«Закрытая школа»: асташенок ждет подвоха от режиссера

Александр Асташенок недавно переквалифицировался из музыканта в актеры. В 2010 году окончил ГИТИС, с того времени снялся в нескольких картинах, а на данный момент целыми днями исчезает на съемочной площадке четвертого сезона сериала «Закрытая школа». Мы поймали Александра в коридорах «АМЕДИА» и поболтали с ним о семье, роли и работе случая в жизни.

— Александр, сейчас вы кто больше: актер либо музыкант?

Александр Асташенок: Актер. Музыкой на данный момент деятельно не занимаюсь. С ней все ясно: я играюсь на музыкальных инструментах и пою всю жизнь, последние десять лет — профессионально.

В это время судьбы мне увлекательна актерская профессия, хочется в ней закрепиться, продемонстрировать себя.

— Поведайте о собственной роли в новом сезоне «Закрытой школы»?

Александр Асташенок: Играюсь студента Алексея Барышникова. Он приезжает в школу забрать собственную младшую сестру на лето к себе и по различным стечениям событий остается в учебном заведении. Вот тогда-то и начинаются приключения. Покажется угроза обрушения строения школы.

Леша будет помогать ученикам и учителям, поскольку он заканчивает архитектурно-строительный университет. Но, понимаете, я не исключаю, что будет какой-то подвох. В то время, когда у Марка (Марк Горобец — режиссер. — Прим. авт.) дергается правая рука, это значит, что он что-то задумал (радуется).

Шучу, шучу.

— Поведайте про собственный детство, были ли в вашей семье какие-то традиции?

Александр Асташенок: Да нет, никаких особых традиций не было. Разве что громадные праздничные дни постоянно отмечали всей семьей. Планировал целый клан, впредь до сестёр и троюродных братьев.

— А в экономический колледж как попали?

Александр Асташенок: Родители настояли. Они с самого детства вбивали мне в голову, что артист — это не профессия. Мама у меня педагог начальных классов, а отец всю жизнь проработал в нефтегазовой индустрии, но вы не думайте, никакими нефтяными башнями он не обладает.

Первый год я кроме того хорошо получал образование колледже, но позже забил. Мне это образование по большому счету не понадобилось.

«Закрытая школа»: асташенок ждет подвоха от режиссера

— Практически десять лет прошло с того времени, как вы попали на «Фабрику звезд»…

Александр Асташенок: Да, но все началось пара раньше. В моем родном городе Оренбурге мы с приятелями организовали группу, достаточно удачно выступили на местном  фестивале и нас пригласили в Москву. В столице нас увидел Игорь Матвиенко, правильнее, меня. Он дал мне собственный номер телефона и попросил позвонить через два дня, после этого позвал к себе в студию.

Мы с ним пообщались, я дал ему собственные аудиозаписи и уехал к себе. Это был 1999 год. Прошло три года. В 2002 по телевизору шли анонсы кастингов «Фабрики звезд».

На экране Олег Газманов прикладывал к уху телефонную трубку и сказал: «Слушаю!, мы ищем таланты». Я сидел и считал, что на данный момент лишь блатные в том направлении попадут и мне кроме того не следует пробовать. И в эту секунду раздался звонок. Это звонили от Игоря Матвиенко, приглашали в Москву.

Вот так все и началось.

— Москва впечатлила?

Александр Асташенок: Дабы представить, что я ощущал, нужно мало знать историю моей семьи. У меня не было ни связей, ни понтов, родители постоянно жили небогато. В этот самый момент меня из ниоткуда «запинывают» на самый верх. Это очень сильно бьет по мозгам. В то время, когда у тебя не было ничего и внезапно показалось все, принципиально важно не сойти с ума. Первое место на «Фабрике», 16-тысячный «Олимпийский».

Была эйфория, да, но заслуженная. Я себе тогда сообщил: ровно год буду делать все, что захочу: путешествовать, видеться с приятелями, тратить деньги, в общем, уйду в полный отрыв. И вот спустя год я начал видеться с будущей супругой Леной (Елена Венгржиновская была директором группы «Корни». — Прим. авт.).

— Это же хороший служебный роман?..

Александр Асташенок: Да, все по закону жанра. Сперва у нас была ужасная отвращение друг к другу. Лена думала, что я через чур легкомысленный, а мне казалось, что она через чур много на себя берет.

Перелом произошёл, в то время, когда я заболел. Помой-му очевидная обстановка, но Лена была единственным человеком, что начал за мной заботиться, не обращая внимания на то, что до этого мы на дух друг друга не переносили. Я постоянно стараюсь обращать внимание на символы. В тот момент осознал, что желаю связать с Леной собственную жизнь.

Уже восемь лет совместно.

— Как в вашей семье распределяются обязанности?

Александр Асташенок: Я получаю деньги, на Лене целый дом. Стараюсь помогать, но не всегда получается. Отечественной дочке Виктории уже семь лет, 1 сентября она отправилась в первоначальный класс.

Кстати, символично: дочка отправилась в школу, а я начал сниматься в «Закрытой школе». Обучаться она начала с наслаждением, но я ее предотвратил, что это желание пропадет через несколько месяцев (смеется).

— Кем видите ее в будущем?

Александр Асташенок: По кастингам ее не таскаю, в юные годы популярность — это очень страшно. Психика обязана окрепнуть сперва. Мне думается, у нее имеется задатки артистки, но еще необходимо присмотреться.

В противном случае на данный момент все дети такие неусидчивые. Возможно, это естественно, в отечественное время-то не было для того чтобы количества телевизионных каналов, гаджетов… Исходя из этого на данный момент главная задача — вынудить ее на чем-то сконцентрироваться и закончить.

— Александр, а чем на данный момент занимается ваш брат Дмитрий? В далеком прошлом про него не слышно ничего.

Александр Асташенок: Дима — какой-то несгибаемый человек, я у него обучаюсь терпению. Он попал на «Фабрику» в 2003 году, через четыре месяца по окончании меня. Ушел оттуда первым. И с того времени занимается музыкой. В прошедшем сезоне выпустил несколько интернет-видеоклипов, записал пара композиций.

Он на сто процентов уверен, что все окажется. Сперва я его ругал, сказал, дабы он отыскал работу, занялся вторым делом. Но сейчас наблюдаю и осознаю: необходимо верить в то, что делаешь.

— Вы были участником самой первой «Фабрики звезд», с того времени на отечественном телевидении вышли десятки похожих проектов. Не изжили ли себя подобные шоу?

Александр на данный момент: Не могу ответить на данный вопрос конкретно. По идее, да. Но иначе, я являюсь лучшим примером того, как человек из глубинки может осуществить мечту. Разве возможно лишать людей таковой возможности? Действительно, на данный момент большое количество невостребованных артистов. И их плодят не только «Фабрики», но и театральные университеты.

И любой желает стать известным, получать деньги. Но это нереально.

Возможно, подобные проекты сделаны для зрителей. Так как все мы любим сказку про Золушку. Так что, пока люди мечтают о ярком будущем, будут такие шоу.

— С вашим именем не связано никаких скандалов. Из-за чего про некоторых артистов всегда пишут в желтой прессе, а кому-то удается этого избежать?

Александр Асташенок: Это зависит от желания артиста. Вы что думаете, желтая пресса вправду подкарауливает звезд, а после этого публикует разгромные материалы? У тридцати процентов, пожалуй, так, остальные же семьдесят платят за то, дабы о них написали. Это их путь.

Я никого осуждать не планирую, но сам не стремлюсь к таковой славе. Я не скандальный человек, мне хватает того, что я участвую во многих занимательных проектах, а также в «Закрытой школе», общаюсь с молодыми актерами.

— Вам уже 30, не пробовали подводить какие-то промежуточные итоги?

Александр Асташенок: Думаю, пока рано. Через полгода все может измениться. Я не из тех, кто обожает почивать на лаврах. Мгновенно могу все поменять.

К примеру, уйти из группы, которая занимала первые места в хит-парадах, остановить работу с лучшим продюсером и начать все заново в второй профессии. Значит, так было необходимо.

Разговаривала Анна Валиева

ЗАКРЫТАЯ ШКОЛА — КАК ЖИВУТ АКТЕРЫ СЕРИАЛА СЕЙЧАС В 2017 ГОДУ


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться