Осень патриарха: рецензия на сборник лавка дурных снов стивена кинга

Осень патриарха: рецензия на сборник лавка дурных снов стивена кинга

В литературе (и мастерстве по большому счету) имеется люди очень способные — те, кого ангел коснулся крылом. Они привлекают внимание еще в юные годы. Их творчество опережает время и двигает вторых творцов вперед. Таким в русской литературе был поэт Пушкин, язык, стиль и ритм которого были чуть ли не намного выше всего того, что в его эру писалось вторыми… А имеется люди не очень способные, но — великие. Эти не одарены столь богато, как первые, не смотря на то, что также отличаются громадным талантом.

У них имеется слабости и пишут они не всегда безукоризненно. Но благодаря трудолюбию, умению обучаться и совершенствоваться, эти также становятся феноменами культуры и кроме этого двигают мастерство дальше. Возможно, кроме того больше, чем гении, поскольку пламень гениальности вспыхивает ярко, но горит в большинстве случаев не продолжительно, а свет великих авторов сияет людям всю их жизнь.

Ко второй категории я бы отнес Стивена Кинга, в карьере которого случались и творческие неудачи, и просто плохие произведения, и с критиками у него далеко не всегда отношения были совершенные. Но, однако, Кинг уже давно — столп современной литературы, его авторитет огромно и неоспоримо, его персона — фактически предмет культа для последователей и миллионов поклонников во всем мире. В итоге, он — глава целого писательского клана, причем, если судить по удачам Джо Хилла, у клана этого красивое будущее.

Кингу уже под 70, и в последние лет 10-15 все чаще слышны голоса, говорящие нам о том, что-де Король перерос жанр кошмаров. С этим утверждением возможно и необходимо спорить. В первую очередь, направляться осознавать, что хоррор — это литература для достаточно парней, не для стариков.

Физически и психологически тяжело мучить собственную нервную совокупность ужасными историями, в то время, когда перед тобой вырисовывается уже в полной мере определенная возможность не придуманной, а настоящей пугающей встречи со смертью. Исходя из этого, в большинстве случаев, пожилые люди не просматривают хоррор и не наблюдают (за редким исключнием) фильмы кошмаров. То же касается и авторов хоррора: с возрастом многие из них неспешно отдаляются от жанра, и Кинг тут далеко не первый пример аналогичного.

Да, возможно заявить, что он перерос хоррор. Но возможно сообщить и в противном случае: создатель вошел в ту пору, в то время, когда настоящий хоррор ему писать иногда не очень-то комфортно и оттого не легко.

Тем более, что Кинг уже давно взял признание вне жанра, так что перед ним постоянно имеется альтернатива кошмарам — реалистическая проза, к примеру. И, к чести Короля, он хоть и не избегает данной альтернативы, но и хоррор все-таки не бросает.

Очередной (сохраняем надежду, что далеко не последний — увы, учитывая возраст автора, такая ремарка уже не будет лишней) сборник Кинга, Лавка плохих снов является компиляциейразножанровых вещей, где нашлось местечко и чистому незамутненному кошмару, и фантастике, и остросоциальным бытовым зарисовкам из судьбы, и вызывающего большие сомнения качества поэзии. О последней сказать не хочется — Кинг все-таки ни при каких обстоятельствах не был по-настоящему броским поэтом, бесплатно что иногда включал личные стихи в книги. А вот прозе патриарха внимание выделить нужно.

Весьма интересно позиционирует создатель собственный сборник и в заглавии, и в предисловии. Лавка плохих снов перекликается с одним из лучших его сборников, Ночными фантастическими видениями и кошмарами (первое издание — 1993 год).

Ту книгу, с тем пафосным и нарочито трэшевым заглавием, Кинг открывал реалистической историей мести Кадиллак Долана, а заканчивал сказкой алмаз и Нищий, между которыми упрятал большое количество превосходных историй, в основном пугающих, таких как Детки в клетке, Попси, Щелкун, Двигающийся палец, Люди десяти часов утра, Крауч-Энд. Новую книгу создатель начинает с хоррор-повести Миля 81, а заканчивает рассказом о финише света Летний гром, тогда как наполняют ее уже в большей мере не-жанровые вещи. Автора довольно часто упрекрали в избыточной коммерческой направленности его творчества — и вот уже на старости лет он выдал, грубо говоря, не-коммерческий сборник, что, но, назвал как раз так, как назвал, как будто бы говоря критикам: Да, я не прочь реализовать что-то людям, реализовать что-то ужасное, я занимаюсь этим всю жизнь, но что в этом нехорошего, линия подери?

Ничего, Стивен. В действительности, ничего.

Клиенту, но, стоит иметь в виду, что в Лавке выставлены на продажу далеко не только образцы хоррора. К таковым возможно отнести, кроме открывающей сборник истории плотоядного автомобиля, еще и (в больше либо меньшей степени) рассказы Противный мальчишка, Нездоровье, Билли Блокада, Мелкий зеленый всевышний страданий, Некрологи. Возможно, еще повесть Ур (быть может, лучшая история в данной книге, которая напоминает творчество Кинга тех лет, в то время, когда он набирал популярность).

Возможно, Господин Симпатяжка, еще что-то, с натяжкой.

Иначе, книга наполнена такими новеллами, как Гармония премиум, Смерть, В этом автобусе — второй мир, Дюна, Бэтмен и Робин вступают в перебранку, Пьяные фейерверки — историями, в которых либо вовсе нет, либо очень слабо представлен элемент саспенса, но присутствует тёмный юмор, любимый автором реализм, бытовые и жизненные наблюдения. Написаны все эти истории красивым, идеальным языком, в основном в фирменном кинговском стиле, так что ценители Кинга-писателя останутся довольны. Рассказ о Бэтмене и Робине (в действительности это великовозрастный сын и его старый выживший из ума папаша) — по большому счету из лучших в сборнике и во всем творчестве автора, чего не сообщишь про ту же Милю 81, бесплатно, что первая история — о жизни и людях, а вторая — об ужасающей твари.

Нельзя не обратить внимание, что создатель уже действительно поймёт личные годы. Все реже в его текстах мы встречаем персонажей-детей, все чаще — стариков, и фактически неизменно где-то рядом маячит старая женщина с косой — не как что-то пугающее, но определенно как что-то неприятное-нежеланное. Взор автора на неизбежность встречи с данной женщиной — циничен и сух, и полон не столько ощущением печали, сколько настроением в духе ну и линия с тобой.

Безрадосно от чтения об этом делается не Стивену Кингу, а нам — его читателям. Собственную лавку создатель держит открытой для нас уже несколько дюжина лет — и весьма безрадостно будет, в то время, когда и если она прикроется.

ЛитОбзор#13 Стивен Кинг \


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться