Один против всех

Один против всех

Задолго перед тем, как режиссер Джон Мур начал продвигать собственный максималистский боевик,существовала игра Макс Пэйн,мировая премьера которой состояласьв 2001 году, а в 2003 году было выпущено ее продолжение – Макс Пэйн 2: Падение Макса Пэйна. Критики и поклонники во целый голос восхваляли элегантную хореографию игры и ее кинематографическую природу;ее мрачные, быстро очерченные образы, перестрелки в замедленной съемке,разворачивающиеся как в комиксе.

Только немногие игры легко поддаются переносу на громадный экран, но тут изначально создается чувство, словно бы данной истории крутого копа, одолеваемого жаждой мести, суждено быть разыгранной на громадном экране.И, однако, при переносе Макса Пэйна на многочисленный экран съемочная несколько столкнулась с огромными трудностями. Вам думается, что в случае если в игре имеется таковой ясный сюжет и такая превосходная предыстория, ее весьма экранизировать, – говорит продюсер Джули Йорн. – Но когда вы мало изучите данный вопрос, то сходу осознаете, что вам нужно будет придумывать метод, как сделать данный фильм самобытным и непохожим на игру, не нарушая вместе с тем ее духа и уникального стиля.

Создатели фильма вместе с работниками студии разглядели много вариантов этого сюжета, пока, наконец, начинающий сценарист Бо Торн не набрел на таковой подход к материалу, что их устраивал по всем статьям. В числе добавленных Торном элементов из потустороннего мира – крылатый демон Валькирия, что угрожает Максу и отправляет остальных на верную и ужасную смерть.На всем протяжении сюжета мы слышим громоподобные сотрясения ее огромных колышущихся крыльев, то перед нами мелькает пара крыльев, практически теряющихся во тьме. Крылатый демон – это знак, и создатели фильма придумали еще и другие зрительные образы, которые связаны с Валькирией, лейтмотивом проходящие через всю ткань фильма.

Мур желал, дабы он был вибрирующим, похожим на галлюцинацию. Везде, где это только возможно, режиссер избегал применения компьютерной графики, предпочитая настоящие объекты. Крыльями демона, каковые были изготовлены в Торонто, руководила особая бригада кукольников.

Для сцен полета употреблялась компьютерная графика, в базе которой были настоящие крылья и настоящая же голова, вылепленная скульптором.

Дабы привнести в воздействие стилизованность и дополнительную интенсивность, режиссер Джон Мур применял кинокамеру особенной совокупности называющиеся Фантом.Такая камера разрешает применять новый подходк замедленной съемке, а также популярный прием, в то время, когда пуля летит так медлительно, что возможно рассмотреть остающийся от нее в воздухе инверсионный след. Я не желал имитировать данный ослепительный замедленный полет пули в фильмах Джона Ву либо в Матрице братьев Вачовски, исходя из этого мы придумали собственную технику работы с новой совокупностью.

Я думаю, нам кое-где удалось взять потрясающие результаты, и вы встретитесь с ними в кино, — говорит Мур. Чтобы этого добиться,актер, изображающий Макса, должен был передать крутизну его характера, но в то же самое время быть несложным и понятным для зрителей на эмоциональном уровне.Эта роль естественным образом доходила для Марка Уолберга.

Это одна из тех ролей, где легко нереально представить себе какого-либо другого актера, – вычисляет Мур. – Марк так вжился в темперамент этого парня, он и движется, и выглядит, как Макс. В собственном выполнении роли он полностью безукоризнен.Переняв твёрдую брутальность Макса, Уолберг был кроме этого полон решимости привнести в его темперамент серьёзные эмоциональные штрихи.

Макс – это одна из самых сложных ролей, каковые мне когда-либо приходилось играться, – говорит актер. – Это взрослый, искушенный и сложный персонаж. Актриса Мила Кунис изображает Мону Сакс – прекрасную русскую бандитку, которая трудится в одной упряжке с Максом Пэйном, дабы отомстить за смерть собственной сестры. Для данной роли нужна была актриса, которая бы владела свойством быть крутой, – дабы она ни в чем не уступала Максу Пэйну и делала все это убедительно.

Никто не ожидал, что на эту роль назначат Кунис, поскольку она больше всего прославилась собственными комедийными ролями.

Мила нас, – говорит режиссер. – Выбор ее на эту роль вовсе не был очевиден, но она так прекрасно смотрится в роли Моны. Они с Марком знают друг друга с полуслова; они потрясающая команда в кино, а ведь это так принципиально важно. Чтобы передать на экране большую физическую ее умение и подготовленность Моны обращаться с оружием, Кунис было нужно пройти через интенсивную программу тренировок.

Одним из качеств персонажа, для которого Кунис не было нужно намерено обучаться, было умение владеть русскимязыком. Кунис, которая родом из России, демонстрирует собственные лингвистические навыки в главной сцене, в которой она ругает собственную многострадальную сестру Наташу – ее играется Ольга Куриленко.

В случае если кто и пробует оказать помощь Максу выбраться из паутины интриг, тайн, потусторонних кошмаров и насилия, – так это Б. Б.Хенсли, бывший наставник и полицейский Макса. Сейчас Б. Б. возглавляет отдел безопасности в огромной фармацевтической корпорации Айзир.

Эту роль взял на себя актер-ветеран Бо Бриджес, что в течении собственной карьеры, охватывающей более четырех десятилетий, сыграл несметное число персонажей, демонстрируя наряду с этим разные нюансы собственного я и привнося силу и правду судьбы во все роли, каковые он играется. Еще один знаменитый актер Крис О Доннелл изображает Джека Колвина, главу концерна Айзир, через что пролегает ужасный путь Макса к искуплению.

Колвин – пешка, которая теряет контроль над обстановкой; участник заговора, в котором на кону огромные ставки и в сети которого угодил не толькоМакс, но и множество вторых людей, чья жизнь была на грани. Мир Макса – мрачный и стилизованный Нью-Йорк, отделенный сотнями световых лет от того Громадного Яблока, каким он в большинстве случаев предстает на экране. Это Нью-Йорк минус слой действительности, – говорит Джули Йорн.

Создатели фильма по большей части продумали, как будет смотреться город, на раннем этапе подготовки к съемке. Преобладающим и вездесущим должен был быть исчезающий нью-городские и йоркский горизонт пейзажи. Воздвигнутая на площадке Синеспейс Студио массивная декорация строилась и подготовилась целых восемь недель.

После этого ее передали в руки координатору Дэнни его команде и Уайту,каковые еще семь дней снаряжали декорацию тысячами взрывающихся петард для имитации грандиозной перестрелки.

Чтобы снять пробежку Макса по Айзиру, потребовалась целая семь дней, причем для каждого захода нужно было заново заряжать 1 280 петард; когда очередная порция загруженной пиротехники всецело взрывалась, несколько переходила к съемкам следующей закладки, уже меньшего размера, и фиксации отдельных выстрелов. Бригада из 15 пиротехников в конце каждого съемочного дня взбирались на декорацию, дабы всецело заменить петарды для работы на следующий сутки.

А в это времяхудожники и бутафоры латали декорацию, которая в той либо другой степени была повреждена. К концу семь дней Макс убежал, декорация была полностью разгромлена, а количество взорванных петард перевалило за 5 000, не считая дополнительных 1 000 петард с грязью и искусственной кровью, каковые употреблялись каскадерами на съемках данной сцены.

По данным пресс-релиза кинокомпании Двадцатый век Фокс.

\


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться