Против лома нет приема

«Запрещенный прием» /Sucker Punch/ (2011) с его безумной многоуровневой битвой в подсознании – это как «Начало» /Inception/ (2010), щедро приправленное эстрогеном. И зомби. И драконами. Спросите хоть вот этих до зубов разодетых и в прах и пух вооруженных девочек…

Эмили Браунинг – Куколка

Против лома нет приема

Осиротевшая. Поруганная. Несправедливо лишенная свободы.

Со всем этим героине Эмили Браунинг приходится как-то справляться. И не смотря на то, что выглядит она субтильно – огромные глаза, хвостики, платочек от японской школьной формы, – свирепости и силы ей не занимать: такая из кого желаешь дурь выбьет. Как минимум, в ее фантазиях, где по большей части и происходит воздействие «Запрещенного приема».

В то время, когда в другом 1967-м девушку бросают в сумасшедший дом, Куколка трансформирует его – пускай и в собственном сознании – в бордель а-ля «Кабаре», где она танцует совместно со собственными новыми подругами-пациентками. По окончании чего вынашивает замысел побега: дабы спастись, Куколке необходимо спуститься на более глубокие уровни нереальности и добыть в том месте пять талисманов. Практически как в «Начале», лишь вместо промышленного шпионажа на повестке дня – жизнь, драконы и смерть.

«Легче всего было сделать ее не сильный и мало жалкой, но Зак обыграл эту идею в противном случае, наделив девушку безумной мужеством и стойкостью, и мне это плохо нравится», – говорит Браунинг обозревателям EMPIRE.

На площадке Браунинг выглядит кроткой малюткой (157 см) в окружении огромных зомбиподобных солдат. Но когда автор и режиссёр сценария Зак Снайдер руководит «Мотор!», ее нерешительность испаряется, и актриса обрушивает на неприятелей град ожесточённых ударов. «Эмили – тайная, – говорит Снайдер. – В ней имеется что-то не от мира этого, какая-то колдовская, притягательная сила, и играется она весьма сильно».

Джейми Чун – Эмбер

Куколка сражается со собственными демонами не в одиночку. Она берет с собой в придуманные миры (самурайская Япония, причудливая Первая мировая, средневековое фэнтези и будущее с роботами) четырех девушек из той же психушки. Одна из них – Эмбер (Джейми Чун). Ее костюм чем-то напоминает французскую горничную – вся сетчатые чулки и эта шнуровка. В случае если Куколка убедительно обосновывает, что в геноме фильма имеется ДНК манги, то Эмбер отсылает нас уже к стилю издания Heavy Metal.

Наряду с этим в глубине души она дорогая, наивная девочка. По словам Снайдера, «она излучает тепло и честность. ее план и Куколку она принимает без особенных раздумий, легко по доброте».

На площадке мы видим, как Чун (она сыграла одну из дочерей Роба Шнайдера в «Одноклассниках» /Grown Ups/ (2010) и покажется в «Мальчишнике в на данный момент 2» /The Hangover 2/ (2011)) готовит танцевальный номер на основной сцене борделя и крадется по коридорам парижской гостиницы, блеща неестественными алмазами. Но в то время, когда подруги переносятся на поля сражений стимпанковой Первой мировой, дабы заполучить первый талисман, карту, Эмбер сбрасывает собственный шикарный костюм и проявляет себя храбрым бойцом. «Она может руководить всем, что летает либо ездит, – разъясняет продюсер Дебора Снайдер. – Я думаю, Эмбер потому и выглядит как сексуальная горничная, что всегда вьется поблизости, пока ее не позовут». Вьется в буквальном смысле слова: Эмбер пилотирует огромный летающий робот, утыканный пушками.

Эбби Корниш – Милашка

Милашка, в отличие от белой и пушистой Эмбер, – девушка-кремень. До появления Куколки монахиня-воительница в исполнении Эбби Корниш была главарем девичьей шайки. «Она не очень-то верит в освобождение, – говорит актриса. – Но наряду с этим она сильная, уверенная в себе и весьма дисциплинированная, со собственными стойкими убеждениями». Помимо этого, Милашка – защитница собственной младшей сестренки Ракеты, и оттого сначала не торопится принимать участие в реализации фантастических замыслов Куколки.

Но в то время, когда ее удается уговорить, Милашка с энтузиазмом кидается в схватку, разя соперников своим любимым клинком.

«Она яростно мчится в наступление, боевые сцены с ее участием красивы, – говорит Зак Снайдер. – У каждой девушки имеется сольный поединок – мы старались сделать эти схватки максимально крутыми и такими, понимаете, как бы бесполыми. Я не желал, дабы они воспринимались типа как »О, смотрите, девчачий экшн!«, нет, тут все по-взрослому»

«Как-то в конце поединка германский штык оцарапал Эбби голову. – додаёт Дебора Снайдер. – Но это ее лишь раззадорило: она скоро оправилась, и следующие дубли сыграла с еще большей злобой».

Без трупов в этих битвах не обойдется – не думайте, что позже все вздыхают «ах, это был лишь сон». И не рассчитывайте, что сходу выясните, кто тут первый на деревне: Зак Снайдер подсказывает, что хоть Милашка и смахивает на Жанну д’Арк, наружность не редкость обманчива.

Джена Мэлоун – Ракета

Джена Мэлоун говорит, что ее героиня – «чёрная лошадка»: костюм а-ля медсестра не подразумевает, что Ракета спокойна сама и может успокаивать окружающих. «Ракета – нервная женщина, – говорит Зак Снайдер. – Она первой заводит дружбу с Куколкой, но из-за нее все то и дело попадают в неприятности. Она страстная, но наряду с этим безответственная натура, мало склонная к саморазрушению.Ракета через чур довольно часто рискует, и это неприятность».

Для старшей сестры, девушки куда более важной, Ракета – источник постоянного тревоги: и в сражении, и в психушке Милашка выручает сестру от последствий ее собственного безрассудства. Мэлоун на съемочной площадке – сама себе стихия. Как и ее героиня, она активна и энергична, но куда более склонна вспоминать над происходящим.

Ей весьма нравится разбирать подтексты и тон фильма.

«Я осознала сценарий так: все персонажи фильма – собственного рода психологические проекции самой Куколки, ее страхов и внутренних распрей, – растолковывает она. – Что-то в отношениях Ракеты и Милашки отражает обстановку Куколки с ее собственной семьей».

Ванесса Хадженс, она же Блонди

«У нее, само собой разумеется, чёрные волосы, – говорит Хадженс с некоторым облегчением. – Не смотря на то, что в борделе она временами ведет себя как раз как блондинка. А вне борделя с ней лучше не сталкиваться. Что такое ужас – она не знает».

Хадженс присоединилась к съемкам поздно, пропустив месяц из трехмесячной программы подготовки, и нагоняла приложив все возможные усилия: тренировалась по программе отрядом специального назначения ВМС США (по шесть часов в сутки), обучалась обращаться с оружием и танцевать. Блонди выглядит внушительно, но на деле она не столь жестока, как может показаться.

«Блонди выглядит жёсткой, но в она уязвима», – говорит Снайдер. Комментируя превращение Блонди из исполнительницы танца живота в что-то совсем иное, он додаёт: «Мы желали придать ее персонажу некую дикость, дабы не было возможности угадать, что ей придет в голову в следующий момент – в один раз она делает что-то такое, чего от нее никто не ожидает».

Непредсказуемость – любимое слово Зака Снайдера. В случае если все отправится по замыслу, с его «метафизическим боевиком» (определение самого режиссера) возможно быть уверенным только в одном: ни в чем нельзя быть уверенным. «Наименование больше говорит о стиле, чем о сюжете, – задумчиво говорит Снайдер, – в большинстве случаев не редкость по-второму. Данный фильм будет держать вас на пределе с первой до последнего момента».

Просматривайте кроме этого рецензию на фильм «Запрещенный прием» /Sucker Punch/ (2011)

Мужское / Женское — Против лома нет приема. Выпуск от 15.03.2018


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться