Рецензия к фильму «женщина в черном». старое, недоброе

Рецензия к фильму женщина в черном. старое, недоброе

Возрадуйтесь! – либо скептически ухмыльнитесь, в зависимости от вашего отношения к этому актеру, потому что Дэниел Рэдклифф наконец-то совсем расстался с амплуа Мальчика-который-выжил и снова (по окончании Декабрьских мальчиков и Моего мальчика Джека) пробует себя в второй роли. В этом случае – грустный английский отец-одиночка, которому предстоит столкнуться лицом к лицу с потусторонними силами, последовательности которых недавно пополнил человек, бывший ему очень близок. Встречайте – Дама в тёмном.

Артур Киппс – юный юрист, что, не обращая внимания на собственный возраст, уже успел обзавестись сыном а также овдоветь. Дела приводят его в глухую провинцию, в поместье почившей одинокой вдовы Алисы Дрэблоу, дабы разобраться с ее бумагами и найти – либо же удостовериться в отсутствии – другой версии завещания.

Но на месте его ожидает отнюдь не радушный прием: местные обитатели не горят жаждой принимать у себя, пускай и ненадолго, незнакомца, а само поместье и вовсе норовит довести несчастного юриста до инфаркта. И все это – на фоне Англии финиша позапрошлого столетия. Красота, одним словом.

Первое, и основное, что подкупает в этом фильме – это его воздух. Поздняя викторианская Англия, разбавленная мистикой и тайной, присыпанная завораживающими загадочными болотами и туманами, сдобренная хорошим Домом с привидениями, полуразваленным, обвитым плющом, с поросшим сорняками садом. Неприветливая немногословная деревня, ревностно и аккуратно защищающая собственные секреты от посторонних, незваных гостей.

Ливни, слякоть, грязь и, вместе с тем – зеленые пашни и луга, лесостепь, живые изгороди. Пасмурная погода бросает бескрайнюю тень и на крепкие, и на обветшалые домишки, покрывает собою всю местность до горизонта, тем самым наполняя фильм холодными тонами. А ночью

Ночью проявляется обратная сторона медали размеренной провинциальной судьбе. Захламленное поместье начинает жить собственной судьбой. Невидимка в кресле-качалке, мёртвые глаза и буйные игрушки через фенакистископ (движущиеся картины). Везде кипы и паутина бумаг, стуки и скрипы.

А около – прилив, и нет никакой возможности покинуть островок с треклятым домом ближайшие пара часов, самых страшных часов в жизни главного храбреца.

Надеюсь, я вас не очень сильно утомил? По причине того, что антураж фильма – это, по совместительству, его же основной спасатель, практически вытягивающий всю ленту на более-менее приемлемый уровень. И обстоятельство тут кроется, первым делом, в его не сильный стороне – в кошмарах.

Очевидная попытка Джеймса Уоткинса, режиссера, создать на экране современный пример хорошего хоррора не удалась по одной несложной причине: она была выполнена через чур топорно. Очевидно, в истории про призраков в заброшенном доме обойтись без определенных, будем снисходительны, очень сильно привычных сюжетных и технических изысков имел возможность бы разве что мастер этого жанра (Карпентер, к примеру).

Но, хоть Райское озеро и было по-своему прекрасно, Уоткинс, разумеется, замечательно осознавал, что чтобы выжать из растиражированного сюжета что-либо уникальное у него попросту не хватит опыта. Так что он избрал более легкий путь – элементарно завалить этими изысками зрителя по самое не желаю, чтобы, по всей видимости, одним лишь их числом повергнуть киноманов в шок.

Увы и ах, в этом случае зрительская пресыщенность ужастиками, вкупе с неаккуратным вкраплением целой облака, давайте уже начистоту, штампов, сыграла с авторами злую шутку.

Заблаговременно оговорюсь, что в техническом замысле фильм, снова же, легко отличен. Работа камеры, костюмы, прочие нюансы и эффекты создания упомянутого выше антуража тут выполнены в высшей степени шепетильно, что уже само по себе нечайно приводит к симпатии и уважение. Неприятность в том, что эти самые ракурсы съемки, бу-эффекты и другие крикливые мертвецы уже давно неспособны напугать прошедшего через все уровни кошмара, от слэшеров до мокъюментари, зрителя.

Все эти персонажи, а правильнее – набившие оскомину типажи, все сюжетные ухищрения – все это обрушивается на вас всем своим весом и числом, в которое, к сожалению, переходит уровень качества.

И так как был у режиссера шанс все это удачно обыграть, капнуть куда нужно иронии, или хоть на какое-либо из представленных клише посмотреть под другим углом, иначе. Но нет, вместо этого картина шаблонами предсказуемости и разной степени известности, почему просмотр изводящих переживаний и героя событий преобразовывается в игру предугадай, что будет дальше. Остается только организовать прямо на месте тотализатор, и возможно кроме того покрыть цена собственного билета, в противном случае и вовсе остаться в выигрыше.

Но возвратимся к не меньше, а для некоторых и более увлекательному пункту Дамы – к Рэдклиффу. Тут все страно неоднозначно. Играется он местами, переигрывает местами, да и недоигрывает, в случае если так возможно сообщить, совершенно верно так же.

В сценах напряженных, наполненных саспенсом (правильнее, намеками на оный) он весьма убедителен, кроме того не обращая внимания на сценарий, по которому его персонажу, "Наверное," инстинкт самосохранения отрезали еще в утробе матери.

Его пугает и влечет неизвестность, его парализует вид мертвенно-бледного лица дамы в окне, его тихо трясет от неистовой помещения. И он, наконец, заглушая ужас решительностью и всеми вероятными отцовскими эмоциями, ныряет, для собственного сына, в болото. Бедняге всегда приходится преодолевать в себе перманентные, в данной обстановке, боль и ужас.

А вот в остальных сценах он уже заметно сдает. В несложных, бытовых людских эмоциях, во взаимоотношении с окружающими на экране ему не достаточно искренности, его словно что-то сдерживает, может кроме того боязнь сыграть как-то не так. Стоит ли сказать, что боязнь эта выходит ему боком, почему он вправду делает многие вещи не так.

И что минимум чувств на лице на протяжении спокойных сцен – это кроме того для его роли ни разу не прекрасно. Плюс, все это еще больше усугубляет дубляж. Я могу приблизительно осознать логику локализаторов, в то время, когда покрытому щетиной и повзрослевшему Дэниелу подбирали голос навеки застывшего в восемнадцатилетнем возрасте (не будем до тех пор пока вспоминать об эпилоге гепталогии, хорошо?) Гарри Поттера, но забыть обиду им такую логику – это, простите, выше моих сил.

Среди других актеров, имеет суть отметить разве что Киарана Хиндса (уже, кстати, видевшегося с Рэдклиффом на одной съемочной площадке. Не забывайте Аберфорта?..). Весьма занимательная игра. Сначала скептик, его мимика вместе с характером храбреца претерпевают важные трансформации ближе к концу, срывая с себя эмоциональную маску и производя на волю все терзавшие его много лет сомнения.

Увлекательный, хоть и далеко не самый уникальный, участник действия.

В целом, Дама в тёмном страдает от своих же кошмаров, но побеждает благодаря собственной же, тщательнейшим образом прописанной обстановке. Это не весьма страшно, но дико атмосферно и притягательно с визуальной точки зрения, а неоднозначная концовка оставляет по окончании себя достаточно приятное послевкусие. Да и, в конечном итоге, пропустить столь увлекательное перевоплощение Рэдклиффа не составит большого труда дурным тоном.

Создатель: Роман Волохов

«Играй до смерти» Трейлер фильма


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться