Гильермо дель торо рассказал о монстрах и людях из формы воды

Гильермо дель торо рассказал о монстрах и людях из формы воды

Прославленный мексиканский режиссер, номинант на Оскар, лауреат вторых премий и просто человек с весьма своеобразной фантазией и яркой, Гильермо дель Торо опять вынудил критиков заговорить о себе. Его ошеломительный успех на Венецианском кинофестивале как бы намекает: создатель Лабиринта Фавна и Хребта дьявола еще ого-го!

Дело в том, что сейчас мы слышали от дель Торо лишь ворчание о том, как роскошны могли быть Хребты сумасшествия в его экранизации, и что Хеллбоя ему зарубили, но в это же время, мужик готовил что-то новое и необычное.

Фильм Форма воды:

Это история об отношениях существа-амфибии и немой девушки по имени Элиза на фоне противостояния СССР и США во времена Холодной войны, приблизительно в первой половине 60-ых годов двадцатого века. В тайной национальной лаборатории одинокая Элиза вынуждена проводить собственные дни в изоляции и молчании от остального мира. Но все изменяется, в то время, когда совместно со своей сотрудником Зельдой она раскрывает подробности сверхсекретного опыта…

О создании собственной новой картины и, самое основное, собственного нового чудовища режиссер расказал журналистам The Hollywood Reporter.

Что делает этого монстра особым?

Потребовалось три года, дабы спроектировать его от начала до конца, по причине того, что мне не хотелось ссылаться ни на существо, которое я создал в Хеллбое на базе персонажа Майка Миньолы, ни на Тварь из Тёмной лагуны, которую можно считать Кинг-Конгом среди людей-амфибий. Я желал применять тёмных карпов с японских картин, я желал обратиться к другим животным и саламандрам из дикой природы, но одновременно с этим мы желали сделать его похожим на [знаменитого исполнителя роли и американского пловца Тарзана в черно-белом кино] Джонни Вайсмюллера, скрестить тело быка и тело пловца.

С целью достижения совершенного баланса потребовалось около шести скульптур. И это должен был быть центральный храбрец, вот в чем вещь. В большинстве случаев монстры находятся на заднем замысле либо появляются иногда. Единственное, что потребовало столько же времени —это макияж Рона Перлмана в Хеллбое.

И в том и другом случае они были центральными действующие лица в фильмах.

Для какого именно персонажа было сложнее всего отыскать актера?

Я писал специально для Салли Хокинс, я писал специально для Октавии Спенсер, и я писал специально для Майкла Шеннона. Я встретил Салли на вечеринке за несколько лет до съемок. И я сообщил: Я пишу для тебя сценарий.

Вы ни при каких обстоятельствах не виделись с ней перед тем, как начали писать?

Нет, я не встречал ее раньше. Я знал ее лишь по фильмам.

Какая же кинолента вынудила вас придумать для нее роль?

Они все. В первоначальный раз я заметил Салли в сериале BBC 2005 года называющиеся Бархатные пальчики. Это была история любви между двумя дамами в Лондоне. Картина не была щекотливой, это был красиво и конечно. Любовь между персонажами была таковой красивой, живой, невинной и радостной. После этого я встретился с ней в Беззаботной.

Она придала чистоту этому персонажу, что и вытянул всю историю. По окончании Субмарины я решил: Напишу фильм для нее, по причине того, что она красива.

Что вы вынесли для себя по окончании работы над данной картиной?

Это был сверхсложный фильм. Мы пробовали придать ему замечательный размах. Мне хотелось, дабы это смотрелось на 60 миллионов американских долларов, но мы сняли все за 20 миллионов.

Это потребовало изобретательности, которая выработалась у меня за последние пара лет при создании сериала Штамм. Я обучился трудиться стремительнее. Я обучился быть эластичным.

Это были поразительно тяжёлые съемки, весьма изнурительные.

Имеется ли в данной ленте социальный подтекст?

Это неизменно весьма актуально, по причине того, что это история любви. Это весьма романтический фильм, но данный фильм не только про 1962 год — про тот момент, в то время, когда американская мечта пребывала на вершине, а позже была убита вместе с Кеннеди, уступив место разочарованию Вьетнама — это еще и о отечественном времени, не только о политике, но и о том, что мы живем в эру, в то время, когда разобщённость и ненависть стали так привычны. Сказать о привязанности и любви… людям практически стыдно сказать об чувствах.

Мысль фильма пребывает в том, что любовь и вода — самые сильные вещи во Вселенной, и они принимают любую форму, которая нужна, дабы найти вас.

Вы большое количество писали в Твиттере о политике и президентстве Трампа. Воздействует ли сегодняшний политический климат на вас как на живописца?

Любопытно, что будучи мексиканцем я чувствовал данный политический климат годы и годы назад. Он никуда не уходил. В этом моя мысль. Все, что было неправильно в 62-ом — расизм и сексизм — все еще существует. Я начал писать данный сценарий в 2011 и 2012 годах, и уже тогда это была история обо всех этих вещах. Все о чем я говорю, на данный момент возможно заметить более наглядно, но это постоянно существовало.

Не смотря на то, что я ни при каких обстоятельствах не считал, что замечу открыто нацистские сборища, подобные недавним маршам в американских городах.

Вот так создаются шедевры кинематографа. Ну, хорошо, мы же сами еще не видели — шедевр либо не шедевр. Но по крайней мере, обращение очевидно идет об увлекательном и ярком (дель Торо в противном случае не может) кино.

Вот лишь ожидать продолжительно. Форма воды приплывет в российские кинотеатры 18 января 2018 года.

Просматривайте кроме этого:

13 твитов Гильермо дель Торо о создании монстров

За наводку на интервью благодарю Павлу Афанасенко.

Форма воды — Кино о любви Дель Торо к монстрам (Обзор)


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться