Схватка. рецензия

Схватка. рецензия

Зарубежные кинокритики назвали картину Джо Карнахана весьма мужским кино и были совсем правы. Причем выражается это свойство фильма отнюдь не только в обилии насилия и мата (этого, в принципе, не так уж и большое количество). А также не в том дело, что все храбрецы ленты — мужчины, возможно кроме того сообщить мужики, юноши от сохи — не смотря на то, что Схватка один из немногих фильмов, где это событие по-настоящему неслучайно.

Мужественность создателей содержится в первую очередь в глубоком погружении в саму психологию Мужчины: что возможно дураком, возможно ворчуном, может опасаться до смерти, но наряду с этим оставаться настоящим храбрецом. И в течении всего фильма нам показывают, как и из-за чего — и для чего и кого! — так происходит. Так что Схватка вправду весьма мужской фильм.

И не по-голливудски честный.

При жажде, возможно упрекнуть создателей в некоей вторичности их работы по отношению к ленте 2009 года Замерзшие. И в том месте, и в том месте пара человек в силу событий вынуждены бороться за собственные жизни с холодом, снегом, стаей и собственным страхом волков. Сходство обстановок, быть может, кроме того разрешает сказать о некоем заимствовании.

То, что в Замерзших трое молодых любителей горных лыж выясняются забыты на застрявшем фуникулере в течение нескольких суток, а в Схватке работники нефтедобывающей компании оказываются оторваны от мира по окончании падения самолета, — не оправдывает сценаристов. Оправдывает второе: громадная серьезность их интерпретации того же сюжета, лучшая реализация той же идеи.

По большому счету Схватка вызывает у нас две совсем четкие ассоциации, одна из которых, изложенная выше, естественна (плагиат не плагиат, но сюжетные аллюзии с Замерзшими кидаются в глаза), а вторая — необычна и заставляет задуматься. Кино снято так, как если бы Адам Грин снял собственный ужастик лет этак 25-30 тому назад на киностудии имени Неприятного. Не считая шуток: до тех пор пока российские киноделы зря пробуют угнаться за фабрикой мечт по части клипового монтажа, летающей цифровых спецэффектов и камеры, такие люди как Джо Карнахан берут для собственных фильмов все лучшее, что было еще у великого советского кинематографа: некую дозу притчевости (и линия с ним, где-то кроме того тарковщины), философичность, упор при не самых эффектной и актуальной манере съемки (которая вообще-то оказывает помощь почувствовать себя частично на месте храбрецов картины — в, мягко говоря, не весьма комфортных условиях) на прекрасной игре и реалистичности персонажей всех подряд актеров.

Тысячу раз правы те, кто говорит, что в случае если за древними греками дробить мастерство на низкую комедию и высокую трагедию, то хоррор, фильмы кошмаров, триллеры — это все-таки катастрофа. В Схватке это ощущается очень очень сильно, потому, что выдающимся образом тут объединены самая натуральная драма и самый натуральный энимал-хоррор (и, несомненно, survival horror).

От лоска и голливудского шика практически ничего не осталось, в противном случае, что осталось — наподобие сцены-штампа в начале, в то время, когда главгерой подумывает о суициде, — думается не очень-то естественным. И исходя из этого слава всевышнему, что таких сцен в Схватке мало. В остальном, пока наблюдаешь фильм, нечайно начинаешь гадать, а куда же ушли те 25 миллионов долларов бюджета, потому что снято все по-советски аскетично и сурово.

Авиакатастрофа продемонстрирована только изнутри салона самолета, без всяких вам эффектных приземлений-погружений в снега, отрывающихся крыльев, мнущихся множественных взрывов и компьютерных винтов. Но страх и напряжение тех, кто был в злосчастного самолета, переданы блестяще. Волки кроме этого не рисованные, да и по большому счету показываются по большей части в темноте либо в снежной буре либо — большими замыслами (лапа, глаза, морда).

Тот случай, в то время, когда главными эффектами становятся игра актеров, диалоги и сюжет, звуковое сопровождение. Но, одну по-настоящему эффектную и масштабно снятую сцену в фильме мы все-таки найдём — эпизод с переправой через пропасть вынудит судорожно сжаться сердце кроме того тех из вас, кто ни при каких обстоятельствах не опасался высоты. А сходу за ним последует, быть может, самая ужасная сцена с участием волков — сцена, которая способна шокировать кошмаром безысходности — и поспорить с ней этом замысле может разве что кошмарный (не смотря на то, что и угадывавшийся, чего греха таить, заблаговременно) финальный твист.

Да, мы имеем дело с психотерапевтической драмой, а иные диалоги у костра сложно воспринять без ухмылки, так они перекликаются с сотнями виденных нами в американском кино сценами психотерапии. Но все-таки солидную часть фильма нам совсем не до хохота, напротив — весьма тяжело не редкость удержаться от слез. Не всякому смелому армейскому кино удается выбить скупую мужскую слезу так же прекрасно как Схватке.

И в также время это хоррор — и в обратном нас уже никто не переубедит. И уж коли начали мы со сравнений с Замерзшими, то закончим еще одним сравнением: Схватка смотрится так, как если бы коммунистический ужастик Псы (1989 года выпуска) решили снять в Соединенных Штатах двадцать лет спустя. И у них оказалось.

P.S.: А куда все-таки ушли те самые 25 миллионов бюджета, поскольку выглядит Схватка от силы на 5? Думается, львиную их долю сожрали отнюдь не волки, а масштабная гонорар и рекламная кампания фильма Лиама Нисона. По крайней мере, мы не желаем верить, что Джо Карнахан и продюсеры переняли у российско-советского кино еще и любовь к распилу бюджетных средств.

[Just saying] \


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться