Займемся любовью, повелитель луж, займемся любовью

Отечественные фильмы понемногу возвращаются на громадный экран

Ура, мы ломим, гнутся шведы: отечественное кино пробилось на громадные экраны. До сих пор их хорошо оккупировали американские фильмы – не вследствие того что реализовывают тайный замысел по уничтожению российского кино, а вследствие того что, в отличие от отечественных, чернушных, были пользуются спросом зрителем. Отечественные картины в случае если и шли, то в безлюдных залах, и неумолимые законы рынка их оттесняли в зону невидимости.

Сейчас внезапно некий прорыв – что это, случайность либо начало новой судьбе?

До сих пор исключений было два: «Брат и» Сибирский «цирюльник». Обе картины идейны, обе позвали споры, эпатировали концепцией и разыгрывали карту ура-патриотизма. Погоду в прокате они, но, не сделали, и по окончании них появилась продолжительная пауза. Но 2002 год, чуть начавшись, дал сходу пара новых прорывов: «Война» Алексея Балабанова, «Звезда» Николая Лебедева, «Займемся любовью» Дениса Евстигнеева и, ожидается, «Повелитель луж» Сергея Русакова.

Первые две продолжают патриотическую линию, но на более реалистичном уровне («РГ» о них уже писала), остальные пробуют увеличить убогий жанровый диапазон отечественного кино; в стилистике всех четырех прилежно усвоены уроки, преподанные нам американскими хитами.

кадр из фильмаЗаймемся любовью, повелитель луж, займемся любовью

Как и Балабанов «Войне», Денис Евстигнеев собственной «Любви» делает инъекцию духоподъемного голливудского эликсира: создатель «Войны» российско-чеченскую действительность подает в дизайне энергичного заокеанского боевика – создатель фильма «Займемся любовью» держит в уме модель типовой молодежной комедии с ее сленгом, сексуальным обалдуйством и характерным возрасту стихийным оптимизмом, для которого кроме того смерть подруги только кочка на ярком пути. Картина сделана для тинейджеров и займет ту же нишу, что «Американский пирог», лишь испеченный в Российской Федерации.

не забывая, что кино – зрелище, его продюсеры и Евстигнеев заботятся, дабы храбрецы были обаятельны, дабы город не был похожим помойку, а его жители на бомжей. Другими словами делают фильм приятный глазу. Это для отечественного нового кино сущий переворот в умах – авторы наконец смекнули, что национальный мазохизм коммерчески неэффективен.

Осознали они да и то, что современный экран трудится прицельно, имея в виду не абстрактного зрителя, а конкретную аудиторию. И потому, перед тем как приступать к мастерству, овладевают ремеслом – строят фильм как строение, снабжая его не только несущими конструкциями сюжета (они тут добротны), но и разнообразными архитектурными излишествами – аттракционами наподобие не существующего в природе «музея кошмаров», каким предстает скромная криминалистическая лаборатория, место практики одной из героинь.

кадр из фильма

Такие инъекции голливудского опыта стали обычны для мирового кино, которое преодолело ипохондрию и вышло на тропу важной конкурентной борьбы: «Пятый элемент» был Лукасом по-французски, «Крадущийся тигр, затаившийся дракон» – гибридом калифорнийской фабульной модели с китайскими боевыми ноу-хау, «Сибирский цирюльник» увязал национальный плач по «России, которую мы утратили» и монархическую зацикленность автора с голливудским бюджетом, американской традицией и соответствующей зрелищностью вывешивать на каждом балконе патриотический флаг. В любых ситуациях эти инъекции дали национальному кино замечательный толчок на массовые экраны.

Вопрос в том, как фильм остается национальным – высказывающим сознание данного народа. Именно с этим у Евстигнеева все в порядке: раздолбайство «Американского пирога» счастливо ужилось с социальным оптимизмом «Я шагаю по Москве» и сугубо русскими рефлексиями «Заставы Ильича», раскрепощенный разговор о сексуальных проблемах робкого ребёнка – с чистой душевной организацией песенки «Орлята обучаются летать». В этом кино мы прекратили быть Азией и перепрыгнули кроме того через циничную Европу сходу к американскому простодушию, которое в сердцах миллионов, как продемонстрировала практика, находит самый сильный отклик.

кадр из фильма

Равным образом создатель (сценарий Арифа Алиева) отбросил предрассудок по поводу кино, отражающего жизнь, и возвратился к кино как к симпатично (либо умело, либо сильно, в любом случае весьма интересно) сконструированной истории. Обычный юноша мучается обычными комплексами, его подзуживают девушки и друзья, но ожидает его прекрасная любовь. В случае если имеется рохля – к нему нужен супермен, победительный и удачливый.

Обоим нужна некая авантюра, в меру безумная, в меру безобидная. И наконец, в Российской Федерации сейчас без криминала никак – так что будет крутая интрига с новорусской свадьбой, страшной местью и побегом невесты, практически комедия на миг станет практически катастрофой, но все, как в «Титанике», кончится прекрасно.

Наконец, с фильмом «Займемся любовью» на отечественные экраны пролился поток имён и новых лиц – по большей части неумелые актеры демонстрируют редкую органику, изображая, как водится в молодежном кино, самих себя. Целый данный процесс, как сообщено, легко уподобить стройке: в случае если до сих пор мы пробовали корячиться молотом а также серпом, то сейчас перешли на индустриальный способ. Что фантазии хорошего архитектора не мешает, а кроме того ее подхлестывает.

кадр из фильма

В отечественном «Повелителе луж» кроме того наименование отсылает к ненашим хитам мирового проката. Данный фильм Сергея Русакова – осуществленная мечта Никиты Михалкова о альянсе американского киноразмаха с русским фольклором: в билл-гейтовском антураже внутрикомпьютерных приключений действуют лихие кадеты российского ВМФ, лешеватый хитрован a la храбрецы артиста Милляра и подобие Водяного по имени Скафандрыч, но с выговором Данилы-мастера.

Современная сказка про техногенные чудеса с перекачиванием информации из живых организмов решена в героико-комедийном стиле «Королевства кривых зеркал»: в том месте вываривают эликсир неприязни, и отечественные хорошие дети должны посрамить нехорошего злодея врача Смога, в котором, при всей иноземности обличья, легко различить черты Кощея Бессмертного. Имеется и занятная смесь российского интеллектуала профессорского типа с Ильей Муромцем, что сидит-сидит на печи, но в нужную 60 секунд на неприятеля поднимет дубину – медвежеподобный храбрец культового артиста-любовника Сергея Виноградова.

Таковой фильм уж совершенно верно требует бюджета – в том месте эффекты и большое количество компьютеров. Нужно сообщить, в данной области авторы были более изобретательны, чем в сюжетосложении – в некоторых эпизодах им удалось преодолеть родимый картонаж и выйти на уровень еще не Лукаса, но уже студии Hallmark с ее милым чудесным наивом. А в фабуле все-таки сплоховали: она придумана невнятно и не всегда остроумно, так что я осознаю красивых мелких актеров, каковые все делают по совокупности Станиславского, но в глазах у них через чур довольно часто читается: «Не верю!».

При всем Повелитель и «том луж» светло говорит о том, что «процесс отправился». Рассчитанный на подростков, он в полной мере может завладеть их воображением в качестве компьютерной бродилки, а как проба пера в области жанрового кино мне думается практически успешным. Детских фильмов у нас не было целую вечность – и вот он в крови и плоти, в яркой картине и профессионально записанном «долби».

А вдруг отыскать в памяти об успехе «Сказа про Федота-стрельца» Сергея Овчарова, что сделан уже без оглядок на Голливуд, но вошел в круг фаворитов видеопродаж, перемена ветров делается очевидной, и обширно заявленные похороны отечественного кино снова отменяются.

NEW! MAX BARSKIH — LET’S MAKE LOVE


Темы которые будут Вам интересны: