Продюсер «зверополиса» кларк спенсер о создании фильма

История крольчихи Джуди, которая грезила проходить службу в полиции громадного города, в чем-то перекликается с историей продюсера мультипликационного фильма «Зверополис» Кларка Спенсера. Он с детства грезил трудиться в кинобизнесе, но был на Уолл-стрит. КиноПоиск поболтал с бывшим денежным аналитиком о том, как принципиально важно осуществить мечту, как верно снять животных и какого именно цвета шерсть у белых медведей.

Спенсер еще в сентябре 2015 года приехал в Петербург воображать фрагменты «Зверополиса» на кинорынке. Мы говорим с ним на следующий сутки по окончании моего возвращения из Торонто. У нас обоих дикий джетлаг, но, к счастью, Disney не жалеет кофе.

Кларк отвечает бодро и весьма обстоятельно, и к финишу интервью у меня создается чувство, что «Зверополис» будет одним из лучших мультипликационных фильмов 2016 года, по причине того, что о таком собеседнике, как Кларк, грезит любой журналист. Спенсер очевидно влюблен в собственную работу и весьма желает, дабы всю землю влюбился в его новый проект.

Продюсер «зверополиса» кларк спенсер о создании фильма

Кларк Спенсер

— Вы трудитесь в Disney 25 лет, что само по себе впечатляет. Но вы начинали карьеру денежным аналитиком, исходя из этого вот таковой вопрос: что серьёзнее для продюсера — разбираться в финансах либо быть творческим человеком?

— Считаю, что в идеале и то и второе. В то время, когда я лишь начинал собственную работу в кинобизнесе, мне дали хороший совет: «Твоя задача как продюсера — оказать помощь режиссеру перенести собственный видение на экран». Но, как ты осознаёшь, это нереально без определения графика работы, даты релиза, то имеется какая-то составляющая твоего мозга в обязательном порядке обязана держать это в уме.

В случае если же через чур много об этом думать и брать в расчет лишь бизнес-сторону продюсирования, то не окажется создать хорошую историю. И вот что мне весьма нравится в Джоне Лассетере, что на данный момент управляет Disney Animation и Pixar Animation, так это то, что он неизменно сосредоточен на произведении лучших историй. И совсем не имеет значение, в какой части процесса мы трудимся. В случае если возможно что-то улучшить, Джон направит нас в эту сторону.

Было бы просто заявить, что этого достаточно, что это верно, но мы такими фразами не пользуемся. Мы говорим так: оказалось ли у нас создать хорошую историю? Это выливается в то, что на отечественных студиях сотрудники всегда бросают вызов друг другу в попытке создать что-то лучшее.

Именно это мне весьма нравится в отечественном ходе. Так что да, имеется графики, даты релизов, имеется премьеры, но в неспециализированном и целом, будучи продюсером, я обязан создать кинематографистам те условия, в которых они создадут прекрасную историю.

— Вы заявили, что продюсер обязан помогать режиссеру перенести собственный видение на экран. В «Зверополисе» три режиссера! Чье видение вы отстаивали?

— Самое красивое в том, что все трое превосходно трудились совместно! Ты знаешь, мы ни при каких обстоятельствах не достигали для того чтобы момента, дабы кто-то сказал: «Мне нравится вот это. Давайте сделаем по-моему». В сотрудничестве для того чтобы рода неизменно имеется диалог. В то время, когда у тебя над фильмом трудятся такие режиссеры, как Рич Мур, Байрон Ховард и Джаред Буш, любой из них пытается выложиться до предела, и за ними подтягиваются остальные. Они всегда обсуждали фильм.

В случае если у кого-то были проблемы с той либо другой идеей, к нему приходили на помощь. Согласиться, мне понравилось руководить процессом, в то время, когда в него вовлечено сходу пара человек. По причине того, что, в то время, когда у тебя всего один режиссер, имеется риск пойти по одной проторенной дорожке. Нет риска. А в то время, когда у тебя пара человек, то любой из них ставит какую-то новую задачу. В конечном счете задача у них одна — снять хорошую историю.

Исходя из этого мы должны с ними добиться согласия в том, что именно эта мысль верная.

— У нас в России говорят: «Одна голова прекрасно, а две лучше».

— У нас было три головы — это значительно лучше!

Кларк Спенсер, Байрон Ховард и Рич Мур на премьере «Зверополиса»

— Как я осознаю, Рич Мур пришел из пара другого окружения («Симпсоны», «Футурама»), то имеется все взрослые шутки пошли от него?

— Ну, само собой разумеется, у нас во всем имеется баланс, но у Рича, определенно, имеется потрясающее восприятие юмора, по причине того, что он вышел из проектов с замечательным повествованием (тут Кларк говорит слово «сторителлинг», аналогов которому в русском нет; это переводится как «рассказывание историй», но «повествование» подходит больше всего — Прим. авт.). Из «Симпсонов» и «Футурамы», да. Он начал работату на отечественной студии с 2008 года, снял «Ральфа».

Это была отечественная первая с ним совместная работа. У него имеется одна потрясающая изюминка: он может взглянуть на сторителлинг с второй стороны. Байрон Ховард, что трудился на студии Disney 20 лет (он фактически вырос тут), привнес в мультфильм наследие мультипликационных фильмов Диснея. Одна из обстоятельств, по которой мы решили снять мультфильм про животных, содержится в любви Байрона к ветхим фильмам студии «Дамбо» и «Бэмби».

Весьма горжусь тем, что нам удалось свести в одном проекте двух аниматоров с таким различным бэкграундом. Они соединили классику Disney с новым взором. По-моему, это прекрасная комбинация.

— Вы продюсировали два хороших, в смысле рисованных мультипликационного фильма — «Лило и Стич» и «Медвежонок Винни и его приятели». Что по большому счету происходит в отечественное время с рисованной анимацией? Из-за чего все перешли на компьютерную анимацию?

— В отечественном случае (и я неизменно это весьма ценю) Джон Лассетер говорит так: «Режиссер волен выбирать сам, как лучше поведать историю». Исходя из этого, в случае если кто-то захочет снять всецело рисованный мультфильм, Джон стопроцентно поддержит его, по причине того, что двухмерная анимация красива для различных историй. Но, в то время, когда создаешь мир наподобие «Зверополиса» с его мини-зверюшками и уменьшенной окружающей средой, необходимо, дабы зритель погрузился в него. И компьютерная анимация разрешает нам это сделать.

Снимай мы «Зверополис» лет десять назад, то он был бы двухмерным, но нам бы не удалось создать тот мир, что у нас в кадре на данный момент.

— А также из-за шерсти?

— И из-за шерсти также! У нас имеется хорошая совокупность для рендеринга шерсти, благодаря которой она получается как настоящая. Это не легко волоски, натыканные на тельце животного, а настоящая шерсть с подшерстком!

У нас имеется технологии, разрешающие прогонять ветер через шерсть, и она оживет. В компьютерной анимации множество аналогичных разработок, благодаря которым нам удается загрузить зрителя в мир мультипликационного фильма. Джон постоянно говорит, что крайне важно создавать похожие на правду миры, и технологии должны разрешать нам делать это.

Мне нравится как двухмерная, так и трехмерная анимация. Они совсем различные в замысле работы над ними и кроме того в замысле продюсирования, но мир «Zveropolisa» никак бы не оказался в двухмерной рисовке.

— Ой, вы сообщили «Зверополис» по-русски!

— Совершенно верно!

— Лис Ник мало смахивает на Робин Гуда из одноименного мультипликационного фильма 1970-х. Это намеренно сделано? Собственного рода оммаж?

— Да, скорее оммаж. Мы отдаем дань одному из любимых мультипликационных фильмов Disney Байрона Ховарда. Он обожал «Робин Гуда» в детстве. Помимо этого, мы весьма дотошно изучали рыжих лисиц. Оказалось, что с ними не так уж большое количество возможно сделать.

Лиса имеется лиса. Но, с второй стороны, Байрон весьма обожает «Робин Гуда» и самую малость позаимствовал храбреца оттуда, но сделал его на компьютере.

— Что по большому счету самое сложное в анимации антропоморфического персонажа? Вам же необходимо сделать его правдоподобным.

— О, тут большое количество трудностей. Как ты правильно увидела, животные вправду должны быть правдоподобными, а потому мы весьма шепетильно изучаем их движения и повадки. После этого думаем, как сделать их прямоходящими. Принципиально важно, дабы не создавалось ощущения, что на экране человек в костюме животного. Исходя из этого мы 18 месяцев совершили, изучая животных.

В то время, когда станете наблюдать фильм, обратите внимание, что Джуди, отечественная крольчиха, ходит на двух лапах, но, в то время, когда ей необходимо скоро кого-то догнать, она переходит на все четыре, как и простой заяц. Перемещения лиса Ника повторяют перемещения настоящей лисицы. Вы, может, этого не увидите, но прочувствуете.

И для нас было крайне важно передать ощущения от того, как двигаются эти животные в настоящем мире.

Еще один тяжёлый нюанс — создание мускулатуры этих животных. С людьми легко, поскольку достаточно забрать за базу человеческое тело. Но у животных совсем другая мускулатура, и нам приходится хорошенько поразмыслить, как она трудится под кожей, дабы смотрелось реалистично. Особенно это относится громадных животных наподобие слонов и носорогов. Так мы израсходовали полтора года на разработку разработок для мускулатуры.

Но снова же я уверен, что зритель этого не увидит, но прочувствует: вот это громадное и замечательное животное, а это кое-кто мельче и полегче. Джон с самого начала заявил, что «Зверополис» обязан продемонстрировать животных так, как ни один мультфильм прежде этого не делал.

И, пожалуй, третьей значительной проблемой для нас стал размер животных. Было бы через чур всех храбрецов, придав им приблизительно однообразный рост, как это делают многие мультфильмы о животных. Мы же сделали вывод, что жираф будет высоким, как настоящий жираф, а мышь должна быть маленькой, как настоящая мышь. В отечественном мультике соотношение жирафа и мыши равняется 1:93.

То имеется один жираф в высоту образовывает 93 мыши. Было нужно поразмыслить, как мыши и жирафы, к примеру, ездят в метро, поднимаются на эскалаторах, какого именно размера должны быть двери. Так, у отечественного фильма показался еще один слой, что добавит наслаждения зрителям.

Для сюжета это не крайне важно, но мы делаем мир, в котором живут отечественные храбрецы, более правдоподобным. Именно это мне нравится в созданном нами городе. На него наблюдаешь и думаешь: «О, возможно, так бы все и было, не покажись в мире люди».

— Слушайте, а транспортный департамент в Америке и правда таковой медленный? А то вы в том направлении ленивцев посадили!

— Скажем так, имеется в этом много правды! По большому счету мы забрали департамент по регистрации ТС больше как пример бюрократии, существующей во всем мире. В создании этого фильма нам было принципиально важно забрать что-то из мира людей и добавить к этому животный нюанс. Кто-то внес предложение, дабы ленивцы трудились в транспортном департаменте, и все срочно дали согласие. О, мы хорошенько повеселились, в то время, когда придумывали эту сцену!

По сути, любой человек в один раз сталкивался с очередями, каковые продвигались через чур медлительно, так что, как мне думается, эту шутку осознают везде.

— Помнится, кто-то из режиссеров заявил, что во время изучений выяснил, что в животном мире всего 10 % приходится на хищников. А вы лично что-то новое определили из изучений?

— Очень многое! Мы неизменно что-то выясняли. Я также не знал, что среди животных всего 10 % хищников. В этом имеется, само собой разумеется, суть. Ну, к примеру, мы сделали вывод, что антилопы гну, которых так много в африканской саванне, будут отечественными предпринимателями. Ну, знаешь, такие типы а-ля юноши с Уолл-стрит.

Но в результате изучений мы выяснили, что гну — самые глупые обитатели саванны. Как бы мы их одели в костюмы, раз они глупые? Либо вот африканские буйволы — одни из самых сильных животных в мире, но их легко разозлить.

Так что мы сделали буйвола шефом полиции.

Кларк Спенсер забыл заявить, что у африканских буйволов существует неприятность со зрением, исходя из этого их шеф полиции не обходится без очков. Аниматоры учли кроме того данный нюанс.

С белыми медведями мы намучились, по причине того, что на самом-то деле они не белые. То имеется их шерсть не белая. Она по большому счету лишена пигментной окраски. Более того, их шерстинки полые! А белыми они нам кажутся из-за отражения света. Само собой разумеется, я ни при каких обстоятельствах не доходил к белому медведю, но отечественные парни подбирались достаточно близко и поняли, что они скорее желтоватые! Но нам все равно было нужно создавать шерсть без пигмента и наблюдать, как она реагирует на свет.

Возможно было бы их сделать желтовато-белыми, но мы не искали легких дорог.

— У вас в «Зверополисе» живут лишь млекопитающие?

— Да.

— Из-за чего?

— Сначала мы желали населить город всякими созданиями, думали, будут у нас и птицы, и рептилии. Но отечественной главной задачей стала история о их жертвах и хищниках. Любая из этих групп предполагает что-то о второй, и это выливается в комплект предубеждений и стереотипов. Мы сделали вывод, что разглядим лишь млекопитающих, по причине того, что их сосуществование, по сути, определяет данный мир. Еще нас задают вопросы: а что с мартышками?

А с ними вот что. Зрители решили бы, что они самые умные, а нам не хотелось отвлекать зрителя от сюжета. Неизменно приходится делать выбор.

Мы сосредоточились на истории жертв и хищников, так что мартышек, рептилий и птиц было нужно убрать. Но в случае если зрителям понравится данный фильм, то имеется возможность, что мы поведаем другие истории из этого мира.

— Ясно, значит, мартышек для «Планеты мартышек» покинули.

(Спенсер смеется.)

— Понимаете, как говорят в Голливуде, ни при каких обстоятельствах не трудись с детьми и животными. А в анимации имеется похожее предубеждение?

— Нет, нам повезло в этом замысле! Можем хоть детей рисовать, хоть животных, создавать любой мир!

— И напоследок. Кем вы грезили стать в детстве?

— Согласиться честно, мне постоянно хотелось трудиться в кинобизнесе.

— Продюсером?

— Да! Мои бабушка с дедушкой держали кинотеатр, исходя из этого мы с семьей всегда ходили в кино. Я обожал кино и постоянно хотел снимать его. Но позже ты идешь в колледж, оканчиваешь его, и детские грезы уже кажутся совсем нереальными. А у меня был талант к математике. В неспециализированном, я поступил, как мне казалось, подобающим образом — отправился трудиться в финансы на Уолл-стрит.

Но в один раз кто-то сообщил мне, что крайне важно направляться собственной мечте. И я поразмыслил: а так как в случае если я ни при каких обстоятельствах не попытаюсь, то ни при каких обстоятельствах не определю, окажется ли у меня. Я переехал из Нью-Йорка в Лос-Анджелес и стал добиваться поставленной цели. Не сходу оказалось, но в итоге я начал продюсировать кино.

на данный момент я поразительно радостен: занимаюсь любимым делом в компании, которая меня поддерживает во всех начинаниях, и под управлением самого Джона Лассетера. Это и правда мечта, а не работа!

Создатель Татьяна Шорохова

КиноГрехи: Все проколы «Зверополис» чуть менее, чем за 7 минут


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться