способных немцев Rammstein, группы Mordor. И помой-му юноши стремятся стать фаворитами как раз тяжелой, антипопсовой музыки. Но под призывами, звучащими в их песнях (компромисс не для нас!, фитнесс — убийца!) прячется корявость текстов и беспомощная простота:

Ущербный мир сверкает с телеэкранов,

В какой влекут они бордель?

На адский кастинг гонит, как баранов,

Желанье изменения в модель.

И вот на этом фоне ваш покорный слуга, тоскующий по литературно сильным текстам, обратил еще пара лет тому назад внимание на молодую группу Гевал (основана в 2005 году), фаворитом и полностью основной творческой единицей которой есть создатель идеи, текстов и музыки Олег Юргенс. Причем первоначально зацепили только пара песен (Скульптор и Иуда) и в первую очередь именно музыкой (не скрою, искал что-то индустриальное на отечественной сцене).

Уровень качества оной именно таки безнадежно уступало заграничным примерам, но в названных композициях (относящихся к альбомам Пергам и Гевал) привлекло внимание и текстуальное содержание. Дальше — больше. Уже треки Quo Vadis? и Троя вынудили рукоплескать автору…

И вот сейчас, в то время, когда Юргенс и его команда уже пара отошли от индастриала и, думается, начали обретать творческую зрелость и полную самостоятельность в области музыкального содержания, я с головой погрузился в самый свежий, 2012-го года альбом, носящий наименование Longin.

В случае если легким вашей души кроме этого не хватало дыхания свежих умных глубоких текстов, как и мне, обратитесь к песням Гевала. В том месте не идут сплошь одни шедевры (для того чтобы не было и у приведенных в качестве образцов Нау и Кино), но, поверьте, это второй уровень, это посильнее большей части того, что на данный момент поется под видом русского рока. Но, для чего верить? Судите сами:

Над сводами, на потолке,

В том месте, где копье в уверенной руке

Пронзило бок распятого Христа,

И видели б глаза святых с холста,

Как пьяный ангел пел на потолке —

Сорвался и валялся в переулке…

Как пьяный ангел упал с потолка —

И перья и кровь в нечистом переулке…

И жил бы средь людей на чердаке,

А с крыши бы наблюдал на города,

На сломанные крылья на крюке —

Все как неизменно, всё как неизменно…

(из трека Икар)

О, злом разбуженная древность, как костюмированный бал,

Идут, как Гейзерих, вандалы, и варвары, как Ганибалл,

Красивые, как духи злобы, для бьющихся в экстазе весов,

С тяжелым взором нефилимов храбрецы старых расс.

И смотрит обыватель, как на экзотику,

На всю эту мистику, всю эту готику,

На марширующие легионы,

На вознесенные к небу флаги

И того, в чьих руках артефакт центуриона…

(из трека Артефакт)

Патрокл в шлеме Ахиллеса

Бессердечен, жёсток и неотёсан,

Как дикарь старым ятаганом

Он обезглавливает труп.

И обезглавленное тело

Ногою сталкивает в ров,

Вниз с пирамиды Тамерлана

Из человеческих голов.

(из трека Лабиринт)

Тут всплывают из памяти батальные сцены

В позолоченных рамах из-под корки мозгов,

И смотрят из-под грязи осатанело

Звезды с фасадов столичных домов.

Наблюдает гармонией противоречий

Из ветхого мира на новый мир

Извечных скитаний, перерождений

Победоносный коммунистический ампир.

(из трека Третий Рим)

Опьяняет, как опиум, любая фраза,

В то время, когда её суть вдыхаешь в себя,

Как в пучине стекла ночного трамвая

Заметить, что пропасть наблюдает в тебя.

Разделяя гениальность и безумие,

Как тьму разделяющий свет фонаря,

Кидается разум из крайности в крайность,

Калечась об эти края.

(из трека Муниципальный роман)

От количества аллюзий, ссылок в область истории, мифологии, религии (что принципиально важно — преднамеренных, осмысленных и логично встроенных!) — филолог в моем сердце радуется и смеется и рукоплещет в ладоши, как ребенок. Тут вам и Древний Рим с Христианством (любимые темы Юргенса, красной нитью пронизывающие все его творчество), и Гитлер, и пресловутое жидомассонство, и Мастер и Маргарита, и много-много чего еще — все в стройном поэтическом единстве, а не так, как у нас обожают, понта для. Поэзию Гевала возможно выяснить как раз как Поэзию уже вследствие того что в лирике группы кроме того примитивный рифмоштамп любовь-кровь ощущается свежо, как в стихах великих русских поэтов:

Пой собственные песни, играйся собственной кровью,

Рождайся, коль жить появилась возможность!

Только не забывай, что то, что нас греет через облака,

На всех берегах именуют любовью.

(из трека Волки)

Как в случае если б были крылья, как у серафимов,

И в жилах не бурлила больше кровь,

От третьих глаз во лбу остались лишь жилы,

А от страстей – бесполая любовь.

(из трека Икар)

Я не могу заявить, что Гевал весьма хороши в плане музыки — тут юношам еще имеется куда расти, но как ценитель хороших текстов я уже на данный момент отношу себя к поклонникам данной группы и всем честно советую их творчество к ознакомлению.

📦 Лучшее зарядное устройство — Большой тест зарядных устройств из Китая


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться